КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Включенные в «список террористов» лишаются алиментов и социальных услуг

05.01.2018

Счета гражданской активистки из Алматы Олеси Халабузарь, по которым она получает алименты на троих несовершеннолетних детей, оказались ей недоступны в конце декабря 2017 года. Ее включили в перечень организаций и лиц, «связанных с финансированием терроризма и экстремизма», в соответствии со статьей 12 закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Кроме Олеси Халабузарь, в список ранее власти добавили осуждённых гражданских активистов из Атырау Макса Бокаева и Талгата Аяна, Болатбека Блялова из Астаны, Ермека Нарымбаева из Алматы и многих других.

Одним из оснований для включения в этот список граждан является вступивший в законную силу приговор суда о признании лица виновным в совершении экстремистского и террористического преступления. Туда попадают и все осуждённые по часто применяемой в Казахстане статье 174 уголовного кодекса «за разжигание розни».

В августе этого года Олесю Халабузарь приговорили по популярной в Казахстане статье 174 к двум годам ограничения свободы. Ее обвинили в изготовлении листовок «об угрозе захвата казахстанских земель китайцами в случае принятия поправок в статью 26 Конституции Республики Казахстан» для распространения их в Алматы. Предъявленное обвинение Олеся Халабузарь в суде формально признала, заявив о раскаянии. Суд прошел в сокращенном порядке: без допроса потерпевших и свидетелей, которых по делу не было.

В последнюю неделю декабря активистка узнала, что прокуратура арестовала все ее счета в Народном банке и Kaspi Bank’е.

«В их (прокуроров. — Азаттык) требовании к банкам было сказано, что с этих счетов финансируются экстремисты и террористы. А в сущности это алиментные счета на моих детей. Мне так жаль стало этих юродивых прокуроров, которые мне устроили Голгофу, осудив ни за что, так еще продолжают издеваться. Казахстанские прокуроры настолько аморальны, что даже детские деньги арестовали под абсурдными предлогами. На 50 тысяч тенге, которые приходят на эти счета, я могу попробовать для террористов и экстремистов купить разве что маски на лицо», — написала на своей странице в Facebook’е Олеся Халабузарь.

Азаттыку активистка рассказала, что напишет в генеральную прокуратуру жалобу, но надежд на то, что это изменит ситуацию, у нее немного. Она говорит, что не намерена «унижаться перед этой властью», «выпрашивать свои же деньги» и «прокормит своих детей без них». Действия властей активистка расценивает как очередное давление на себя и желание заставить ее замолчать.

— Они арестовали то, что к терроризму и экстремизму не относится, детские счета. Я понимаю, если бы у нас счет за границей был, какие-то деньги. Если у кого-то такие [экстремистские] цели есть, кто будет официально через счет проводить? Всё это делается, чтобы как-то наш гражданский настрой подавить, — говорит Олеся Халабузарь.

Бывший заключенный Жаслан Сулейменов из Астаны говорит, что в этом году на суде по наложению на него и его брата Куата Жоболаева трехлетнего административного надзора после освобождения из тюрьмы им никто не говорил, что они лишаются доступа ко всем банковским и нотариальным услугам, так как их вносят в перечень организаций и лиц, «связанных с финансированием терроризма и экстремизма».

Все тонкости этого «перечня» Жаслан Сулейменов и его брат Куат Жоболаев познавали самостоятельно уже позже.

Жаслан Сулейменов передвигается на инвалидной коляске и является инвалидом первой группы, по этой причине ему положен индивидуальный помощник, которому зарплату выдает государство.

— Я пытался брата оформить в качестве индивидуального помощника, но когда деньги пришли на карточку, ее сразу заблокировали. Брат пошел в Народный банк, потом в департамент госдоходов, потом в министерство финансов. Ему надо было написать заявление, чтобы комиссия разрешила выдать ему деньги. Там немного, чуть более 24 тысяч тенге, согласно прожиточному минимуму. Комиссия может разрешить, а может и посчитать нецелесообразным выдать деньги, — говорит Жаслан Сулейменов.

Свое пособие по инвалидности он получает с помощью курьера наличными по ведомости и называет это «дедовским методом». Также он недавно узнал, что не может оформить доверенность на кого-то, потому что находится в этом списке.

— Согласно уголовному праву, лицо не может быть дважды наказано за одно и то же преступление, хотя я его не совершал. Но даже если меня признали виновным, я отсидел это срок от звонка до звонка. Получается, с меня судимость снята, а сейчас вновь наказывают. В чем преступление оформить доверенность? — говорит Жаслан Сулейменов.

Руководитель правозащитной организации «Кадыр-Касиет» Анара Ибраева отмечает, что на социальные пособия запрещено налагать аресты. По ее мнению, это должно касаться и алиментов. Она говорит, что при включении в перечень организаций и лиц, «связанных с финансированием терроризма и экстремизма», нет никакой индивидуализации.

— Если были бы какие-то факты, подтверждающие, что банковские счета использовались для тех целей, которые названы экстремистскими, — включение в список было бы обоснованным и законным. А если такая мера без разбора применяется ко всем осуждённым по статье 174, возникает очень много вопросов. Индивидуального подхода нет, а он должен быть, — говорит Анара Ибраева.

По ее словам, если разбираться по существу, подобные меры надо расценивать как дополнительный вид наказания для человека и его семьи. Правозащитник отмечает, что в Казахстане у граждан есть право на социальное обеспечение, на содержание детей, пенсионные и другие выплаты, а такими действиями осуждённых граждан «загоняют в угол».

ИСТОЧНИК:
Радио «Азаттык»
https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-spisok-extremism/28946008.html 

 


Добавить комментарий

Смотрите также