КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности
  • Главная
  • >
  • Новый срок для пострадавших

Новый срок для пострадавших

03.04.2014

31 марта в Уральском городском суде завершился начавшийся в декабре прошлого года суд над заключенными, обвиненными в организации августовского бунта в колонии РУ 170/2 (см. «После бунта»).

 

Трое суток бунта заключенных – с 19 по 21 августа 2013 г. в уральской колонии не прошли бесследно ни для одной из сторон конфликта.

 

В августе были проведены плановые обысковые мероприятия  и по заявлениям осужденных, обыск сопровождался беспричинными избиениями узников, как со стороны сотрудников колонии, так и военнослужащих внутренних войск.

 

Итогом последовавших после тех событий разбирательств стал новый судебный процесс в отношении  семерых заключенных, по версии следствия – организаторов бунта. Также за содействие в доставке запрещенных предметов и средств ранее были осуждены четверо работников РУ 170/2. Еще одно дело  – за применение пыток – все еще на стадии следствия.

 

Вместе с тем, должности лишился и начальник колонии Адильхан Иргалиев (кстати, одним из требованием бунтовщиков было увольнение «царя зоны»), однако сейчас он переведен на должность заместителя начальника в другое учреждение.

 

Суд не стал сильно вдаваться в подробности, что же на самом деле послужило причиной противостояния «колонистов» и сотрудников администрации. Хотя за те дни 64 заключенных совершили акты вскрытия животов и вен, многие из них были избиты в ходе наведения порядка на «зоне». Притом первые «вскрывшиеся» и помещенные в карантинное отделение вновь подверглись избиениям. После этого затишье перешло в новую фазу противостояния и всплеска насилия.

 

Зато вместо истины гособвинитель «порадовал» участников процесса нововведением,  потребовав в суде помимо дополнительных сроков заключения взыскать с уже осужденных издержки за предоставленные государством дежурных адвокатов, которых подзащитные видели несколько раз на следствии.

 

 – Со слов гособвинителя, оказывается, в Уральске такая судебная практика: на следствии защита обвиняемым предоставляется бесплатно (в силу требований ст.71,ст.72 УПК РК), а вот в суде гособвинитель просил суд взыскать судебные издержки – за оказанную обвиняемым адвокатскую бесплатную защиту на следствии! – возмущается адвокат (фамилия и имя адвоката имеется в редакции) одного из подсудимых  – Ердоса Балкыбекова.

 

Добавочно участникам бунта был предъявлен гражданский иск за якобы испорченные во время противостояния постельные принадлежности и использованные медицинские препараты. При этом иск предъявили по копиям актов с условными цифрами (матрасов 10 шт., подушки 10 шт. и т.д., итого энная сумма). На вопрос, откуда эти цифры, сотрудники, подписавшие акты, пояснили: подписали уже готовые акты, составленные юристами и бухгалтерами. Далее юрист учреждения принесла в суд акты на списание малоценных и быстроизнашивающихся предметов, где в графе «утверждаю» нет подписи начальника учреждения и нет печати учреждения…

 

 – Бухгалтера других организаций нам рассказали, что счетов на списание малоценных и быстроизнашивающихся предметов нет, так как у нас единая бухгалтерская система 1С. Напрашивается вопрос: как умудрились списать крупные суммы по несуществующим счетам, как пытаются (а гособвинитель настаивает) взыскать с подсудимых деньги по не имеющимся на балансе счетам учреждения, тем более по актам на списание малоценных предметов, не утвержденные подписью начальника и не заверенные печатью учреждения? Следовало бы вынести частное постановление и дать поручение сотрудникам КНБ и финполиции разобраться с актами на  списанные малоценные предметы! – высказалась адвокат. Тем более, что по показаниям экс-начальника колонии после бунта у заключенных было изъято на 150 матрасов больше (которые он сдал на склад), чем проходит по бумагам.

 

Но в гораздо большей степени, как защитников, так и подсудимых, возмутило нежелание суда реагировать на факты избиения заключенных до, во время и после бунта.

 

Из-за того, что Балкыбекова более месяца пытали, он совершил  суицид, но его реанимировали. После этого, увидев Ердоса, я была в шоке и не могла смотреть на него без слез: приволокли «месиво», он еле разговаривал и еле дышал, все его тело было черным от гематом и ран, – возмущается адвокат заключенного. Правда, в отличие от своих сотоварищей по несчастью, он отказался подписать готовые признательные показания и объяснительную об отсутствии претензий за побои, напротив, сам написал заявление о пытках, когда его истязали, требуя взять на себя организацию неповиновения, несмотря на то, что Ердос в тот момент находился в медсанчасти. И в отношении сотрудников РУ 170/2 и РУ 170/2, а также военных В/Ч 5517 дело все же возбудили.

 

Судебный процесс завершился ожидаемым признанием заключенных виновными в организации группового неповиновения законным требованиям администрации учреждения.

 

– В ходе следствия были установлены организаторы преступления, ими оказались 7 осужденных, имеющих влияние на остальных отбывающих наказание. Все они приговором суда признаны виновными в совершении преступления по статье 360 ч.3 УК РК. Организатор преступления приговорен к 6 годам лишения свободы. Путем сложения наказания окончательно его приговорили к 7,5 годам. Остальные шестеро получили по 5 лет 1 месяц лишения свободы, – сообщила газете «Уральская неделя» пресс-служба облсуда.

 

Следует отметить, что все обвинения основаны лишь на словах нескольких свидетелей, выступивших под псевдонимами, которых на допросах в суде умудрились перепутать. Допрашивали «Ерлана», оказавшегося впоследствии «Нурболатом» и т.д. По версии следствия закреплением доказательств являются протокола осмотра происшествий на мест, тоже проведенные с нарушениями. Приобщенные видеозаписи приостанавливались и снова возобновлялись, но в протоколах об этом не говорится. Вещдоки, со слов сотрудников учреждения, вроде как упаковали в пакеты, но в суде они никак не исследовались. Иные заключения экспертиз и фонограммы разговоров отсутствуют. Так что остается полагаться только на слова…

 

Наконец, когда вопрос затронул обоснованность обысковых мероприятий, то в качестве аргумента было заявлено об изъятых наркотиков и спиртного. И опять Адильхан Иргалиев  – экс-начальник колонии, выступавший в качестве свидетеля, относительно изъятых наркотиков на суде уже не помнит, а спиртное было изъято, но без составления акта изъятия.

 

Во время уральского бунта пострадало 64 заключенных. В прокуратуру Западно-Казахстанской области поступило более ста заявлений о пытках в отношении спецконтингента колонии РУ 170/2. Со скрипом к рассмотрению было принято только одно заявление о пытках – от Ердоса Бакылбекова. С такой же неохотой судья, ведущий процесс в отношении заключенных, согласился приобщить постановление о возбуждении уголовного дела за применение пыток в материалы дела.

 

Е.Бакылбеков был приговорен Уральским судом к 6 годам лишения свободы. Правда, суд отказал обвинению и возложил обязанности на возмещение издержек госзащитников на государство, одновременно признав исковые требования к подсудимым на возмещение заявленного материального ущерба.

 


Добавить комментарий

Смотрите также