КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Атеист из Риддера требует прекращения своего уголовного дела

31.01.2014

Это письмо Александр Харламов направил генеральному прокурору Асхату Даулбаеву, а копии послал в администрацию президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, министру внутренних дел, прокурору Восточно-Казахстанской области (ВКО) и начальнику департамента внутренних дел по Восточно-Казахстанской области.


 


Дело обвиненного в разжигании религиозной вражды Александра Харламова было доведено до суда, однако теперь находится на дорасследовании. В сентябре прошлого года Харламов был освобожден под подписку о невыезде. За время нескольких месяцев ареста его подвергали принудительной психиатрической экспертизе, что вызвало протест международных правозащитников.


 


Александр Харламов требует прекратить уголовное дело по обвинению его в возбуждении религиозной вражды не только потому, что это дело «политически мотивировано», но и потому, что он, ранее неизвестный широкой общественности, стараниями прокуратуры «возведен в ранг политически значимого инакомыслящего».


 


Харламов пишет, что занимался в основном правозащитной деятельностью и мог в этом качестве стать неугодным кому-то из местной власти, а тот мог организовать его уголовное преследование.


 


«Я начал размещать в Интернете и в местной газете свои мировоззренческие мнения и идеи. В них я подвергал критике религию, как опиум народа», — пишет Александр Харламов, позиционирующий себя атеистом.


 


Однако Александр Харламов отвергает идею воинствующего атеизма и в своем «учении» предлагает идею «нового направления в атеизме, которое опирается на некоторые непреходящие ценности христианства», поскольку считает, что «в религиозных морально-этических учениях, особенно в христианстве, много истинных духовных ценностей».


 


Харламов самокритично признаёт, что его идеям далеко от «учения»: «Во всяком случае, в Интернете не было их горячего и массового обсуждения. Да и учеников я не нажил. Даже моя супруга, которой я неустанно говорю о своих идеях, хотя и не перечит мне, тем не менее не проявляет к ним интереса».


 


Попытки уголовно наказать его за мировоззренческие взгляды на основании того, что они противоречат мнениям большинства верующих людей, Харламов называет абсурдными. Уголовное преследование в отношении него, утверждает автор письма, нанесло урон международному имиджу Казахстана и его президента и в то же время сделало Харламова известным на международном уровне благодаря заступничеству за него таких правозащитных организаций, как Human Rights Watch, и Комиссии США по вопросам свободы религии в мире.


 


Харламов, ощущая себя человеком «республиканского уровня», предупреждает генерального прокурора о том, что если будет осужден за свои взгляды, то это судебное решение обжалует в ООН. Харламов выражает уверенность в том, что в этом случае он, как и выигравший суд против полиции за пытки житель Костаная Александр Герасимов, выиграет, а правительство Казахстана проиграет.


 


У прокуратуры есть не только право, но и возможность снять с него политически мотивированное обвинение, утверждает Александр Харламов, приводя в пример то, что прокурор снял два «политических» обвинения с пастора протестантской церкви в Астане Бахтжана Кашкумбаева.


 


В свою очередь, ведущий казахстанский правозащитник Евгений Жовтис отмечает, что в связи с уголовным преследованием Александра Харламова власти загнали себя в сложную ситуацию:


 


— Решение надо одновременно принимать по политическим соображениям (много шума вокруг, и понятно, что совершена очевидная глупость), а с другой стороны, надо сохранять честь мундира и лицо, чтобы другие исполнители потом не отказывались от выполнения задач. Поскольку эти две цели друг другу противоречат, властям предстоит принять непростое решение.


 


При отсутствии события преступления — на что ссылается в своем письме Харлмов — и еще по ряду обстоятельств, по словам Жовтиса, уголовное дело должно быть прекращено.


 


— При этом орган уголовного преследования, обнаружив обстоятельства, исключающие уголовное преследование, выносит на любой стадии досудебного производства постановление об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении уголовного дела, — говорит Евгений Жовтис, пояснив, что в этом случае следователь выносит постановление о прекращении уголовного преследования.


 


При отсутствии события преступления или состава преступления, по словам правозащитника, прокурор тоже может прекратить дело.


 


— Правда, конечно, не генеральный прокурор — по каждому конкретному делу, а полномочный местный прокурор, — уточнил Евгений Жовтис.


 


Кроме следователя и прокурора, еще и суд, по словам Жовтиса, не только может прекратить дело, но и обязан сделать это при обнаружении обстоятельства, исключающего уголовное преследование.


 


ИСТОЧНИК:


Радио «Азаттык»


http://rus.azattyq.org/content/ateistkharlamovugolovnoyedelo/25248454.html


 


Добавить комментарий