После пыток заключённого распяли на решётке

03.09.2013

Жительница города Хромтау Актюбинской области Бибигуль Имроншоева подала апелляционную жалобу на приговор в отношении четверых условно осужденных фигурантов дела по пыткам в отношении ее сына Орзу Имроншоева, заключенного тюрьмы города Жезказган Карагандинской области (АК-159/25). Она считает приговор в отношении четверых из 13 фигурантов слишком мягким. Судебные слушания завершились в Военном суде Акмолинского гарнизона в середине августа, подробности были обнародованы в конце прошлой недели.


 


Убивали заключенного, как выясняется, долго и мучительно. В приговоре говорится, что фигуранты дела с 10 часов утра до наступления обеденного перерыва 16 октября 2012 года избивали в кабинете заключенного Орзу Имроншоева, у которого руки сзади были скованы наручниками. При его избиении применялась резиновая дубина и другие спецсредства. Били его также и руками и ногами. Пытали Орзу почти непрерывно – перерывы делались для того, чтобы участники пытки могли отдохнуть или сменить друг друга.


 


Во время пыток Орзу неоднократно терял сознание, и в этом состоянии мочился под себя. Его приводили в сознание мокрой тряпкой, которой проводили по лицу. Когда в очередной раз его мучителям не удалось привести в сознание, они выволокли его вниз, в баню, где из шланга вначале поливали его холодной водой, а затем шланг засунули под воротник куртки. Когда Имроншоев пришел в сознание, снова приволокли в кабинет, где продолжили пытать.


 


Когда наступило время обеденного перерыва, Имроншоева выволокли в решетчатую камеру, где распяли на стене «на высоте человеческого роста» и оставили одного. После обеда сотрудники тюрьмы обнаружили, что Имроншоев скончался.


 


Дело рассматривали в суде долго. Пятеро признанных виновными отправлены в тюрьму, восемь фигурантов приговорены к условному заключению. Начальник оперативного отдела тюрьмы майор 37-летний Перизат Байбосынов, старший оперуполномоченный оперативного отдела 25-летний старший лейтенант Куаныш Жанкулов, оперуполномоченный режимного отдела 23-летний младший лейтенант Даурен Байдырахман приговорены к шести годам заключения; контролеры 24-летний младший сержант Медет Махамбетов и 22-летний ефрейтор Акжигит Абсалямов приговорены к пяти годам тюрьмы.


 


Начальник режимного отдела 32-летний старший лейтенант Нуржол Джайлов, дежурный помощник начальника учреждения 27-летний лейтенант Еркебулан Оспанов, заместитель дежурного помощника начальника учреждения 27-летний лейтенант Айбар Ажибаев, начальник войскового наряда 27-летний младший сержант Ерлан Анарбаев, а также контролеры – военнослужащие по контракту, младшие сержанты: 23-летний Нариман Абдыкаликов, 24-летний Алмаз Есмуханов, 28-летний Асхат Мусин и 27-летний Самат Талгаров приговорены к пяти годам лишения свободы условно.


 


Все фигуранты дела осуждены по части третьей статьи «Пытки» уголовного кодекса, а именно, «Умышленное причинение физических и (или) психических страданий, совершенное должностным лицом, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». Преступление по этой статье считается тяжким, за его совершение предусмотрено наказание в виде тюремного срока от пяти до десяти лет.


 


Потерпевшая Бибигуль Имроншоева, мать погибшего заключенного, обосновывает свое решение подать жалобу на приговор в отношении только четверых из 13 осужденных следующим образом. Пятеро фигурантов, по ее словам, все же получили реальные тюремные сроки, а четверо, на которых она решила не подавать жалобу, всего лишь «солдатики». Применение условной меры наказания в отношении лиц, совершивших тяжкое преступление, к которым относятся пытки, возможно лишь в исключительных случаях, говорит потерпевшая.


 


Корреспонденту Азаттыка не удалось связаться с Нуржолом Джайловым, а также с другими условно-осужденными фигурантами громкого дела о пытках. Но удалось связаться с адвокатом Аманом Искаковым, защищающим осужденного Айбара Ажибаева, получившего условный срок. Адвокат считает своего подзащитного невиновным и считает необходимым полное его оправдание. Он подал апелляционную жалобу.


 


– Приговор необъективный, никаким требованиям не отвечает. Мой подзащитный всего лишь третий день на работе был, после перевода. Раньше был контролером в СИ-16, потом его перевели в жезказанскую колонию. Сам Кусаинов [начальник АК-159/25] пояснил [на допросе], что он [Ажибаев] стажером вышел на работу. А государственный обвинитель просил для него восемь лет тюрьмы общего режима. Хорошо, что суд учел, что три дня. И то – необъективно. Почему? Потому что он должен быть оправдан полностью, – говорит адвокат Аман Искаков.


 


Адвокаты других осужденных, по словам потерпевшей Бибигуль Имроншоевой, также подали апелляционные жалобы.


 


– Я их видела в суде, когда принесла свою жалобу. Они тоже сдавали жалобы, – говорит Бибигуль Имроншоева.


 


Поначалу уголовное дело по факту гибели заключенного Орзу Имроншоева было возбуждено по статье «Превышение должностных полномочий», затем оно было переквалицировано по статье «Пытки» и именно по этой статье были осуждены фигуранты этого громкого дела.


 


Международные правозащитные организации в этом году вновь критиковали правительство Казахстана за продолжающуюся практику пыток и других форм бесчеловечного обращения в тюрьмах и других местах заключения. Правозащитники говорят, что до суда не доходят многие жалобы на пытки, или же в случае смерти заключенных под пытками виновные привлекаются чаще всего по статье за превышение полномочий, а не по обвинению в пытках и убийстве.


 


Азаттык писал, что обнародование информации о гибели Орзу Имроншоева удалось благодаря тому, что гражданский активист Вадим Курамшин сразу поднял шум в интернете по факту его гибели 16 октября. Ни Азаттык, ни сам Курамшин не знали, что это будет его последней правозащитной акцией на воле – 31 октября 2012 года он был арестован после того, как съездил в Варшаву на правозащитную конференцию, где поведал о пытках в казахстанских тюрьмах. Ныне Курамшин содержится в тюрьме в поселке Жаман сопка в Северо-Казахстанской области; демократическая общественность называет Курамшина политзаключенным.


 


Гражданский активист Руслан Оздоев говорит Азаттыку, что вообще-то следствие по делу о пытках Имроншоева должно было не исключать из дела статью «Превышение должностных полномочий».


 


– Надо было предъявить обвинение, как минимум, по двум статьям: «Превышение должностных полномочий» и «Пытки», поскольку превышение должностных полномочий автоматически имело место, – говорит Руслан Оздоев.


 


Исключив статью «Превышение должностных полномочий», по его словам, следователи из МВД, расследующие преступления своих коллег, существенно облегчили их вину, а прокуратура пошла у них на поводу. Вместе с тем, как говорит Руслан Оздоев, фигурантов дела надо было судить по статье «Убийство».


  


– Налицо было то, что Орзу Имроншоева целенаправленно забивали насмерть. Те, кто его избивал, являются психически адекватными людьми и они не могли осознавать последствий своих действий, – говорит Руслан Оздоев.


 


Не только в тюрьме Жезказгана, по его словам, но и в других тюрьмах Карагандинской области издеваются над заключенными и пытают по одинаковой схеме. И почерк пыток становится совершенно одинаковым, когда заключенных забивают до смерти, говорит Руслан Оздоев. Его брат, заключенный Шамиль Ярославлев, также погиб в тюрьме под пытками.


 


ИСТОЧНИК:


Радио «Азаттык»


http://rus.azattyq.org/content/delo-o-pytkah-zaklyuchenniy-orzu-imronshoyev/25092571.html


 


Добавить комментарий