КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Акела промахнулся

15.05.2013

В начале апреля аркалыкская тюрьма проснулась «обезглавленной»: там враз не стало нескольких авторитетов во главе со «смотрящим» – уголовником по кличке Акела (Б. Акильжановым). Их вывезли из тюрьмы в Костанай под покровом ночи и под видом обычных мероприятий по этапированию осужденных. Сделано это было для того, чтобы тюрьма не поднялась на защиту «хозяина».


 


Да, судя по всему, Акела имел здесь очень серьезный вес. Как говорил один из моих источников, «тюрьма в Аркалыке с виду розовая, а внутри чернее не бывает». Мой собеседник в этой характеристике, конечно, играл словами, используя понятия «красных» и «черных» зон, то есть учреждений, в которых верховодят либо администрация, либо зэки.


 


По нашим сведениям, в отношении отбывающего наказание Акильжанова возбуждено уголовное дело по ст. 235 ч.1 УК РК (создание и руководство преступной группой). Компетентные органы считают, что он следил за четким соблюдением в тюрьме норм и традиций уголовно-преступной среды и благодаря бдительному криминальному надсмотру в тюрьму доставлялись марихуана и героин, причем в особо крупных размерах.


Во время обысков в тюрьме были найдены сотни тысяч тенге. Поэтому возбуждены еще и уголовные дела по статье о финансировании деятельности преступной группы. Органы проследили связи «хозяев» зоны с уголовными авторитетами, находящимися на свободе.


Также во время обысков в камерах были обнаружены средства связи: в частности, 19-метровый шнур с наушниками и микрофоном, благодаря которому обитатели тюремного цоколя говорили по мобильному телефону, находившемуся на верхних этажах здания. И все это в аркалыкской тюрьме происходило годами…


 


– Когда в 2010-2011 годах мы проводили мониторинг условий содержания заключенных в аркалыкской тюрьме, нам бросилась в глаза резкая разница между тем, как плохо живут в ней одни, и насколько хорошо – другие, – говорит правозащитник Анастасия Миллер. – Так называемые террористы и политические сидят в одиночных камерах в строжайших условиях, предназначенных для пээлэсников (пожизненно лишенных свободы. – С.К.). Вся остальная тюрьма чувствует себя весьма вольготно: дорогие плазмы в камерах, хорошая мебель, изолированные санузлы, нарды… Еду эти заключенные готовили себе сами из своих продуктов, весьма качественных и свежих. В то же время тюремная кухня представляла собой жалкое зрелище: неработающие холодильники, подгнившее мясо в ванне, вялые овощи с роем мошкары. И очень удивило нас тогда поведение заключенных: они с администрацией общались весьма свободно, могли безбоязненно отпускать недвусмысленные шутки. В общем, было понятно, что в тюрьме Аркалыка действуют особые порядки, и мы писали об этом в своих документах, представленных в соответствующие госорганы.


 


Но никто на сообщения правозащитников тогда внимания не обратил, пока до аркалыкской тюрьмы не дошли руки у сотрудников Комитета нацбезопасности. Крайне странным, по нашему мнению, на этом фоне выглядит повышение в должности бывшего начальника костанайского управления комитета уголовно-исполнительной системы Азамата Базылбекова. В прошлом месяце он был назначен заместителем председателя комитета УИС МВД РК.


 


ИСТОЧНИК:


Газета «Время»


www.time.kz/articles/risk/2013/05/15/akelapromahnulsja


 


Добавить комментарий

Смотрите также