КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Водитель был под булочкой

04.03.2014

 


– Остановили меня около часа ночи 6 февраля в микрорайоне «Усольский», – рассказывает 28-летний Николай Харченко. – Никаких правил я не нарушал, но поравнявшаяся со мной полицейская машина мигалочку включила – «притормозите». Документы предъявил, спросили: пил, травку курил? Нет? Давайте проедем для освидетельствования на Ростовскую.


 


Хорошо, поехали. Два часа проторчали там. Алкогольного опьянения нет. Сдал анализ мочи, и вдруг выясняется, что в ней – опиаты. То есть алкалоиды опиума, следы тяжелых наркотиков типа героина! Представляете, каково это, когда тебя, здорового человека, ни с того ни с сего признают наркоманом со всеми вытекающими последствиями – изъятием водительских прав, перспективой суда и лишения, отъемом машины, постановкой на учет в наркодиспансере.


 


Это уже позже, дома, я прочитал, что присутствие опиатов в организме может дать и обезболивающее средство, и успокоительное. Ничего такого я в тот вечер не принимал. Зато съел булочку с маком (опиум получают из плодов мака. – Ред.) на голодный желудок и запил ее энергетческим напитком. Рассказал об этом доктору, а он отвечает:


 


– Нет, булочка отпадает, тестер этого не показал бы.


 


И приписал в своем заключении что-то типа «дрожание век, возбужден, эйфоричен». Ну, вы представьте, как может вообще не нервничать человек в моем положении. Потом врач и полицейские сообщили мне, что я, оказывается, худой и бледный, а это, мол, верный признак наркомана. Отвечаю: я всегда худой и бледный, посмотрите права восьмилетней давности, такой же был, как сейчас. Они берут права, смотрят на фотографию и начинают сравнивать, спорить между собой, толще я раньше был или нет. Решили, что толще. А, и еще один аргумент, который они выдвинули, – «не покраснел на морозе, пока шел из машины в здание» (хотя расстояние там небольшое, не успеешь покраснеть). И в довершение ко всему полицейский спросил: «Может, ты кальян курил?».


 


«Курил, – честно ответил я, – но это 27 января было, десять дней прошло с тех пор». А полицейский что сделал? Правильно, написал в протоколе «курил кальян», не указывая даты, когда это было. Справок мне никаких не дали, копию протокола тоже (по требованию обязаны были – ред.). Забрали права и машину на штрафстоянку.


 


И вот еще такой интересный момент – мочу они на анализ взяли, а кровь – нет. То есть, на СПИД у меня ее отобрали, а когда я спросил, как насчет провериться на наркотики, они начали настойчиво отговаривать. Позже выяснилось, что если бы я даже сдал кровь, ее бы опечатали, увезли в столицу, и обошлось бы все это удовольствие в 60 тысяч тенге. В Павлодаре, может статься, и реактивов таких нет, чтобы определяли наличие наркотиков в крови.


 


Только утром следующего дня я узнал, что, во-первых, мог оспорить диагноз в течение двух часов после его вынесения, а во-вторых – что освидетельствование можно проводить не только в наркодиспансере, но и в других медорганизациях, обладающих соответствующей лицензией. Допустим, через два часа булочка с маком из организма еще не вывелась бы, так что ладно, первый пункт опустим. А вот по второму – значит, освидетельствование можно не только на Ростовской проводить? Понятно, что в нейтральном учреждении несколько иное отношение к пациенту, и диагнозы там будут ставить не на основании общей бледности и сравнении твоего лица с фотографией восьмилетней давности.


 


В общем, утром я снова сдал анализ на Ростовской, который показал отсутствие опиатов, а потом поехал туда, где уж точно должны разбираться, наркоман я или нет – в Республиканский научно-практический Центр медико-социальных проблем наркомании, на Кутузова, 200. Предварительно раздобыл точно такие же тестеры, как на Ростовской, купил в аптеке и другие их аналоги, а в первом же попавшемся магазине взял рулет с маком и полуторалитровую бутылку минералки.


 


Нарколог с десятилетним стажем, работающий на Кутузова, 200, убеждал меня, что быть такого не может, чтобы булочка с маком показала наличие наркотика в организме. Но мне удалось уговорить докторов на эксперимент. В их лаборатории я сдал анализ мочи и все тестеры, включая самый крутой, которым пользуются на Кутузова, 200, показали, что никаких наркотиков во мне нет. Потом при врачах я съел маковый рулет, запил минералкой, посидел пару часов и снова сдал анализы. Тестеры показали наличие опиатов!


 


Вот такая история, – разводит руками Николай. – Из-за булочки с маком я теперь могу лишиться водительских прав на два года и даже сесть в тюрьму, как административный суд решит, заседание которого по моему делу назначено на 5 марта.


 


Отметим, что аналогичный случай произошел два года назад в Петропавловске: тогда 20-летний водитель Дмитрий Писаренко тоже попался на употреблении булочки с маком. Вместе с ним, пытаясь проверить его невиновность, тесты проходили петропавловские журналисты. После того, как они пообедали маковой сдобой, у них в моче тоже нашли опиаты. Однако на петропавловского судью такие аргументы не произвели никакого впечатления, и парня лишили водительских прав. Хорошо, хоть на учет не поставили как наркомана.


 


Теперь ситуация повторяется, и наверное, уже стоит признать, что булочка с маком гораздо коварнее, чем кажется на первый взгляд. Непрецедентное казахстанское право позволяет павлодарским судьям тщательно разобраться в истории Николая Харченко и принять решение, с которым потом не поспоришь.


 


Альфия ТАШИМОВА


(газета «Павлодарское обозрение» /pavon.kz/ от 3.03.2014)


 


Добавить комментарий