КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Курамшина хотят оставить в изоляции

17.01.2014

Администрация ЕС 164/4 со второй попытки наложила взыскание на Вадима Курамшина взыскание за проступок, которого он не совершал. Теперь он, скорее всего, останется сидеть в отдельной камере и не получит длительного свидания с семьей. Его супруга Екатерина собирается обжаловать незаконные действия руководства колонии.


 


Осужденный Вадим Курамшин содержится в УКА ЕС 164/4 в СКО, поселке Жамансопка. Специализированный межрайонный суд по уголовным делам Жамбылской области обвинил его в вымогательстве и приговорил  к двенадцати годам строгого режима с конфискацией имущества. Недавно он стал лауреатом международной правозащитной премии имени Людовика Трарье, которую во Франции получили его мать и брат.


 


В настоящий момент Вадим находится в т.н. бур-бараке — камере строгого режима, где вместе с ним содержатся еще трое заключенных. По казахстанским законам осужденные на особый режим содержания должны как минимум год провести в таких условиях. В год им полагается два коротких свидания, две посылки и две бандероли.   Курамшина направили именно в такую в колонию, о нарушениях прав заключенных в которой он много раз говорил и писал.


 


В марте 2014 года Вадима  должны перевести на обычный режим содержания. Это значит, что он сможет жить в бараке вместе с остальными заключенными. Однако любое взыскание может помешать его переводу. Сам он, в принципе, готов сидеть в камере строго режима до конца срока, но у него есть  лишь одно условие: чтобы ему разрешали длительные свидания с  близкими людьми


 


По словам его супруги Екатерины, на коротком свидании 28 декабря, которое проходило через стекло, Вадим рассказал о случаях целенаправленного давления. Администрация колонии ищет любой повод, чтобы вынести ему взыскания.


 


В первый раз полицейские попытались это сделать 24 декабря якобы за то, что Вадим присел на кровать в неположенное время. В  бур-бараке, где он содержится, в дневное время запрещено садиться и тем более ложиться на кровать. Но потом взыскание заменили профилактической беседой.  Теперь новый случай: 6 января во время проверки Вадим, как положено, отчитался перед дежурным   о количестве содержащихся в камере зэках. Однако тот составил на него рапорт, и  10 января Курамшину  вынесли взыскание.


 


– Начальник учреждения подполковник Байтасов ранее заявлял, что к правозащитнику будет такое же отношение, как к другим зэкам, но на деле все не так. В акте, составленном администрацией колонии, нет имен  сотрудников, его составивших. Все это незаконно, высосано из пальца. Вадима не хотят пускать в колонию, чтобы он общался с другими заключенными. Там круг его общения будет намного шире, администрация этого боится. Гораздо легче держать его в   изоляции, — говорит Екатерина Курамшина.


 


В марте также должно состояться длительное свидание, первое с момента вынесения приговора правозащитнику, но теперь оно под угрозой срыва.


 


  Теперь, после вынесения взыскания,  перевод на обычные условия содержания не состоится.  Я сейчас готовлю жалобу в прокуратуру о незаконных действиях администрации колонии. Вместе с адвокатом будем обжаловать законность вынесения взыскания. Руководство всеми способами хочет настроить остальных зэков против Вадима. Для этой цели используют любые провокации. Вадиму, например, не разрешают звонить, а с недавнего времени запретили звонить всем остальным. Сотрудники объясняют зэкам, что это все из-за Курамшина, — рассказала супруга осужденного.


 


По нашим данным, в казахстанских колониях сидит много авторитетов,   бывших крупных чиновников и бизнесменов. Многие из них находятся, как и Вадим Курамшин, на особом режиме содержания. Однако живут в отдельных  «буданах» (помещениях), имеют современные средства связи и получают ежедневно горячую пищу с воли. Несколько лет назад сам Вадим писал о том, как хорошо живется в заключении заказчику убийства Алтынбека Сарсенбаева Ержану  Утембаеву. По его словам, тот сидит в благоустроенном «будане» вместе с одним из авторитетных активистов колонии.  К Курамшину же совсем другое отношение.


 


Если после обращения в прокуратуру супруги Курамшина взыскание не будет снято, Вадим собирается объявить голодовку. Надзорному органу правозащитник дал срок до 25 января.


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика»


http://respublika-kaz.info/news/politics/34805/


 


Добавить комментарий