Почему казахстанцы не протестуют?

06.12.2013

 



В Киеве митинг сторонников евроинтеграции собрал миллион протестущих. Украинцы захватили мэрию и не намерены отступать. А участники акций протеста в Таиланде, требующие отставки правительства, захватили телецентр в Бангкоке и попытались взять штурмом Дом правительства. В Казахстане же, несмотря на недовольство уровнем жизни основной массы населения, люди предпочитают возмущаться на кухнях, а не улицах. Почему?


 


Политолог Максим Казначеев причину этого видит в том, что во-первых, в обществе есть определенные сомнения в том, что протесты и политические требования о персональной смене людей, находящихся во власти, приведут к тому, что на их места придут  более  профессиональные и чистоплотные люди.


 


– Второй фактор заключается в том, что власти прилагают определенные усилия и пытаются работать на опережение, по крайней мере по отдельным болезненным вопросам. Необходимо отметить горизонт планирования возможных социальных протестов. Казахстанские органы власти в отличие органов власти Кыргызстана или Украины пытаются работать на более длительную перспективу нежели один или два года, – отметил политолог.


 


– Если говорить о больших территориальных размерах Казахстана, я думаю, это не причина, – продолжил он. – Да, при такой ситуации у нас размываются ресурсы потенциальных протестных групп, но ведь и ресурсы власти по контролю за ситуацией тоже ведь размываются. То есть маневр ресурсами, теми же силовыми структурами, он достаточно ограничен.


 


Максим Казначеев также отметил фрагментированность оппозиционного поля, а именно то, что амбиции лидеров не позволяют консолидировать протестные настроения и протестные группы в целом.


 


– Эта проблема лежит в плоскости качества лидеров оппозиции как политических и партийных менеджеров. Во многом это технические проблемы если говорить о дееспособности оппозиции, – говорит политолог.


 


Очень скоро казахстанцы скажут «кет!»


 


– На мой взгляд, всё дело в том, что в этих странах, в том числе в Грузии и Кыргызстане, за годы независимости так или иначе сложились определенные демократические традиции (ведьнедаром акаевский Кыргызстан в свое время называли «островком демократии в Средней Азии»). Их народы «глотнули воздуха свободы», знают, что это такое, и поэтому не терпят произвола властей, «не стесняются» менять зарвавшихся правителей, – говорит общественный деятель Жасарал Куанышалин.


 


 А казахстанцам так «повезло», – заметил он, – что и до, и после провозглашения независимости, вот уже почти четверть века, они знают только одного правителя – бывшего персека ЦК КПК Назарбаева, который, верный тоталитарным «традициям» классического советско-коммунистического руководителя, нагло узурпировал власть в «новом» Казахстане, пользуясь своей неограниченной персекской властью, подло украл у народа независимость, превратив ее в свою собственную независимость от народа.


 


По словам г-на Куанышалина, Назарбаев за два десятилетия практически подавил все права и свободы граждан. А «марионеточное окружение» президента насадили в обществе массовый страх перед репрессиями, отбили у людей всякое желание открыто выступать против произвола и беззакония.


 


– Однако это вовсе не означает, что так у нас будет всегда. Казахи говорят «қорқа қорқа батыр болады», что примерно означает «жизнь в постоянном страхе превращает человека в батыра». Придет время, уже достаточно скоро и неминуемо, когда терпение нашего народа тоже истощится и он не менее решительно и массово выйдет на улицы с требованием «Назарбаев, кет!» – заявил Жасарал Куанышалин.


 


По его мнению, не исключено, что это произойдет стараниями даже не оппозиции, которую Акорда основательно «зачистила» за последние годы после Жанаозенской кровавой бойни, устроенной Назарбаевым, а самого режима, с каждым годом все более ужесточающего свою антинародную политику. “Он тем самым сам роет свою могилу…”, – резюмировал наш респондент.


 


Готовы защищать квартиру, но не страну


 


Руководитель Центра актуальный исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев отметил, что казахстанское общество как было, так и остается пассивным.


 


– С другой стороны, я обратил внимание, что у большинства граждан нет стратегического мышления. Протесты есть, но они проявляются по частным интересам. Люди защищают свои квартиры, но не свою страну, – считает Чеботарев. – В 1998 году, когда часть территории отдали Китаю, особо никто не проявил себя. Были какие-то протесты, когда шла делимитация с Узбекистаном. Но опять же выступили против только некоторые. Основная часть Казахстана молчала. То же самое и с Жанаозеном. Только оппозиция отреагировала. Расстрел в Жанаозене не получил отклика от основной части общества.


 


Политолог также отметил разделение казахстанцев по региональному принципу – людям все равно, что происходит в соседней области.


 


– Общество сильно расслабилось. Что так расслабило, сложно сказать. Надо проводить глубокие социологические исследования и то не факт, что люди признаются, – говорит Андрей Чеботарев. – И дело даже не в оппозиции. Она была, есть и будет. Дело в самом обществе. Если обществу безразлично, что происходит вокруг страны и в самой стране тем более, то хоть десять партий создайте, толку никакого не будет.


 


Нет оппозиции, ресурсов и людей


 


Председатель ОО «Общественный комитет по правам человека Игорь Колов отмечает, что ситуация в Казахстане резко отличается от ситуации в Украине и Таиланде. Отличий по его словам, можно привести очень много, а вот совпадений мало, а точнее только два –  ухудшение социально-экономической ситуации в стране и полное недоверие к власти.


 


– Казахстан является многонациональным государством с малочисленным населением на огромной территории. Только исходя из этих показателей можно провести отличительную черту между Украиной,Таиландом и Казахстаном. Проводить широкомасштабные акции протеста в Казахстане гораздо сложнее, чем в любой другой стране, – говорит г-н Колов. – Многонациональность не дает объединиться гражданам страны под одним лозунгом, даже социальным, власть всегда играет на противоречиях между этническими группами, разыгрывая национальную карту через своих представителей в стане оппозиции.


 


Кроме того, отмечает общественный деятель, события происходящие в Украине и Таиланде, – это хорошо спланированные и подготовленные акции протеста. А в случае с Украиной, еще и поддержанные как прямо, так и косвенно Европейскими державами и США.


 


– Представители Евросоюза принимали непосредственное и активное участие в проводимых оппозицией акциях, шли впереди колонн демонстрантов. В Казахстане нет сильной оппозиции, способной организовать подобные акции, нет ресурсов, ни человеческих, ни материальных, ни медийных, ни других, – считает Игорь Колов. – В Казахстане, на мой взгляд, на сегодняшний день совсем нет организованной политической оппозиции. Она не состоялась, так как не смогла привлечь на свою сторону население, не дала им ту идею, которая была бы всем близка, устраивала всех и была бы понятной. И это прискорбно.


 


По его словам, часть казахстанской политической оппозиции самоликвидировалась, другая часть приспособилась и сотрудничает с государственными органами и лишь имитирует  деятельность.


 


– Третья часть пала под ударами власти, как это случилось с ДВК и «Алгой». Сегодня роль оппозиции в Казахстане выполняют правозащитники, журналисты и общественные деятели, то есть одиночки. Естественно, что им не под силу организовать масштабную акцию протеста, тем более долгосрочную. И еще есть один фактор, и он, можно сказать, если не самый главный,т о очень существенный. Это отношение власти к народу и ко всем тем, кто оппонирует ей и выказывает протест, – говорит Игорь Колов. – Власти Казахстана очень жестко пресекают любую попытку проведения акций протеста, даже на самые безобидные темы, такие, как пение в парке отдыха под домбру.


 


По результатам опроса правозащитников, проведенных в прошлом году, на предмет того, готовы ли выходить люди на акции протеста после событий в Жанаозене, люди отвечали, что боятся огромных штрафов и того, что власть применит силу и жестоко расправится с протестующими.


 


– История Казахстана еще не знает примеров, когда бы сотрудники правоохранительных органов выражали сочувствие протестующим, помогали им или даже просто соблюдали бы нейтралитет, – отметил г-н Колов. – Правоохранительные органы, как правило, выполняют только карательные функции по отношению к лицам, проявляющим гражданскую инициативу и требующих соблюдения их прав и свобод, гарантированных им Конституцией и нормами Международного права, а так-же нормами социальной справедливости. Исходя из этого, я думаю, что в Казахстане еще не скоро можно будет наблюдать такие массовые проявления гражданской активности, какие мы сегодня наблюдаем в Украине и Таиланде.


 


Оппозиция дискредитирована



Казахстанцы не выходят на массовые митинги по многим причинам, – считает политик Амиржан Косанов. Самая основная, по его мнению, заключается в том, что национальное законодательство  позволяет власти по своему усмотрению наказать любого недовольного или активного гражданина.


 


– Следовательно, существуют определенные страхи. Для массового проявления недовольства нужны две вещи: тема, против которой выступает большинство граждан, и конкретные силы, способные возглавить этот процесс, – говорит политик. – С первой частью у нас дефицита нет:  падение уровня жизни граждан, рост цен и тарифов, чудовищная коррупция на всех уровнях. Есть также и другие, более политизированные темы, как убийства оппозиционных политиков, нечестные выборы, сопротивление вступлению Казахстана в ТС и ЕАС.


 


Но со второй частью, по словам Амиржана Косанова, в Казахстане проблема: власти  и некоторые персоны в оппозиции добились того, что демократические силы ныне разрознены и не представляют единой и мощной силы.


 


– К тому же соглашательская позиция ряда фигур, их ренегатство, влияние на них Акорды дискредитировали оппозицию в целом и люди не хотят поддерживать таких людей, – заявил г-н Косанов.


 


Наталья РОДНАЯ (интернет-портал «Республика» 6.12.2013


<https://free-kaz.info/b/http://respublika-kaz.info/news/society/34227>)


 


Добавить комментарий