Журналисты не установлены, но особо опасны

20.11.2013

Журналист Валерий Сурганов может подвергнуться уголовному преследованию за подозрение в предвзятости, высказанное судье в процессе освещения судебного разбирательства. Служительница Фемиды уже подала заявление на «неустановленных, но особо опасных журналистов». «И как же теперь обществу осуществлять контроль за судебной властью?» – задаются вопросом правозащитники.


 


В понедельник, 18 ноября, в Национальном пресс-клубе журналист и автор сайта Insiderman.kz Валерий Сурганов заявил об уголовном преследовании в отношении него со стороны судьи Дании Кисиковой за якобы клевету при освещении дела, которое в народе получило название «VIP-изнасилование».


 


Еще год назад Сурганов начал освещать проходящий в Астане судебный процесс об изнасиловании девушки двумя мужчинами. Насильниками оказались четырежды судимый за тяжкие преступления Мурат Тусупов и сын государственного чиновника корпуса «А» Жуматая Суюндикова Мурат Суюндиков. Отец пострадавшей девушки — сотрудник Генеральной прокуратуры, который вскоре после произошедшего был скоропостижно и досрочно отправлен на пенсию.


 


Дело расследовалось порядка двух лет, и все это время насильники разгуливали на свободе. Но в итоге виновные получили 6,5 и 8 лет лишения свободы. Адвокаты осужденных подали жалобу на решение суда первой инстанции в апелляционную коллегию Астанинского городского суда, и дело попало к судье Дание Кисиковой, которая, по словам журналиста Сурганова, «искусственно затягивала процесс на 4 месяца».


 


– Она проявляла симпатии к насильникам: не давала слова потерпевшей стороне и, наоборот, выслушивала этот «плач Ярославны» отца насильника, — объяснил свои сомнения в чистоте судебного разбирательства Валерий Сурганов на пресс-конференции. — Она также поставила под сомнение государственную экспертизу, подтвердившую наличие спермы на нижнем белье потерпевшей, мотивировав это заключением другого эксперта, нанятого стороной насильников.


 


Эксперт, подвергший сомнению госэкспертизу, генеральный директор ГУ НИИ «Генетики и цитологии» Лейла Жансугурова в ходе процесса пояснила, что «приехала в командировку на встречу с вице-министром образования, однако «проходя мимо» заинтересовалась громким судебным разбирательством и решила выступить в суде».


 


На сайте Insiderman.kz, по словам г-на Сурганова, о процессе было опубликовано пять статьей, ни в одной из которых, кстати, автором не стоит лично Валерий Сурганов. После этой серии публикаций судья взяла самоотвод, мотивировав это тем, что г-н Сурганов заподозрил ее в предвзятости и она больше судить это дело не может. Новый же судья Сулеймен Ежебеков «закрыл» апелляцию за одно заседание, отправив двух насильников за решетку.


 


Ну а вскоре судья Кисикова подала заявление в ДВД Астаны по статье 343 УК РК «на неустановленных и особо опасных журналистов» за оскорбление чести и достоинства судьи.


 


– ДВД вызвал меня дать пояснения и раскрыть, кто писал статью, псевдоним это или реальный человек, на что я сразу сказал, что придет мой адвокат. Пока адвокат отнесла ордер, ждем. Они накручивают, что в статье есть намек на тяжкое преступление — взятку. Я ничего не боюсь, правда на моей стороне, и я пошагово буду это доказывать, — заявил журналист.


 


Комментируя происходящее, глава фонда защиты свободы слова «Адил соз» Тамара Калеева отметила, что в стране было немало случаев, когда судьи защищали свои честь и достоинство в гражданском порядке, однако случаев с обращением к Уголовному кодексу было всего два-три.


 


– Я удивилась, что они ищут, кто это написал. Это не первый случай, когда ищут авторов, хотя закон о СМИ обязывает журналиста скрывать источник, если только суд не обяжет раскрыть его, — заметила Тамара Мисхадовна.


 


По ее словам, по статье 343 Уголовного кодекса «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, эксперта, судебного пристава и судебного исполнителя» обвиняемому может грозить наказание штрафом в размере от 200 до 500 МРП либо до двух лет лишения свободы.


 


– Насколько вообще допустимо иметь в Уголовном кодексе такой большой список особо охраняемых лиц? — заметила она по ходу пресс-конференции и напомнила, что согласно совместной декларации специального докладчика ООН, представителя ОБС и докладчика Организации американских государств о свободе выражения мнения и осуществления правосудия от 2002 года, «ничем не может быть оправдано наличие ограничений на комментирование действий судей, так как она должна быть предметом общественного контроля».


 


Журналист обещал держать коллег и правозащитников в курсе событий, а более подробную информацию по делу можно получить на сайте Insiderman.kz.


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика»


http://respublika-kaz.info/news/politics/33895/


 


Добавить комментарий