КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Телефон недоверия

22.11.2017

Напомним, в ночь на 24 сентября 2012 года Диляра со своим молодым человеком везли ее мать Светлану Шакирову в аэропорт. Однако до пункта назначения они не доехали – на пересечении улиц Фурманова и Толе би их машину снес летевший на красный свет Mercedes, за рулем которого сидел не имевший водительских прав курсант Академии МВД Жасулан Канарбаев. Водитель и пассажиры «мерседеса» погибли на месте, а Диляру увезли на “скорой” в БСНП, где она в ту же ночь скончалась в результате внутреннего кровотечения.

Правда, отцу девушки Фархату Агишеву стоило немалых трудов доказать, что его дочь вообще привозили в больницу, поскольку все медицинские документы таинственным образом исчезли. Кроме того, экспертиза показала, что Диляра получила «несовместимые с жизнью» травмы вроде перелома черепа, отрыва позвоночника и других повреждений. Хотя девушка сама вылезла из машины, ходила, разговаривала, что при таких травмах сделать было бы невозможно.

В связи с этим происшествием возбудили ряд уголовных дел, в том числе в отношении медицинских работников, дежуривших в ту ночь в БСНП. В марте этого года Алмалинский районный суд признал травматолога Жангельды Сулейменова, анестезиолога-реаниматолога Бахтияра Бектурсинова и хирурга Марса Байниязова виновными в совершении правонарушения, предусмотренного статьей 114 (ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским работником) Уголовного кодекса в редакции 1997 года. Но при этом подсудимые были освобождены от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности.

Между тем Фархат Агишев на этом останавливаться не собирался – после оглашения приговора по делу врачей он заявил, что намерен раскрутить весь клубок нарушений и лжи, с самого начала сопровождавший эту историю. И следующим шагом стало требование о пересмотре дела о краже мобильного телефона Диляры по вновь открывшимся обстоятельствам. Дело в том, что в этом обвинили, а затем осудили на полтора года лишения свободы условно молодого человека по имени Александр Сластухин. Он оказался случайным свидетелем аварии и помогал вызволять пострадавших из искореженных машин. По версии следствия, он умыкнул телефон на месте происшествия, однако Фархат Агишев утверждает, что это не так.

– Я разговаривал с дочерью по телефону, когда она уже находилась в БСНП, – говорит он. – Есть детализация звонков с моего и с телефона Диляры. Кроме того, теперь у нас есть свидетель. В ходе судебного процесса по делу врачей этот факт подтвердила врач «скорой» Елена Барковская, которая видела, как дочь говорила по телефону. Так что телефон пропал в больнице. Сластухин никак не мог его украсть, потому что находился на месте аварии. Я думаю, что его просто запугали и заставили признаться в краже. Поэтому я написал заявление о пересмотре дела. Это важно, потому что если будет доказано, что он телефон не воровал, тогда сразу выявится череда ложных показаний сотрудников полиции, врачей и экспертов.

Заявление Фархата Агишева о пересмотре дела Александра Сластухина рассматривалось вчера в Медеуском районном суде № 2. Правда, не успело судебное заседание начаться, как Агишев заявил отвод судье Залине Махарадзе. Свои действия он объяснил тем, что судья, ознакомившись с делом, должна была без назначения судебного заседания отправить дело в прокуратуру. Кроме того, она, еще не будучи судьей, работала секретарем судьи Алматинского городского суда Людмилы Бектемировой, рассматривавшей апелляционные жалобы по делу врачей.

– Я ни в коем случае не хочу ничего плохого сказать о вас, ваша честь, – сказал он судье. – Я вас не знаю. Но есть опасность того, что на вас будет оказываться давление.

Вопрос об отводе судьи будет рассмотрен сегодня.

ИСТОЧНИК:
Газета «Время»
www.time.kz/articles/risk/2017/11/21/57891-telefon-nedoverija 


Добавить комментарий

Смотрите также