Эксперты констатируют ужесточения цензуры

20.02.2015

 


На днях прессозащитная организация «Адил соз» разместила на своем сайте сообщение «Уполномоченный орган разослал «рекомендации» для негосударственных СМИ». «Адил соз» сообщает, что управление печатных СМИ и работы на интернет-ресурсах комитета связи, информатизации и информации выслало инструкции, о чем и как писать частным СМИ.


 


Руководитель прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева говорит «Азаттыку», что информацию она получила из источника, заслуживающего доверия, и что руководство ряда изданий ей подтвердило получение такой инструкции.


Руководители нескольких оппозиционных и независимых СМИ, в том числе «Жас Алаша», ADAM bol, «Общественной позиции» (ДАТ), «Трибуны», Zona.kz, говорят, что не получали такой инструкции. Помощник главного редактора газеты «Время» сказал, что «в общей рассылке» он такую инструкцию не видел, а что поступает главному редактору напрямую – он не знает.


 


С управлением печатных СМИ комитета связи, информатизации и информации связаться не удалось. Вместе с тем президент Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев в разговоре с Азаттыком говорит, что он хотя не получал такой рассылки, но беседовал с руководством управления. Там отрицают информацию о рассылке некой инструкции.


 


Ситуацию прокомментировали независимые эксперты.


 


 


«СПЕЦИАЛЬНО ПОСМОТРЕЛ «ХАБАР»


 


Независимый журналист и правозащитник Сергей Дуванов говорит, что сегодня, в отличие от советского периода, нет явной цензуры, однако есть цензура неявная. В условиях, когда СМИ косвенно или прямо находятся в зависимости от чиновников, подобные документы, по его словам, воспринимаются однозначно — как прямое предписание.


 



– Находящиеся в теме журналисты знают, что такого рода письма из госоргана, курирующего работу СМИ, нужно читать так: «Ребята, если не хотите лишних проблем, делайте то, что вам советуют. В противном случае, если у вас завтра возникнут проблемы, вините самих себя. Мы вас предупредили», — говорит Сергей Дуванов.


В качестве свежего примера он приводит журнал ADAM bol, который, по словам правозащитника, посмел проявить строптивость.


 


То, что такие инструкции не были разосланы в оппозиционные издания, Сергей Дуванов тоже расценивает как форму цензуры, поскольку оппозиционные издания, по его словам, тут же предали бы огласке содержание «ценных указаний». Другое дело — провластные СМИ, которые проявляют понятливость, говорит Дуванов. Он считает не случайным тот факт, что эти инструкции были разосланы накануне срежиссированной, по его мнению, кампании по проведению досрочных президентских выборов.


 


– Я обычно не смотрю вечерние теленовости, но сегодня специально посмотрел «Хабар». Около 20 минут он передавал о «всенародной» поддержке инициативы совета Ассамблеи народа Казахстана о необходимости досрочных президентских выборов. И завтра для интереса откройте любые провластные газеты или их сайты — и вы обнаружите то же самое: всеобщее воодушевление. И наоборот, ни одно из этих СМИ не приведет обоснование необходимости проведения в ближайшее время этих выборов – это необходимость скорейшей девальвации национальной валюты,  говорит Сергей Дуванов.


 


 


КРАТКИЙ КУРС ИСТОРИИ КАЗАХСТАНСКОЙ ЦЕНЗУРЫ


 


Независимый журналист Андрей Свиридов вспоминает, как в советское время открыто действовала предварительная цензура. По его словам, в начале 1990-х годов, в Казахстане цензуры практически не было, однако в настоящее время практикуется карательная цензура постфактум в сочетании с разовыми попытками навязать СМИ также и предварительную цензуру по отдельным вопросам. В свою очередь, попытки власти указывать редакциям, о чём им не следует писать, иногда совмещаются с попытками указывать, о чём они должны писать.


 


Собственно цензурирование – это запрет на использование тех или иных слов, понятий и тем, публикацию или упоминание тех или иных авторов, то есть указывание, чего не писать. А в нынешнем «циркуляре» указывается, что писать и как писать, а это еще хуже, чем классическая цензура, – отмечает Андрей Свиридов.


 


Андрей Свиридов не подвергает сомнению реальность факта распространения государственным органом инструкций для СМИ.


 


– Весной 1999 года, когда была первая девальвация тенге, в редакциях СМИ получили очень похожий документ из Министерства информации, в котором журналистам рекомендовалось воздерживаться от употребления слов «кризис», «девальвация» и проч., заменяя их словами «упорядочение», «укрепление тенге» и так далее, –вспоминает историк прессы.


 


В Казахстане цензура наиболее открыто применяется к интернет-СМИ, – говорит Свиридов.


 


– В конце 1990-х годов в Интернете появились оппозиционные СМИ – сайты «Евразия» и чуть позже «КУБ», и почти сразу они начали сталкиваться с проблемами блокировки. Блокировка – это самое «химически чистое» проявление цензуры в интернет-пространстве.


 


Долгое время факт блокировки того или иного СМИ было невозможно доказать, поскольку государственные органы всегда отрицали их блокирование. Но потом суды стали официально принимать решения о блокировании на территории Казахстана некоторых сайтов. Однако при этом о таких судебных процессах по блокировке сайтов обществу становится известно лишь по факту исполнения их решений о блокировке сайтов, – отмечает Свиридов.


 


Но для пользователей это очевидно, поскольку или весь сайт не открывается, или не открываются его отдельные материалы и так далее, – кстати, так регулярно бывает и на сайте «Азаттыка», когда там публикуются особо острые для сегодняшнего дня материалы – например, по последним событиям в Сарыагаше.


 


– Сегодня государство фактически признало, что осуществляет цензуру в Интернете, проявлением чего стали уголовные дела, открытые против отдельных авторов, а также блокирование сайтов по решению суда. В отдельных случаях Агентство по связи и информации (АСИ) прямо запрещает редакциям перепечатывать материалы с заблокированных сайтов, угрожая ответственностью за неисполнение судебных решений, – говорит Свиридов.


 


В качестве своего рода курьеза Свиридов привел факт многолетней блокировки казахстанскими властями популярного во всем мире интернет-портала «Живой журнал» по той причине, что некогда там завел свою страницу бывший зять президента Нурсултана Назарбаева Рахат Алиев.


 


– Сейчас Рахат Алиев сидит в австрийской тюрьме, однако наши власти так и не разблокировали «Живой журнал», – говорит Андрей Свиридов.


 


Это самый яркий пример многолетней «ковровой» блокировки целого интернет-портала из-за одной странички. В качестве же примера же выборочной блокировки Андрей Свиридов привел свежий факт: еще утром 13 февраля он видел на сайте «Адил соз» сообщение о «рекомендациях» уполномоченного органа для негосударственных СМИ, а вечером того же дня, когда захотел скопировать его, то он уже был недоступен…


 


Казис ТОГУЗБАЕВ


 


Публикация на интернет-сайте радио «Азаттык» т 19.02.2015


<http://rus.azattyq.org/content/experty-ozhidayut-usilenie-tsenzury/26855882.html>


 


Добавить комментарий