Воров – на свободу, блогеров – в тюрьму

23.10.2013

 


Казахстанское уголовное законодательство ждут глобальные реформы. Но уже сейчас становится понятно, что по новым законам в тюрьме будут сидеть только те, кто не смогут откупиться. Если раньше это как-то не особо афишировалось, то теперь такой подход становится официальной политикой государства.


 


Естественно, все делается под совершенно благими лозунгами – совместить казахстанское законодательство с международными стандартами. Порой эта погоня за стандартами напоминает попытки Эллочки-людоедки догнать и перегнать миллионершу Вандербильдиху, описанные в известном романе Ильфа и Петрова.


Мы почему-то не стремимся догнать Запад по уровню жизни или социальной защите. Зато с радостью готовы уравнивать мужчин и женщин в праве работать на износ, или, как сейчас, проявляя чрезмерную доброту по отношению к правонарушителю.


 


Совершенно забыв, что любая гуманность к преступнику – это сильно негуманно по отношению к его и так уже пострадавшей жертве.


 


Не преступил, а протупил


 


О грядущей реформе уголовного законодательства говорили в сенате на конференции по теме «Конституционно-правовые проблемы уголовного права и процесса». Рассказывал о новшествах в основном первый заместитель генерального прокурора Иоганн Меркель.


 


По его словам, одна из основных новелл кодекса – это введение двухзвенной системы: собственно преступления и уголовных проступков. Последних в новом УК обозначено 171, 58 из которых поступили из Кодекса административных правонарушений, 8 – новых и 104 трансформировались из преступлений небольшой степени тяжести, срок лишения свободы по которым предусматривался до одного года.


 


Традиционно замгенпрокурора сослался на международный опыт: мол, в Германии и Испании такая система используется весьма успешно. Очень бы хотелось узнать, когда же рядовые граждане, а не только преступники получат возможность жить «как за рубежом».


 


– За уголовные проступки предусматривается достаточно широкий спектр мягких видов наказаний, в первую очередь общественные и исправительные работы, – рассказал Меркель.


 


Интересно, о каких работах идет речь при существующем в Казахстане уровне безработицы и энном количестве самозанятых? Рабочие места буду изыматься у законопослушных казахстанцев в пользу преступивших закон?


 


По словам Меркеля, как единственный вид наказания лишение свободы сохранится только за преступления, совершенные в составе организованных преступных групп; связанных с причинением смерти человеку; особо тяжкие преступления, в том числе террористические и коррупционные, а также воинские преступления, совершенные в боевой обстановке.


 


– Кроме того, введен запрет на назначение лишения свободы за совершение экономических преступлений при условии добровольного возмещения ущерба государству.


 


Понятно теперь, к чему идет наше уголовное законодательство? Чиновник, «позаимствовавший» на время государственные деньги в любых суммах, приумноживший капитал и вернувший первоначальные средства, остается абсолютно безнаказанным. Бизнесмен, собравший деньги, «прокрутивший» их с прибылью, а потом, не выполнив обязательства, вернувший их заказчик – тоже.


 


Заплачу и – на волю улечу


 


Судя по энтузиазму наших чиновников, очень скоро в гуманных целях сокращения тюремного населения там просто объявят день открытых дверей. И проблема содержания заключенных решится сама собой.


 


– Мы еще раз пересмотрели санкции всех составов преступлений и по результатам скорректировали в сторону снижения верхней планки лишения свободы по ряду таких деяний. Всего 13 составов. Основным наказанием за совершение преступлений установлен штраф, – подчеркнул зам генпрокурора. – Сфера его применения расширена практически на все преступления небольшой и средней степени тяжести, не связанные с причинением смерти человеку.


 


А что будет с теми, кому штраф платить нечем? Они с большей долей вероятности отправятся топтать зону.


 


– В проекте УК изменены содержание и порядок исполнения исправительных работ, которые установлены как ближайшая альтернатива штрафам, – заявил Меркель. – С учетом того, что уклонение от штрафа и исправительных работ влечет замену наказания лишением свободы, мы думаем, что будет рост их реального исполнения.


Параллельно в УПК рассматривается возможность выпуска подозреваемых под денежный залог. И тот факт, что это все сильнее смахивает на попытку откупиться от Фемиды, похоже, никого не напрягает. Ни разработчиков законопроекта, ни контрольно-надзорные органы, ни депутатов парламента. А уж практика, когда вместо «тяжелой» нарушителю инкриминируют «легкую» статью, в наших судах давно отработана.


 


В новом УК пересматривается взгляд на преступников рецидивистов. Теперь для рецидива будет учитываться только неснятая судимость за тяжкие и особо тяжкие преступления.


 


– Проектом исключены действующие правила назначения наказания при рецидиве    заявил зам генпрокурора. – Соответственно, не будет тех перекосов, о которых постоянно говорит пресса, в назначении судами длительных сроков лишения свободы ранее судимым лицам, к примеру совершившим кражу курицы или домашнего имущества, небольших размеров.


 


Мнение владельца курицы (у которого она вполне себе может быть единственной) и другого «домашнего имущества небольших размеров» в расчет, естественно, не берется. Так и хочется добавить – смело грабьте малоимущих и пенсионеров. В конце концов, пять старушек с двумястами тенге – это уже целая тысяча чистого дохода!


 


Всё в тех же гуманных целях сокращения тюремного населения (читай — разгрузки бюджета от содержания лишних заключенных) проектом полностью переработан институт УДО: предусмотрены более «мягкие», щадящие условия для уязвимых слоев населения. Как заверил Меркель, это беременные женщины и женщины, имеющие малолетних детей, но что-то подсказывает, что в списке «беременных и многодетных» окажутся матерые преступники с богатым криминальным прошлым.


 


Правозащитник опаснее бандита


 


Но не стоит думать, что уголовное законодательство будет исключительно смягчаться. Для наказания коррупционеров будут введены обязательные санкции в виде лишения званий, чинов, рангов, государственных наград. Отдельный вид наказания – пожизненное лишение права на занятие должностей на государственной службе.


В проекте мы постарались заложить основы для борьбы со всеми новыми видами преступности, особенно в тех сферах, в которых активизировался криминал, – подчеркнул заместитель генпрокурора.


 


И где же у нас преступность цветет махровым цветом? Как оказалось, в медицине. (Просто президент велел ужесточить наказания за преступления против материнства и детства.)


«Предусматривается уголовная ответственность за клонирование человека»,  – сообщил Меркель. Видимо, других правонарушений, актуальнее, у нас в стране не существует, а людей клонируют едва ли не в каждой подворотне.


 


Отдельной главой выделена ответственность за кибернетические преступления, в том числе за несанкционированный доступ к компьютерной информации, незаконный перехват, распространение программ или деструктивных материалов, представляющих общественную опасность. (В действующем кодексе этот вопрос вообще практически не рассматривался, а статья за хакерство отсутствовала как вид.)


 


– Выполнено также поручение главы государства о необходимости наказывать провокаторов трудовых конфликтов, – говорит Меркель. – Теперь такая норма предусматривает лишение свободы до трех лет.


 


Другими словами, написал что-нибудь нелестное о высокопоставленном чиновнике, например, на виртуальной страничке в «Фейсбуке» – получил реальный срок. Объяснил рабочим, что работодатель нарушает технику безопасности, обворовывает и ущемляет их права – добро пожаловать на нары.


 


В общем, после выступления Меркеля истинная цель уголовной реформы становится более понятной. Воров и мошенников «гуманно» выпускают из тюрем, чтобы заполнить освободившиеся места инакомыслящими и правозащитниками.


 


Тимур ВАЛИЕВ, интернет-портал «Республика» (публикация от 23.10.2013
<
https://free-kaz.info/b/http://respublika-kaz.info/news/politics/33298>)


 


 


Добавить комментарий