Удар, еще удар, или Что происходит в колонии в Заречном

30.10.2015

Айман Умарова подтвердила информацию, которая появилась в социальных сетях в конце прошлой неделе: о том, что в колонию ЛА 155/14 (что в поселке Заречный), где находится политик Владимир Козлов, зашли войска и три дня подряд издевались над заключенными.

По сообщению одного из пользователей социальной сети «Фейсбук» в выходные, еще в пятницу вечером в колонию зашли войска — «каракемировские «ломали зону». Позже, со ссылкой на инсайдерские источники, в интернете появилась более пугающая информация. С учетом ее специфичности даем дословно: «Кайрат, режимник, руководит этими беспределами. Много человек отправили в ДИЗО (карцер). Осужденных жестоко избивают. Доходит до окунания головой в туалет: топят в экскрементах до тех пор, пока человек не начинает захлебываться-задыхаться. И это все для того, чтобы осужденные вступали в ДОО (добровольная организация осужденных) и заставляют одевать повязку с соответствующей надписью. К тем, кто сопротивляется, применяются отдельные меры: приходит человек из «гарема» и он должен прикоснуться членом или облить мочей того, кто сопротивляется…».

Эта тревожная информация заставила, адвоката Айман Умарову поехать к своему подзащитному, несмотря на то, что она была у него буквально в минувшую пятницу. Ей удалось переговорить с Владимиром Ивановичем и узнать непосредственного от него,что же реально происходило в колонии в эти дни.

Оказывается, заключенных заставляли часами маршировать по плацу (в первый день шесть часов и во второй день три часа подряд) и петь песни, сажали на корточки с заведенными за голову руками и приказывали не шевелиться, а кто шевелился, того били дубинкой.

«Руководил вывозом осужденных подполковник с ДУИСа, режимник, он просто проходил и указывал: «ТАК! Этого! Этого! Этого!», и когда их вытаскивали, делали осужденным позу «ласточки» и в этих позах тащили в каптерку за вещами. Но в таком положении они не смогли даже вещи свои полностью забрать, — рассказала адвокат. — С жилой зоны, с других бараков еще вывезли таким же образом десяток, а может и больше осужденных, точной информации и на этот счет никто не знает».

Владимир Козлов рассказал историю одного конкретного заключенного Александра Манжигаладзе, который пережил в свое время вот такой же «срочный вывоз». «Было ему тогда около 58 лет, может немного больше, — передала его слова адвокат. — Когда его перевели в это учреждение, он заболел. Его тогда также вывезли куда-то, и полтора месяца от него не было никаких известий. А когда вернули, он был весь избитый, хромой, одним словом, инвалид. Когда его возили туда-сюда, были утеряны документы, по которым он должен был оформить пенсию по инвалидности, и их так и не получилось восстановить. И вот этого человека 24 октября снова вывезли».

По словам адвоката, один мужчина во время этого «большого шмона» скончался от сердечного приступа. Что касается самого Владимира Ивановича, то его ударили дубинкой по шее.

«Владимир Козлов хочет сказать, что системе плевать на всякие НПО и правозащитников, поскольку они не реагируют на эти вот вещи, — рассказала Айман Умарова. — Козлов просил передать, что место, где «сегодня» должны быть НПО, вот здесь, а их никого нет! Если бы сотрудники ДУИС понимали, что общество узнает об этом беспределе, то возможно так не вели бы себя с заключенными».

За комментарием по ситуации в колонии мы обратились к тем, кто по роду службы обязан отслеживать происходящее на режимных объектах.

Первый наш звонок был Куаныш Мырзахану, прокурору Алматинской области, курирующему непосредственно зону.

— Известно ли Вам о фактах, о которых сообщает адвокат Владимира Козлова, то есть о том, что в Заречном в ходе обыскных мероприятий к заключенным применялась физическая сила. Вы в курсе этой ситуации?

— Ни о каких сложных ситуациях на этой зоне я не слышал.

— То есть в последнее время туда не вводили войска и никаких обыскных мероприятий не проводили

— Плановые обыскные мероприятия проводили. Такие мероприятия проводятся для того, чтобы выявлять запрещенные вещи — клеще-режущие вещи, наркотические вещества, мобильные телефоны, т. е. всего того, что запрещено законом.

— А в ходе этих мероприятий силовые методы применяются к заключенным?

— Нет, никак нет. Просто проводятся обысковые мероприятия: осматривают общежития, в каком состоянии они содержаться.

— Рассказывают, что заключенных заставляли подолгу маршировать, сидеть на корточках, а кто этого не делал, их избивали…

— Нет, это у вас неправильная информация. Я такой информацией не владею. Я лично бывал на разных обысковых мероприятиях. Прокуроры тоже в этих мероприятиях участвуют, как раз чтобы предотвратить использование недозволенных методов.

— А вы в курсе что людей куда-то увозят, потом возвращают покалеченными?

— С Заречного точно никого не увозили, не привозили. По моей информации, ничего подобного не было.

Второй наш звонок был к руководителю отделения НПМ (Национального превентивного механизма противодействия пыткам) по Алматы и Алматинской Игорю Мирошниченко. Он не читал сообщения Айман Умаровой, поэтому оказался не в курсе событий, происходящих на зоне в Заречном. По его словам, во-первых, к ним жалобы не поступали, «а во-вторых, мы же не прокуратура. Ситуацию должны отслеживать надзирающие органы».

Мирошниченко пояснил, что посещение режимных объектов у них происходит по плану. По каждому факту они не выезжают, так как у них немного другое направление. Что же касается же нестандартных ситуаций, то НПМ реагирует в случае, если поступят конкретные заявления. Причем, по словам Игоря Мирошниченко, если есть заявление и дано добро со стороны омбудесмана, то решить вопрос с посещением зоны можно в течение дня.

Задали мы вопрос по ситуации и правозашитникам из Казахстанского международного бюро по правам человека и солюдению законности. Его руководитель Роза Акылбекова уже была в курсе дела и даже переговорила с Айман Умаровой, рекомендовав ей написать заявление. «Мы со своей стороны возьмем от Айман Умаровой заявление для коалиции НПО против пыток. Плюс мы пошлем заявление к омбудсману, параллельно копию сделаем для Игоря Мирошниченко, который как руководитель НПМ по Алматы и Алматинской области о своей стороны должен доложить также омбудсменану», — объяснила она нам порядок действий.

…Теперь остается ждать, что скажет уполномоченный по правам человека, и что расскажут правозащитники, если их, конечно, пустят в колонию. Будем надеяться, что толк от всех этих действий будем со знаком плюс.

ИСТОЧНИК:
Nakanune.kz
http://nakanune.kz/2015/10/29/удар-еще-удар-или-что-происходит-в-кол/ 


Добавить комментарий