МИД не уполномочен, но заявляет

29.10.2015

22 октября в Астане во время очередного заседания Консультативно-совещательного органа «Диалоговая площадка по человеческому измерению» (КСО ДПЧИ) при МИДе РК ключевым моментом стала тема спорного закона о финансировании НПО. При том, что мнения на площадке высказывались диаметрально противоположные, однако чуть позже в казахстанских СМИ появились один в один сообщения о единогласном одобрении законопроекта всем «третьим сектором» страны.

«Гражданский сектор Казахстана согласился с тем, что давать возможные сценарии негативного использования законопроекта преждевременно, и выразил готовность продолжить работу с министерством культуры и спорта над подзаконными актами данного законопроекта. Министерство, в свою очередь, поддержало инициативу национальных НПО», – указывается в результативной части подобных сообщений.

Хотя сами журналисты на заседания диалоговой площадки не допускаются, но на сайте МИДа РК появилась официальная точка зрения, получившая распространение, где, отметив присутствие правозащитных организаций и их обеспокоенность законопроектом, все же решили не акцентировать внимание на мнении оппонентов законопроекта.

Насколько версия «форин офиса» соответствует действительности, высказываются непосредственные участники последней встречи, члены КСО ДПЧИ.

Жемис Турмагамбетова, исполнительный директор общественного фонда «Хартия за права человека», достаточно категорична:

– Никакой поддержки гражданского общества в целом по этому документу не было. Наоборот, этот законопроект был подвергнут жесточайшей критике членов и участников КСО. Были заданы нелицеприятные вопросы представлявшему законопроект вице-министру культуры и спорта господину Адильханову. В одном из ответов он сказал: от нас в парламент уходил документ, одобренный всеми членами (КСО ДПЧИ – А.Г.). Почему он в парламенте приобрел при обсуждении такой нелицеприятный вид, это вопрос риторического плана. И поэтому мы поддержали письмо в адрес премьер-министра, в котором поднимается вопрос, что суверенный рейтинг Казахстана, возможно, будет снижен при принятии этого закона. Наши неоднократные обращения и к парламентариям обеих палат, и к другим государственным органам не возымели своего действия. Поэтому мы вынуждены будем опять обращаться во все международные структуры, от которых будет зависеть присвоение Казахстану суверенных рейтингов.

Зульфия Байсакова, председатель «Союза кризисных центров», обращает внимание на целый ряд моментов, вызвавших споры при прочтении законопроекта:

 – Не совсем так, – представила свою точку зрения в отношении распространенной информации З.Байсакова. – Причем ряд участников выражал свое несогласие по многим пунктам. Мало того, это происходило в присутствии послов ОБСЕ, и они тоже слышали, что организации высказывали недоверие к данному проекту с точки зрения последствий, которые негативно повлияют на деятельность неправительственных организаций в Казахстане. Мы обращали внимание, что ряд статей данного законопроекта ни между собой, ни с другими действующими законодательствами просто не состыковываются и противоречат друг другу. И третий момент: мы говорили о том, что во время экономического кризиса не допустимы расходы Министерства культуры и информации по созданию так называемого «оператора», который будет курировать распределение грантов и премий. И мы говорили о том, что тот перечень направлений, по которым предлагает работать тот государственный орган, как раз таки не затрагивает вопросы развития демократии, становления правового государства, защиты прав человека. Но, тем не менее, на все наши аргументы, я считаю, недостаточно компетентно отвечали как представители Гражданского альянса Казахстана, так и Министерства культуры, которые устно уверяли и заверяли нас, что мы не совсем правильно понимаем те нормы, которые в нем изложены. Хотя законопроект на самом деле должен быть прописан очень четко, и любой читающий человек он должен понимать, что это будет происходить именно так, а не домысливать, как это может произойти. Но этот законопроект и имеет практически во всех пунктах вот это вот двусмыслие, и по любому поводу любой чиновник «в силу своей испорченности» может повернуть закон в ту сторону, в какую бы он хотел. 

– Никакого одобрения там не было, – отрезал Амангельды Шорманбаев, эксперт общественного фонда «Международная правовая инициатива». – Там высказывались мнения, и вообще там не было такой процедуры одобрения или неодобрения. Независимые организации, правозащитные организации высказались против этого закона. А представители Гражданского альянса Казахстана, другие организации, которые у Минкульта, у государства деньги получают, они, естественно, были «за». Вот и все.

Тамара Калеева, президент международного фонда защиты свободы слова «Адил соз» расставляет акценты над тем, что отсутствие СМИ во время заседаний «Диалоговой площадки» и приводит к тому, что обществу сбрасывается только информация, выгодная хозяевам площадки – МИДу:

– Когда я сама прочитала информацию, я пришла в недоумение и негодование. Настолько все это не соответствовало самому обсуждению законопроекта и итогу этого обсуждения! Сколько идут заседания КСО, столько я и другие участники ставим вопрос о присутствии журналистов. Потому что в процессе обсуждения и докладов поднимаются очень интересные и общественно значимые вопросы. Но, к сожалению, господин Сулеймен (посол по особым поручениям МИД РК, председательствующий КСО ДПЧИ – А.Г.) категорически против. И теперь я прекрасно понимаю почему, потому что он может опустить, скрыть от общества все, что там происходило на самом деле и представить все в очень удобном для него варианте. Я это считаю просто недопустимым! Я уверена, что на следующем заседании мы обязательно этот вопрос поставим: почему со-председательствующие этой диалоговой площадки позволяют представителям Министерства иностранных дел управлять, во-первых, повесткой заседаний, во-вторых, вставлять по своему усмотрению (других логических причин я не вижу) презентации тех или иных НПО, и вот так представлять результаты обсуждения. Это просто подтасовка, это то, что унижает и участников диалоговой площадки, и, в общем-то, дискредитирует саму идею КСО.

Татьяна Зинович, заместитель директора «Центра исследования правовой политики», говорит:

– Следует сказать, что заседание КСО ДПЧИ, посвященное рассмотрению вопроса о содержании проекта закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам деятельности неправительственных организаций», не сняло беспокойства в среде правозащитных организаций, связанного с принятием этого закона. Ряд представителей гражданского общества до сих пор выражает несогласие по ключевым вопросам законопроекта. Трудно представить, что гражданский сектор может принять позитивно предложения законопроекта по установлению дополнительного контроля со стороны государственных органов в отношении общественных организаций, по введению дополнительной отчетности для НПО, по санкциям, влекущим приостановление деятельности НПО, вплоть до ликвидации. Такие предложения не только вызывают непринятие со стороны гражданского сектора, но и рискуют навредить инвестиционному климату страны, а также понизить позиции Казахстана в международных индексах и рейтингах по экономическому развитию. В качестве примера можно привести Инициативу Прозрачности Добывающих Отраслей, где участие гражданского общества является основополагающим фактором в достижении целей ИПДО в том, чтобы созданная ей прозрачность привела к лучшей подотчетности. В 2016 г. Казахстану предстоит пройти валидацию в рамках ИПДО, и частью валидации является оценка гражданского сектора по шести направлениям, которые содержат около 12 учитываемых факторов. В 2015 г. Азербайджан проходил подобную валидацию и был понижен в статусе в рамках ИПДО именно по причине ухудшения законодательства регулирующего деятельность НПО. В случае принятия этого закона мы рискуем нанести вред деловому имиджу и инвестиционной привлекательности страны и нарушить планы по устойчивому развитию Казахстана.

Напомним, что проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам деятельности неправительственных организаций», уже прошедший нижнюю палату Парламента, вызвал тревогу не только среди казахстанских общественников. Крупнейшая правозащитная организация Human Rights Watch обозначила законопроект как «шаг чреватый ущемлением независимых групп». Специальный докладчик ООН по вопросам мирных собраний и свободы объединений Майна Киаи предупредил, что законопроект «Может не только поставить под угрозу независимость ассоциаций, но бросить вызов самому их существованию». «В случае принятия поправок, эти изменения могут привести к негативным и прямым последствиям в деятельности неправительственных организаций в стране, включая в их доступе к финансированию, что нарушает международные обязательства Казахстана о праве на свободу ассоциаций», – говорится в пресс-заявлении офиса Управления Верховного комиссара ООН по правам человека.

В начале недели в адрес премьер-министра РК (председателю Национальной комиссии по модернизации РК) было направлено письмо за подписью 97 организаций, включая «Фонд Сорос  – Казахстан», «Международная тюремная реформа», «Freedom House», Норвежский Хельсинкский комитет и Международное партнерство по правам человека. В нем казахстанские власти уведомляются о возможном понижении национальных рейтингов в случае принятия закона.

О том, к каким последствиям может привести закон, можно ознакомиться в экспертной оценке юриста Амангельды Шорманбаева.

ИСТОЧНИК:

Zakon.kz

www.zakon.kz/4752383-mid-ne-upolnomochen-no-zajavljaet.html

 


Добавить комментарий