КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

С четвертого раза суд признал отрезанные ноги следствием пыток

16.01.2014

После Нового года 20-летний Иван Рожнов из села Ясновка Северо-Казахстанской области засобирался поехать увидеть свою девушку в Москве. Они познакомились недавно по Интернету. Узнав о тяжком увечье парня, девушка не отвернулась от него.


 


А накануне Нового года в мытарствах и судебной волоките этого парня случилась еще одна победа в тяжбе против двух полицейских, которых суд наконец признал виновными в пытках. Но Рожнова огорчает то, что суд, напротив, уменьшил им срок тюремного заключения. Родственники полицейских и сами полицейские считают, что их преследуют незаконно.


 


В конце декабря в Петропавловске состоялся апелляционный суд Северо-Казахстанской области, который вновь рассмотрел дело двух полицейских по иску Ивана Рожнова, отморозившего в январе 2012 года в бегах обе ступни. Суд переквалифицировал дело со статьи «Превышение должностных полномочий» на статью «Пытки». Осужденным двоим полицейским снизили тюремный срок. Суд назначил майору полиции Кайрату Сарсенбаеву четыре года тюрьмы, а старшему лейтенанту Руслану Козыреву — три с половиной года.


 


Читатели Азаттыка помнят громкое дело парня из села Ясновка Есильского района Северо-Казахстанской области, которого двое полицейских задержали по подозрению в краже ноутбука. От полицейских, которые, по словам Рожнова, применяли к нему пытки, он сбежал. Иван заблудился в лесу в 40-градусный мороз, где провел двое суток, и отморозил ступни обеих ног. Ступни отрезали.


 


Дело на Ивана Рожнова закрыли, однако возбудили дело против двух полицейских. В ноябре 2012 года Сарсенбаев и Козырев были признаны виновными в превышении должностных полномочий и приговорены к пяти с половиной годам тюрьмы. В мае 2013 года апелляционный суд каждому осужденному снизил тюремный срок на полгода. Дело осенью прошлого года дошло до кассационной коллегии областного суда, которая вернула дело в апелляционную инстанцию. И вот 30 декабря 2013 года апелляционный суд переквалифицировал дело на «Пытки». Это уже было четвертое по счету судебное разбирательство.


 


Телефонный звонок из Азаттыка застал двух подруг по несчастью — родственников осужденных полицейских — возвращающимися в Петропавловск после свидания с осужденными. Тюрьма находится в поселке Заречный близ Петропавловска.


 


Елена Козырева, мать осужденного старшего лейтенанта Руслана Козырева, и Айман Сарсенбаева, жена майора Кайрата Сарсенбаева, попали на свидание со своими осужденными родственниками благодаря тому, что записались в очередь одними из первых. Женщины в один голос говорят, что не так страшна зимняя морозная ночь на севере Казахстана, которую они часто проводят возле тюрьмы накануне свидания, сколько возможная перспектива не попасть на свидание из-за недостатка мест в очереди.


 


Женщины не скрывают своего разочарования решением апелляционного суда. Они утверждают, что осужденные полицейские не виновны, и поэтому надеялись, что к Новому году они будут освобождены.


 


— Однако новогоднее чудо не произошло. После таких несправедливых решений теряется вера в государство, — говорит Елена Козырева.


 


Статью «Пытки» в отношении полицейских применили необоснованно, утверждают женщины, поскольку, по их словам, в деле нет никаких медицинских заключений, которые подтверждали бы факт причинения физического вреда здоровью потерпевшего Ивана Рожнова. Вывод о том, что он был избит полицейскими, сделан лишь на основании его показаний, говорят женщины.


 


Что же касается осужденных полицейских, находящихся под стражей с июня 2012 года, то они отрицают обвинения. Они «будут бороться до конца и не будут молчать», говорят женщины.


 


— На прениях сторон я прямо заявила, что это возврат в 1937 год, когда судили невиновных, — говорит Елена Козырева.


 


Айман Сарсенбаева с мужем Кайратом Сарсенбаевым, полицейским, осужденным по делу о пытках.


 


Женщинам практически приходится тратить два дня, чтобы свидеться со своими осужденными родственниками. Особенно трудно приходится Айман Сарсенбаевой, у которой на руках двое детей: сыну — 13 лет, дочери — пять с половиной лет.


 


— Вынуждена младшую дочь оставить дома под присмотром сына. Сегодня он в школу не пойдет, — говорит Айман Сарсенбаева, которая теперь одна поднимает детей.


 


Да и Елене Козыревой не легче — на ее руках тяжелобольные престарелые родители, а ее единственный сын, которого, по ее словам, сделали без вины виноватым, сидит в тюрьме.


 


Однако женщины настроены преодолеть все тяготы бытия и продолжить борьбу за освобождение своих осужденных родных. Решение апелляционного суда они собираются вновь обжаловать в кассационной коллегии.


 


Иван Рожнов, которому в феврале 2012 года ампутировали обе ступни, продолжает работать лаборантом в средней школе села Ясновка. Однако в остальном его жизнь во многом коренным образом изменилась: он не занимается спортом вместе со своими друзьями, не может помогать матери по хозяйству.


 


Несмотря на то что Иван более полутора лет пользуется протезами, они от этого удобнее не стали: култышки продолжают кровоточить, протезы мокреют. Поэтому при первой же возможности он старается снять их, что ведет к малоподвижному образу жизни. Однако он старается не терять физическую форму — подтягивается дома на перекладине.


 


Иван Рожнов недоволен решением апелляционного суда, который еще раз снизил тюремный срок в отношении осужденных полицейских. Что же касается вопроса компенсации морального вреда, то апелляционный суд постановил взыскать солидарно с подсудимых в пользу потерпевшего 700 тысяч тенге (около 4,6 тысячи долларов). Потерпевший Иван Рожнов просил взыскать пять миллионов тенге (около 33 тысяч долларов). Однако вопрос об обжаловании решения апелляционного суда еще не обсуждался с адвокатами, говорит Иван Рожнов. 


 


Иван продолжает мечтать об импортных протезах, в которых, судя по их описаниям, култышкам настолько комфортно, что человек может забыть — хотя бы на время — о своей инвалидности. Если даже с подсудимых удастся взыскать 700 тысяч тенге, то этой суммы не хватит даже на протез на одну ногу, подсчитывает молодой человек, живущий на зарплату лаборанта.


 


— Чтобы купить два протеза, нужно три с половиной миллиона тенге, — говорит потерпевший.


 


Несмотря на свою маленькую зарплату и небольшое пособие по инвалидности, Иван надеется, что ему в будущем всё же удастся купить импортные протезы.


 


У Ивана раньше была девушка из его села, с которой он вынужден был расстаться из-за своей инвалидности. Однако возраст есть возраст. И он по Интернету познакомился со сверстницей из Москвы. Она работает журналистом. Несмотря на то, что она в канун Нового года все-таки узнала о его инвалидности, она не отвернулась от парня. Теперь Иван строит планы о свидании — и не где-нибудь, а в Москве, куда собирается через пару месяцев.


 


ИСТОЧНИК:


Радио «Азаттык»


http://rus.azattyq.org/content/delo-ivana-rozhnova-pytki/25230638.html


 


Добавить комментарий