КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Польша не выдаст, Ак-орда не съест

17.06.2013

 


Окружная прокуратура Люблина не просто освободила Кетебаева, но и признала незаконность его задержания. В свою очередь адвокат tuj сообщил, что со всех международных сайтов по розыску преступников данные о Кетебаеве удалены, однако суд по вопросу о его экстрадиции всё же состоится. Сам же Муратбек рассказал о том, как провел сутки в польской тюрьме и чего  ждет дальше.


 


* * *


Польша Кетебаева не выдала, но будет суд


 


Окружная прокуратура польского города Люблина не просто освободила Муратбека Кетебаева из-под стражи, но и на организованной для разъяснения ситуации пресс-конференции она признала незаконность его ареста. В свою очередь адвокат Яцек Швицон сообщил, что со всех международных сайтов по розыску Интерполом беглых преступников данные по Муратбеку Кетебаеву стерты, однако суд по его экстрадиции всё же состоится.


 


Напомним, полиция Люблина задержала руководителя казахстанского общественного фонда «Гражданская активность» Муратбека Кетебаева   по поступившему запросу от казахстанских властей 12 июня. После заключения под стражу  ему грозила экстрадиция в Казахстан, где на него сфабриковано уголовное дело за якобы организацию преступной группировки с целью свержения конституционного строя. Дело это прямо касается событий в Жанаозене в декабре 2011 года, и, зная о нем, Муратбек еще феврале  этого года подал в Польше заявление на получения политического убежища.  В настоящее время  ответа на его просьбу еще не получено, но в Европе он находится  легально – у него есть вид на жительство.


 


Задержание было ошибкой


 


В течение двух дней казахстанское  гражданское общество находилось в тревожном ожидании решения люблинской прокуратуры: поддержит она решение полиции или все-таки освободит Муратбека Кетебаева.  Не спокойно было  и самом городе:  местные газеты и телевидение забросали прокуроров вопросами  о задержании известного казахстанского оппозиционного деятеля.


 


Чувствовалось напряжение и замешательство и в самой прокуратуре. Адвокат и журналист «Республики» прождали полдня в четверг, чтобы выяснить, что же намереваются делать с Муратбеком, будет суд над ним или нет? Только к пяти часам вечера по  европейскому времени   окружной прокуратурой было принято решение выпустить Муратбека из-под стражи.


 


Прокуроры Агнешка Кемпка и Петр Шитарский сразу же по завершении допроса Муратбека выступили с пояснениями для журналистов.


 


– Задержание Муратбека Кетебаева полицией было произведено по запросу Интерпола. В поступивших документах от казахстанской стороны говорится, что он обвиняется в организации организованной преступной группировки для свержения власти. Казахстанская сторона требует экстрадиции. Задержание его было вынужденной мерой, так  как Польшой подписаны международные соглашения, которых мы обязаны придерживаться. После рассмотрения документов, предоставленных стороной защиты Кетебаева, в которых раскрывается вся ситуация, и учитывая то, что он подал заявления на получение статуса политического беженца, прокуратура приняла решение, что его задержание полицией было ошибкой. Муратбек освобожден. Но суд по вопросу о  его экстрадиции все же состоится. И там будет принято окончательное решение, – сказал прокурор Петр Шитарский


 


Адвокат  Яцек Швицон сделал некоторые уточнения:


– Прокуроры решили выпустить Муратбека, потому что не увидели никаких обоснований для его экстрадиции. Прокуратура также отметила, что не было никаких причин его арестовывать. Сейчас информацию о Муратбеке стерли во всех данных международного розыска и в данных Интерпола.  Муратбек был задержан на основании того, что его разыскивают по международной базе Интерпола. Даже если эта окружная прокуратура направит запрос в суд об его экстрадиции, этот запрос будет аннулирован судом, – сказал адвокат.


 


«Надеюсь, что Польша на посулы Ак-орды не купится»


 


Буквально через час после выхода на свободу нам удалось встретиться с  Муратбеком Кетебаевым и задать ему несколько вопросов.


 


 Муратбек, как получилось, что Вас арестовали в Люблине?


– Когда ко мне домой пришли полицейские, я находился в Варшаве, лечил зубы, мне позвонили и сообщили об этом, и я без задней мысли, ничего не опасаясь, вернулся в Люблин и пошел в полицейский участок.


 


– После задержания Вы верили, что Польша Вас не экстрадирует, как Италия сделала с женой и дочерью Мухтара Аблязова?


– Судя по всему, наши (казахстанская сторона) договаривались с  полицейскими в Варшаве и таким образом пытались меня выцепить. Дело в том, что люблинская полиция была сильно удивлена этим. Тот полицейский, который меня оформлял, все время извинялся, потому что он сам был поражен, что было только указание центральной полиции и больше ничего.  Тем не менее я был уверен, что меня не экстрадируют, но не был уверен в скором выходе на свободу. Меня могли  продержать до тех пор, пока не начался бы суд.


 


– Как Вы думаете, будут ли со стороны казахстанской власти еще попытки задержать Вас?


– Не думаю. Хотя  судя по тому, как плотно развиваются события, как казахстанская власть пытается поймать всех, кто ей оппонирует, причем не важно, демократ ты или бывший член президентской семьи, создается впечатление, что у Назарбаева совсем сдали нервы. Ему очень хочется хоть кого-то поймать, и, видимо, поэтому он совсем не давно, на 9 мая, раздал генеральские звания большому количеству людей. Я думаю, это был своего рода аванс, чтобы они поймали меня и всех остальных.


Но сегодня, после того как я был выпущен на свободу, можно сказать Назарбаев получил по зубам. Теперь он будет неистово рвать и метать, чтобы заполучить хоть кого-нибудь из нас.  Не удивлюсь, если Ак-орда предложит Польше за мою голову какое-нибудь нефтяное месторождение (смеется).


 


– И Вы думаете, что поляки купятся на месторождение?!


– Надеюсь, что Польша не купится. Но в Италии ведь на что-то власти купились…


 


* * *


Более подробно о задержании и тюремном быте читайте собс твенноручные показания Муратбека Кетебаева ниже.


 


Шарипа ИСКАКОВА


 


 


* * *


Такого скандала прокурор не ожидал


 


Столь большого скандала прокуратура Польши не ожидала, – считает глава фонда «Гражданская активность» Муратбек Кетебаев. На своей странице в «Фейсбуке» он рассказал, как провел сутки в польской полиции, как прошел опрос и что его ожидает дальше.


 


«Беременных» полицейских не видел


 


Сначала о польской полиции. За исключением одного полицейского, все остальные, с кем я столкнулся за эти сутки, производят впечатление профессионалов. Разной комплекции, возраста, настроения, поведения – но профессионалов. Все в хорошей физической форме.


 


Оперативники, которые меня задержали, потом отвозили в КПЗ, из КПЗ на опрос в прокуратуру, из прокуратуры снова в КПЗ и оттуда домой, вообще в отличной форме. У нас бы их назвали качками. Никакого сравнения с казахстанскими «беременными» полицейскими. Но сразу оговорюсь: имел дело только с полицейскими, которые работают на «земле». Всё было жестко, но корректно.


 


Быт простой, но чисто


 


Польская КПЗ – это подразделение местного департамента полиции, а меня задерживали оперативники криминальной полиции, которые подчиняются Варшаве. Там порядка 20 камер, каждая на три места. Чисто, свежий воздух, даже с избытком, потому что ночью стало холодно. Удобств в камере нет. Размер 2,7 на 4 метра. Три топчана, столик и табуретка. Все прикручено к полу. Все, чем можно удушить или нанести вред, забирается. Выдаются подушка, одеяло, белые наволочка и почему-то одна простыня. Все чистое.


 


Я попросил второю простыню – сказали: «Нет, разобрали». Но у одного из моих сокамерников, который сидел десятый день, было две простыни. Моими сокамерниками были поляк лет тридцати, очень накачанный, и, судя по тому, как он постоянно перекрикивался со своим подельником из другой камеры, задержанный за криминал. Третье место занимали по очереди два молодых человека, мало чем отличающихся от нашей молодежи по виду и умственному развитию.


 


Быт в камере простой. Утром подъем, но во сколько – сказать не могу, поскольку часов не было. Далее утренняя проверка – обычный вопрос о фамилии, без статьи и прочих подробностей. Дальше завтрак – одноразовая тарелка с тремя ломтиками белой булки, тремя ломтиками подобия колбасы или ветчины, но дешевой, сделанной из фарша, и несколькими дольками маринованного огурца. Плюс стакан чая с сахаром. Я от завтрака отказался, так как мне должны были принести глюкометр для определения уровня сахара в крови и лекарства  меня диабет), но в итоге их принесли намного позже.


 


Потом обед – первое, второе и чай с сахаром. Первое – суп, в котором несколько зернышек риса и много картошки. Второе – много картошки и чуть-чуть мяса. Поскольку уровень сахара у меня был высокий, а пить лекарства я не рискнул, так как мог уронить уровень сахара больше необходимого, я съел только суп. Неплохо. Про ужин ничего сказать не могу – не удалось попробовать.


 


Что еще можно сказать о пребывании в КПЗ? Туда привозят всех, кого задерживают, поэтому там шумно. Особенно вечером и ночью. В нетрезвом состоянии поляки мало чем отличаются от нас, поэтому здесь ничем не удивлю. Но повторяю, отношение полиции было хотя и жестким, но корректным, в КПЗ никого не били, права не качали и злоупотреблениями не занимались.


 


Неудобства – в туалет нужно проситься с помощью кнопки на стене. Но поскольку камер много, а надзирателей мало, по моим прикидкам, с момента нажатия кнопки до момента открывания двери проходит минут сорок. Так что нужно быть предусмотрительным.


 


Прошу извинения за подробности – туалет хороший. Там чисто, есть мыло в настенном держателе – флаконе, вода из кранов течет горячая. Судя по всему, есть и душ, но воспользоваться им не удалось. Удивительно – у моих сокамерников не было зубных щеток и паст, похоже, они там не приветствуются.


 


Шум вышел большой


 


13 июня на допрос в окружную прокуратуру меня повезли в наручниках три оперативника. Судя по всему, как особо опасного преступника. Потому что 12 июня меня возили на медосмотр в военный госпиталь и уже затем в КПЗ два полицейских. Они были в курсе, что я «политический», поэтому вели себя крайне корректно. Предупредили, что у меня все изымут, включая очки, позволили передать портфель сопровождавшему меня человеку, дали возможность купить воду и даже предлагали поесть, так как вечером в КПЗ таких, как я, «новичков» не кормят.


 


В прокуратуре меня опросила женщина-прокурор, после чего окружной прокурор – мужчина, сказал, что меня освободят, потому что я не скрывался, сам пришел в полицию, легально пребываю в Польше, имею постоянное место жительства и работу.


 


Судя по их словам, дальнейшие события будут развиваться так. Пока польская сторона не получила от Казахстана никаких документов на экстрадицию – меня задерживали как объявленного в международный розыск по запросу Казахстана. Теперь прокуратура меня из розыска уберет и, как только получит документы, пригласит меня. После чего будет суд, который и должен принять решение – экстрадировать меня или нет.


 


Судя по шуму, который стоит сейчас в Польше, скандал вышел большой. Как мне сказал прокурор, получился шум, из чего я сделал вывод, что резонанс оказался для них неожиданным. После чего меня отвезли в КПЗ забрать вещи и потом подбросили домой.


 


Честно говоря, сильно не переживал, поскольку успел до задержания сделать несколько звонков и предупредить о случившемся. Поэтому представлял, какая поднимется буря в Польше, где я неплохо известен. В камере проблем не было вообще, единственное затруднение – плохое знание польского языка и необходимость обходиться без очков. Все остальное – терпимо. Единственное, в чем я ошибся – думал, что меня освободят через 48 часов, освободили через сутки.


 


Ну и в качестве прикола – я ношу лекарства не в фирменной упаковке, а в маленькой пластмассовой коробочке, какие выдают в больницах больным на день. Там четыре отделения. В военном госпитале, когда врач опрашивал меня на предмет болезней, чтобы дать заключение, можно ли меня содержать в КПЗ, стало проблемой, как описать для полицейских, какие лекарства и когда я могу принимать – названий лекарств нет, лекарства, которые в Европе не используются и которые врачу не знакомы. После консультаций врач описал лекарства по размеру и цвету. В итоге в КПЗ полицейский просто приносил мне глюкометр и лекарства, настаивая только на том, чтобы я их выпивал при нем.


 


Муратбек КЕТЕБАЕВ



 


Обе публикации перепечатываются с интернет-портала «Республика» от 17.06.2013: <http://respublika-kaz.info/news/politics/31024>. <http://respublika-kaz.info/news/politics/31026>


 


Добавить комментарий

Смотрите также