КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Как мать и дочь с полицейскими поссорились и что из этого вышло

17.03.2014

Ольге и Елене Шарафутдиновым скоро предстоит отмечать два
года с того дня, как теплым июльским вечером в маленький пивбар на ул. Победы,
70 «А», который мать с дочерью арендовали, зашли полицейские.

 

Но навряд ли женщины захотят праздновать этот день,
последствия которого им до сих пор приходится расхлебывать.

 

Истории того визита в исполнении Шарафутдиновых и
сотрудников полиции очень разнятся. По сути дела, это две совсем разные
истории. Одна – о полицейском беспределе. Вторая – о хозяевах пивбара, которые
пошли поперек сложившихся стереотипов взаимоотношений с правоохранительными органами.
Мы расскажем обе – они обе поучительны. И та, что озвучивают Ольга и Елена Шарафутдиновы,
и версия полицейских, среди которых – старшие инспектора по делам
несовершеннолетних Южного ОП УВД г. Костаная Бауржан Шаймуханов и Е. Куанышбаев
и участковые инспектора полиции Южного отдела полиции УВД Мирам Тюлендин и
Берик Бримжанов, а также – И. Жилкайдаров, должность которого нам неизвестна.

 

А вот какая из них вероятнее – решайте сами.

 

Версия женщин

 

12 июля 2012 года, в 22.30, за полчаса до закрытия, в
пивбар зашли двое полицейских в форме, попросили пива. Ольга набрала ими две
«полтарашки», и стражи правопорядка отправились к выходу. Продавец попросила
рассчитаться за покупку, полицейские отказались и вышли на крыльцо.
Шарафутдинова, требуя расчета, выскочила следом. По ее словам, на крыльце
конфликт вышел за рамки словесных требований.

 

– Бримжанов меня
оттолкнул, затем меня схватили и потащили в «Фольксваген». Я требовала
объяснить, куда и почему меня тащат. Как раз в этот момент подъехала в пивбару мама,
она должна была меня забрать после закрытия бара. Она бросилась ко мне на
помощь. Ей ответили, чтобы она не лезла. Мама позвонила на 102,
– Ольга
Шарафутдинова, волнуясь, вспоминает те события.

 

Приехали сотрудники ДВД, полицейских стало пятеро, но конфликт
решить так и не удалось. Полицейские попытались оформить материал о
неповиновении сотрудникам полиции и продаже спиртного после 23 часов. Но
женщины, получившие в потасовке ссадины и синяки, поехали в травмпункт, чтобы
пройти освидетельствование. Это, уверяют они, еще больше разозлило полицейских,
и они просто от них не отходили. После травмпункта стражи порядка приказали
женщинам поехать в наркодиспансер. Там Ольга, пользуясь законным правом,
отказалась проходить освидетельствование. Елена, приехавшая на автомобиле, была
освидетельствована. После чего дочь и мать водворили в спецприемник.

 

– До этого нас
продержали в кабинете Южного ОВД и даже пару раз ударили. Жаловаться было
некому. В полиции не было ни дежурного прокурора, ни адвоката. В результате мы
сутки просидели в спецприемнике. Когда оформляли на нас дела, у нас взяли
удостоверения личности, с тех пор мы своих документов больше не видели, так и
живем без них,
– рассказывает Елена Шарафутдинова.

 

Версия полицейских

 

С ней мы познакомились по материалам дела, в частности,
по постановлению о прекращении уголовного дела. С точки зрения полицейских, эта
история выглядит принципиально иначе.

 

Полицейские утверждают, что в ту ночь ими был выявлен
факт незаконной продажи алкогольной продукции после 23 часов. Иначе говоря, они
проверяли женщин на предмет соблюдения закона. Когда выяснилось, что закон
нарушен, полицейские хотели составить протокол об административном
правонарушении и вручить повестку. Однако мать и дочь Шарафутдиновы, вместо
того чтобы протокол подписать и повестку принять, оказали им сопротивление и
устроили потасовку.

 

Откуда на женщинах появились синяки и царапины? По этому
поводу полицейский Шаймуханов дал следующие показания: «Шарафутдинова О.
выскочила из машины, отбежала в строну и, подняв с земли камень, несколько раз
ударила себя кирпичом по голове. После чего (полицейские – «НГ») подбежали к
ней, вырвали из рук камень, завели в спецприемник».

 

«Нет события
правонарушения»

 

К такому решению пришел административный суд в отношении
Ольги Шарафутдиновой, которая после пребывания в спецприемнике предстала перед
судом по ст. 355 ч. 2 Кодекса об административных правонарушениях РК. Иначе
говоря, за злостное неповиновение полиции.

 

В суде выяснилось, что протокол полицейскими был
сфабрикован, так как указанного в нем понятого вообще не было на месте событий,
он расписался в нем позже – по просьбе полицейских. А сам протокол датирован 16
июля, а не 12-м, когда и происходили события у пивбара. Правда, суд привлек девушку
к административной ответственности за реализацию пива в ночное время. А Елена
до сих пор так и не может понять: за что она сутки просидела в спецприемнике?

 

– Протокол об
административном правонарушении, составленный в отношении меня, суд вообще не принял,
и не был рассмотрен. Где это дело – никто не знает. Почему я сутки сидела в
спецприемнике?
– удивляется Елена.

 

Без малого два года женщины пытаются добиться
справедливости. Однако на их заявление по факту превышения сотрудниками УВД
Костаная служебных полномочий вначале приходит ответ, что проводится
расследование и дело взято на контроль прокуратуры. Итог один – постановление о
прекращении уголовного дела. За это время расследованием занимались УСБ ДВД,
финпол. Ведомства разные, а текст постановлений о прекращении дела – слово в
слово.

 

Хотя, вообще, вопросов в этом деле – масса. Бар находится
в части города, которая обслуживается Северным отделом УВД Костаная, а в пивном
скандале участвовали сотрудники Южного ОВД. Почему? Пять полицейских на двух,
пусть даже и скандальных женщин – не много ли?

 

Неделю назад мать и дочь Шарафутдиновы вновь обратились в
областную прокуратуру. Первый заместитель прокурора области Болат Чиликенов
обещал разобраться и дать ответ. Каким он будет? Шарафутдиновы уже не сомневаются.
С каждым днем все дальше и дальше становятся события той ночи. В то время как
Шарафутдиновы жаловались то в одну, то в другую инстанцию, одним полицейским
повысили звания, другие уже не работают. А их обещания – мол, ничего не
добьетесь – исполняются.

 

Кстати, женщины так и живут без документов. На просьбу
вернуть удостоверения, они получают один ответ: они у вас. Вот же, дескать, вы
обращались в ЦОН. А вот однажды покупали билет на поезд.

 

– Действительно,
дочь выезжала на похороны. Тогда мы купили билет по копии удостоверения, а
ездила она по паспорту, – поясняет Елена Шарафутдинова. – А в ЦОН я обратилась,
но мне сказали, что нужно платить штраф. После этого я ушла. За что платить? Я
же удостоверение не теряла.

 

Состав
преступления налицо

 

В этом уверен адвокат Борис Саяпин.

 

– Дело было
возбуждено 26 апреля 2013 года прокуратурой области, в то время как сами
события происходили в июле 2012 года. Уголовное дело постоянно волокитится,
хотя, я считаю, злоупотребление должностными полномочиями со стороны
полицейских имеется. Факт изъятия удостоверений сегодня полицейские не
признают, но в наркологии они их предъявляли. До момента помещения женщин в
приемник-распределитель документы были. В административный суд дело тоже
поступило с удостоверением личности. Несмотря на все доводы и доказательства,
которыми располагает следствие, никакой правовой оценки событиям не дается.
Считаю, причина одна – вывести сотрудников полиции из-под уголовной
ответственности.

 

ИСТОЧНИК:

«Наша газета»

www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=397&storyid=20469#.Uyadoj9_uSo

 


Добавить комментарий