КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Зона стала «красной»!

21.11.2013

Двое суток Жилгородок «потрясывало» от беспорядков внутри колонии 168/2 и за ее стенами. Стычки среди заключенных привели к конфликтам вне зоны. Всех зэков, творящих беспорядки, вывезли в СИЗО. Случайных прохожих забирали ППС-ники и держали до глубокой ночи.


 


Судя по всему, конфликты в исправительном учреждении КА 168/2 начались не позже позапрошлого понедельника. Это ощущалось по качеству мобильной связи в районе Жилгородка, пр. Санкибай батыра, ул. Рыскулова, Сатпаева и т.д. Связь «глушили». По крайней мере, с Билайновской сим-карты сообщения отправить невозможно с 4 ноября и по сегодняшний день. Источники близкие к газете «АТ» сообщают, что «глушители» установили и в стенах колонии, и в стенах СИЗО.


 


В колонии УКА 168/2 всю прошлую неделю происходила ломка нравов, положений, законов зэков. Мероприятия, как это называют официальные лица, проводились во всех исправительных учреждениях страны. Другими словами – зоны «ломали».


 


Для этого в колонию были введены войска, ОМОН и сотрудники прокуратуры. Актюбинская зона имела статус «черной колонии с людским ходом»», то есть жила по законам зэков. По крайней мере, так было последние 10 лет. Осужденные не признавали «красные», то есть «ментовские понятия». Мобильная связь, хорошее питание – только малая часть привилегий осужденных, которые они создали себе сами.


 


На прошлой неделе актюбинская зона подчинилась закону. Что называется, «ломать» осужденных пришлось с применением физической силы.


 


– Били всех, – рассказывает нашей газете неофициальный источник. – Били по пальцам рук, по почкам. Нет ни одного неподчинившегося. Всех, кто шел «в отказную», вывезли из колонии и этапируют в другие области, а может, в Эмбу. Остальные – сутками маршируют в стенах колонии и орут гимн Казахстана. Окна дрожат, как зэки поют «Менің Елім…». Работники колонии еще такого не видели! Зона стала «красной»! 100-процентное посещение школы, никаких намазов, только по распорядку. Соблюдение режима строго-настрого, хоть колония и общего режима.


 


К прошлой пятнице весть о том, что в колонии проводят, мягко говоря, «зачистку», дошла до родственников осужденных. У ворот УКА 168/2, вместе с оцеплением ОМОНа, сгруппировались близкие уголовно-наказуемых. Кто-то плакал, кто-то кидался на полицейский кордон. Возможно, не было бы бунта снаружи, если бы ни группа провокаторов, которая взбаламутила массы разговорами о многочисленных трупах в колонии, об унижениях и побоях. Люди стали негодовать и наступать на колонну полицейских. Полетели палки и камни. Несколько человек из оцепления пострадали.


 


– Люди как с ума сошли! – рассказал нашему журналисту один из полицейских. – Булыжники в нас кидали. У наших ребят головы пробиты.


 


Разбушевавшихся от стен колонии погнал наряд ППСников. Гнали по улицам Чекалина-Рыскулова. Да так, что загребали и недоумевавших прохожих. Наш коллега, журналист из казахскоязычного издания 8-го ноября вечером попал в жернова правоохранителей.


 


– Я стоял на остановке «Аптека», ждал автобус, – вспоминает корреспондент. – Смотрю, полиция гонит толпу людей. Я достал сотовый и стал фотографировать. Ко мне подбежали ППСники, скрутили и стали вместе со всеми запихивать в их ГАЗель. Все кричат, возмущаются! Девушку стали «ломать», она кричит: «Вы что делаете? Я беременная!». Я стал отдирать от нее ППСника, меня избили дубинкой. Запихали нас 9 человек в ГАЗель – мужчины, беременная девушка, женщина лет 40 тоже с нами. Всех нас били. У меня рассечена голова, синяки на ногах. Привезли в Заводской ОП. Заставили писать объяснительную. Что писать – не знал, я вообще не участник событий. Меня с горем пополам отпустили к 2 часам ночи. Мне «повезло», что я попал в руки ППС. Знакомых задерживал ОМОН, который заставлял стоять в отделении лицом к стене по нескольку часов.


 


К чему такие жесткие меры к свободным людям, если «зачистка» проводилась в колонии?


 


В минувший понедельник журналистов собрал на пресс-конференцию заместитель начальника Департамента уголовно-исполнительной системы по воспитательной работе Мирболат Куписов. Он озвучил официальную версию:


 


– 8 ноября 2013 года в исправительном учреждении УКА 168/2 было проведено профилактическое мероприятие для изъятия запрещенных предметов у осужденных – в основном, это сотовые телефоны. Участились случаи, когда граждане перебрасывают через заборы колонии осужденным мобильники. Еще одной целью мероприятий было – усилить правопорядок в стенах зоны, улучшить воспитательную работу среди осужденных. Сейчас колония работает в штатном режиме. Длительные и краткосрочные свидания разрешаются. Когда мероприятие закончилось, приходили родители к заключенным, мы и с ними провели разъяснительную работу. В течение всей прошлой пятницы, когда приходили родственники к своим близким в колонию, мы позволяли им пообщаться по таксофонным картам. Это около 50 человек. Родителям дали переговорить со своими детьми, женам с супругами, сестрам с братьями. Но вечером в тот же день явилась группа молодых людей, которая стала провоцировать родителей на беспорядки.


 


Количество провокаторов, заявляют в ДУИС, только росло, и вечером 8 ноября начался так называемый бунт. Дальше, за стенами  колонии, меры принимали уже сотрудники ДВД области.


 


– Группа людей говорила всем, что в колонии осужденных бьют, что внутрь колонии войска ввели, полицейские дежурят, – комментирует Мирболат Куписов. – На самом деле внутри учреждения работали прокуроры, которые выполняли стандартные мероприятия. Такие проводятся раз в квартал. За законностью следят прокуроры по надзору. О плановой работе мы никого предупреждать и не должны.


 


– Сколько полицейских пострадало во время бунта?


 


– Я отвечаю за воспитательную работу, другие вопросы комментировать не могу, – ответил подполковник Куписов.


 


– Кого задерживали у стен колонии?


 


– Граждан и гражданок забрали и проверяли. 8 числа молодые люди молчали, а на следующий день они стали объясняться. До этого у нас никаких проблем не было, иначе бы мы советовали пострадавшим писать заявления в прокуратуру.


 


За исключением наркотиков и алкоголя, у заключенных во время проверки изъяли 60 мобильников, около 60 аксессуаров для сотовых телефонов, колюще-режущие предметы. За находки осужденные получат либо выговор, либо предупреждения. Но это официально. Данные неофициальные – куда более страшные.


 


– 15 отрицательно настроенных осужденных мы вывезли из колонии в СИЗО. Они будут этапированы в другие области, согласно закону, – говорит замначальника по воспитательной работе ДУИС.


 


– Есть информация, что во время бунта были жертвы.


 


– Вы можете обратиться на станцию «Скорой помощи» и как журналисты проверить – были ли вызовы. Также можете обратиться в морг. На зоне тоже люди, и за каждого мы отвечаем.


 


– Если проверки проходят регулярно, как телефоны и колющие предметы снова появляются у осужденных?


 


– Я же говорю, перебросом. У нас в «шестой колонии» каждый день там между постами перебросы, – удивляет подполковник Куписов. – Мы изымаем. Знаете, когда периметр колонии 2 км – есть в этом минусы. Совместно с ДВД мы подписываем план – в нашу компетенцию входит охрана и воспитание осужденных – а ДВД будет патрулировать прилегающую к учреждению территорию. Сейчас учреждение 168/2 работает в штатном режиме. Школа работает, комната свиданий работает, профлицей работает. Внутри никаких беспорядков нет. Только родители снаружи провоцировали.


 


К слову, у стен колонии продолжают «дежурить» родственники осужденных. Они полны возмущения. Их понять можно. Однако нет сомнений, что в так называемой реорганизации зоны есть и свои плюсы.


 


ИСТОЧНИК:


Газета «Актобе-таймс»


www.aktobetimes.kz/index.php/component/k2/item/1044- 1044-зона-стала-«красной»


 


Добавить комментарий

Смотрите также