КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности
  • Главная
  • >
  • Об эффективности расследования дел по заявлениям о пытках

Об эффективности расследования дел по заявлениям о пытках

03.10.2014

 

В один из дней проходившей в конце сентября в Варшаве ежегодной конференции ОБСЕ по человеческому измерению состоялось рабочее заседание (сайд-ивент) в рамках проекта «Деятельность по свободе от пыток в Казахстане и Таджикистане». Среди участвовавших в заседании представителей КМБПЧиСЗ была Анара Ибраева, директор филиала КМБПЧиСЗ в Астане. Публикуем ниже тезисы ее выступления на сайд-ивенте.

 

Тезисы к выступлению

 

В целом, даже с учетом предпринимаемых усилий Генеральной прокуратуры РК, на сегодня пока не представляется возможным утверждать об эффективном расследовании дел по заявлениям о пытках.

 

Орган расследования. Альтернативная подследственность (между МВД и АБЭКП) установлена ст. 192 УПК РК. Де-факто: проверка и расследование, как правило, проводятся как органами, в которых работают субъекты пыток, так и специальными прокурорами.

 

На заявление о возбуждении уголовного дела о пытках жертва получает ответ: обжалуйте в порядке ЗРК «Об административных процедурах» и «О порядке рассмотрения обращений граждан» (пример: ответ и.о. прокурора г. Балхаш от 10.09.2014 г. по делу о принудительной госпитализации в психиатрический стационар адвоката З.Мухортовой).

 

Процедура расследования установлена УПК РК. Указание о назначении и производстве

СМЭ, СПЭ и требование «информировать СМИ о результатах проверок, проведенных по публикациям»[1] определены Инструкцией ГП РК (Приказ[2] №7 от 01.02.2010 г.). Между тем, эти положения не всегда исполняются.

 

Де-факто: доследственная проверка ограничивается опросом субъектов пыток. Журналисты и СМИ не информируются о результатах проверок по публикациям.

 

Обжалование и сроки расследования. Администрация мест содержания под стражей обязана в соответствии со ст. 104 УПК немедленно передать прокурору жалобы  о применении пыток, поступившие от задержанных или арестованных лиц[3].

 

Сроки проверки жалобы о пытках прокурором установлены в пределах 5, а в исключительных случаях 15 суток (п.2 ст.108 УПК) с уведомлением лица о принятом решении.

 

Де-факто: такие жалобы не «выходят» за пределы учреждения; механизм подачи жалоб о пытках неэффективен; «доводы не подтвердились», в большинстве случаев; заявление о пытках в суде не выделяется в отдельное производство, а заканчивается/продолжается вместе с уголовным делом об обвинении лица. Только с приговором можно обжаловать результаты рассмотрения заявления.

 

Доказывание.   Пытки характеризуются латентностью, соответственно процесс доказывания затрудняется ввиду отсутствия свидетелей (как правило), своевременного доступа к закреплению следов преступления и проч.

 

Так, СМЭ назначается дознавателем/следователем, однако, де-факто доступ к СМЭ/СПЭ не всегда имеется;

– врачи мест содержания под стражей подчиняются администрации учреждения, то есть зависят от органов МВД, а не Минздрава;

– институт независимой СМЭ не создан, а Центр СМЭ находится в стадии перехода из подведомственности Минздрава в Министерство юстиции;

– эксперты не руководствуются положениями Стамбульского протокола, и в Правила определения тяжести вреда здоровью[4] не имплементированы положения Стамбульского протокола;

– суды не всегда принимают независимые экспертные заключения о причинно-следственной связи последствий и методах пыток (пример, дело Мухортовой, апелляционной инстанцией Карагандинского областного суда заключение психиатра С.Молчанова из Павлодар подвергнуто сомнению, поскольку диагноз выставлен комиссией врачей из трех психиатров);

– в суде ходатайства о признании доказательств  (полученных с применением пыток) недопустимыми, из нашей практики, остаются открытыми, либо подвергаются сомнению в отсутствии расследования, которое бы соответствовало требованиям Конвенции против пыток (в нарушение п. 14 вышеназванного Нормативного постановления Верховного суда РК);

– в ИВС (например, ДВД Астаны) при наличии у водворяемого лица телесных повреждений, судебно-медицинский эксперт не вызывается, что нарушает требования Совместного приказа нескольких министерств[5].

 

Гарантии безопасности закреплены в ст. 100 УПК РК. Де-факто:  отбираются заявления об отзыве жалобы, отказе от безопасности (пример: дело А. Ушенина, ЕЦ-166/5 ДУИС г.Астана); предполагаемые виновные временно не отстраняются от должности и не изолируются во избежание препятствий в расследовании, что затрудняет реализацию принципа независимой проверки заявления о пытках.

 

Это были тезисы выступления Анары ИБРАЕВОЙ,

директора Астанинского филиала КМБПЧиСЗ

 



[1] Совместный приказ о взаимодействии правоохранительных органов и субъектов гражданского общества при осуществлении проверок жалоб о пытках и иных недозволенных методах ведения дознания и следствия, а также уголовного преследования по данным фактам.

[2] Инструкция о проверке заявлений о пытках и иных незаконных методах, связанных с жестоким обращением с лицами, вовлеченными в уголовный процесс и содержащихся в специализированных учреждениях, и их предупреждению.

[3] Пункт 11 Нормативного постановления Верховного суда РК от 28 декабря года №7 «О применении норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства по вопросам соблюдения личной свободы и неприкосновенности достоинства человека, противодействия пыткам, насилию, другим жестоким или унижающим человеческое достоинство видам обращения и наказания».
 

[4] Инструкция по организации и производству судебно-медицинской экспертизы

(утверждена приказом министра здравоохранения РК от 20 мая 2010 года № 368.

[5] Совместный приказ министра здравоохранения РК от 29 января 2010 года № 56, министра юстиции РК от 1 февраля 2010 года № 30, министра внутренних дел РК от 1 февраля 2010 года № 41 и председателя Комитета национальной безопасности РК от 30 января 2010 года № 15 «Об обеспечении обязательного участия специалистов в области судебной медицины в проведении медицинского освидетельствования на предмет наличия телесных повреждений у лиц, находящихся в изоляторах временного содержания, следственных изоляторах и учреждениях уголовно-исполнительной системы».

 

Добавить комментарий

Смотрите также