Солдат погиб в казарме

16.08.2013

В воскресенье «груз 200» отправился из Костаная в село Шагатай Теректинского района Западно-Казахстанской области. Солдат Мирбек Бакиров умер в воинской части 6697. Как установила судмедэкспертиза, от механической асфиксии и ушиба гортани.


 


Все произошло в минувшую пятницу. До сегодняшнего дня фабула трагедии дошла в таком виде. Солдаты легли спать. Командир взвода через некоторое время вышел в туалет. Вернувшись, увидел задыхающегося солдата, и тут же вызвали местного медика. Но Мирбеку не помогло ни искусственное дыхание, ни прочие манипуляции первой медицинской помощи. Скорая, которая прибыла по вызову, констатировала смерть.


 


В тот же день «НГ» обратилась в воинскую часть за комментарием. Нам сообщили, что смерть имеет естественные причины.


 


– В ту ночь мы разговаривали с каждым солдатом, находящимся в этой казарме. Их там 40 человек. Все молчали, твердили, что ничего не видели и не слышали. Если учесть, что на теле Бакирова не было ни одной царапины, то мы действительно не могли понять, что же все-таки случилось. Была версия – инфаркт. До воскресенья ждали родственников из Уральска, так как вскрытие могли начать только с их разрешения, – рассказывает военный прокурор Костанайского гарнизона Дархан Ержанов.


 


Руководство воинской части до последнего не верило, что смерть солдата могла произойти из-за неуставных взаимоотношений. Говорят, за два последние года здесь не было ни одного серьезного факта дедовщины. Уверяют, что в части еженедельно вместе с медиком проводят внешний осмотр тел солдат, и выясняют происхождение каждой царапины.


 


– Как только экспертиза дала заключение, мы вновь стали прорабатывать каждого, восстанавливать картину вечера, – говорит Ержанов. – И тут солдат, койка которого находится над койкой погибшего, заикнулся, что он сквозь сон слышал, что к Жанату подходил буквально на минуту Бакиров. Они о чем-то переговорили, и потом он слышал что-то типа пощечины. После чего Бакиров ушел к себе.


 


И уже в кровати Мирбек стал задыхаться.


 


– Я не верю, что от одного удара мог умереть мой сын. Тем более что удар был в темноте. Да, когда я приехал в Костанай и осмотрел тело сына, я не заметил никаких следов избиений. Но уже дома при омовении трупа, имам заметил, что на голове сына ссадина, и об этом сказал во время похорон. Я хотел встретиться с подозреваемым, но мне сказали, что нельзя, он задержан. Показали кассету с его признательными показаниями. И все-таки не верится, что так внезапно могло произойти: удар и смерть, – рассказал «НГ» Жардым Бакиров.


 


Мирбек в семье был вторым сыном. До армии выучился в колледже на электрика. Какое-то время работал на рынке. А весной пришел к отцу за советом. Сказал: «Хочу в армию. Папа, ты не будешь возражать?»


 


Отец не стал препятствовать, все-таки уже взрослый. Говорит, радовался, что сын попал в Костанай. Считал, что здесь хорошая часть. 20 августа Мирамбеку исполнилось бы 26 лет.


 


– Мирбек часто звонил домой, рассказывал, что служить в Костанае нравится. На присягу мы приехать не смогли. Вместе с сыном из Уральска был призван Саят Хамзин, они и в учебке были вместе. Руководство части отпустило его на похороны, – говорит отец.


 


На похороны прибыл и командир воинской части 6697 Бахтиер Куватов, вместе с заместителями. Они, по словам отца погибшего, выразили соболезнование и привезли деньги.


 


Во вторник военнослужащий Мухамбетов, которого подозревают в нанесении телесных повреждений, был арестован и доставлен в изолятор временного содержания. Ему предъявлено обвинение по ст. 370 ч. 3 (нарушение уставных правил взаимоотношений, повлекшее смерть). Наручники надели на него перед строем военнослужащих.


 


В ближайшие дни понесут наказание все начальники части, где служил Бакиров, которые прямо или косвенно отвечали за порядок в подразделении и безопасность солдат. По словам прокурора, сейчас на этот счет готовится представление.


 


ИСТОЧНИК:


«Наша газета»


www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=367&storyid=19896#.UgyLsdJM-So


 


Добавить комментарий