КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

«Дело «Республики»: борьба с людьми, а не с идеями

21.02.2013

20 февраля юристы и правозащитники провели пресс-конференцию, где поставили ребром вопрос о недопустимости запрета на профессию журналиста. Елена Малыгина, Тамара Симахина и Евгений Жовтис – каждый со своей стороны – дали расклад, во что превратится свобода слова в Казахстане после того, как власть закроет «Республику».


 


«Речь идет о запрете на нашу профессию», — сразу взял быка за рога, начиная пресс-конференцию, глава Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев. И то, что это действительно так, подтвердила юрист Тамара Симахина.


 


На первом судебном процессе по «единому СМИ» Тамара Симахина представляла интересы собственника газеты «Мой дом — республика», также закрытой по принципу присутствия слова «республика» в названии. Поэтому юрист отнюдь не голословно смогла дать расклад по ситуации присутствовавшим в зале журналистам и представителям международных организаций.


 


– Задолго до решения суда вынесено определение, в котором уже было написано, что более 30 средств массовой информации являются единым СМИ, что имеется какой-то единый редакционный коллектив и запрещается выпускать перечисленные средства массовой информации и «иные СМИ», — объяснила она. — И теперь мы уже имеем прецеденты, когда журналист, который работал в одном из этих СМИ, публикуется в газете, которая не принимала участия в судебном процессе, и эта газета тоже судоисполнителями признается «единым СМИ», а на этом основании начинают всячески препятствовать ее распространению. Можно вообразить абсурдную ситуацию: если кто-то из журналистов «единого коллектива» сможет устроиться в «Казахстанскую правду», то на основании этого решения суда «Казправду» тоже можно закрывать!


 


Самое главное, по мнению юриста, то, что «единым» журналистам оказалась запрещена их профессиональная деятельность.


 


– Мало того, что журналисты остались без работы, — они никуда трудоустроиться не могут: кто их станет брать на работу, когда все знают, что есть такое решение суда? По которому органы прокуратуры сами произвольно будут определять: вот это СМИ относится к «иным СМИ», а это нет, — недоумевает она. — Несколько десятков журналистов на сегодняшний день у нас в Казахстане оказались в ситуации, что они не находят себе работы.


 


– Мы с вами обязаны соблюдать действующее законодательство. И если мы напишем исковое заявление, не основанное на нормах действующего законодательства, ни один суд его рассматривать не будет и тем более удовлетворять иск. Но, оказывается, прокурору города Алматы совершенно не обязательно руководствоваться в своих действиях нормами законодательства.


 


Доказательство — процесс «единого СМИ», в течение которого юристы неоднократно просили прокурора назвать статьи закона, на основании которого он требует признать эти СМИ единым и запретить. И неоднократно слышали ответ: «Мы так считаем».


 


– Представитель государственного органа, специально созданного и существующего на наши с вами деньги для того, чтобы надзирать за соблюдением законности, при этом сам не утруждается этим! — возмущенно сказала Тамара Симахина.


 


Свобода слова — одно из фундаментальных прав и свобод и защищается особенно. И одно из средств защиты — максимально усложненная процедура ликвидации СМИ, напомнил известный правозащитник Евгений Жовтис.


 


– Даже из-за статьи, содержащей экстремистские высказывания (хотя в материалах закрытых СМИ я не видел этого), СМИ не закрывают. Из-за такой статьи наказывают людей — автора и редактора, — познакомил он собравшихся с мировой практикой. — Потому что мировое сообщество понимает важность СМИ и ценность обеспечения людей максимально разнообразной информацией из разных источников. Чтобы люди имели возможность делать выбор.


 


В том, что закрытие этих СМИ есть прямое нарушение свободы слова, у правозащитника сомнений нет. Как и в том, что суд над «Республикой» — это не что иное, как правовое оформление политических решений.


 


– Давайте не питать иллюзий, что это решение некоего судьи или прокурора. Это решение, принятое на политическом уровне, по закрытию целого сегмента информационного пространства Казахстана, — прямо сказал правозащитник.


 


Нужно четко себе представлять, подчеркнул Евгений Жовтис, что борьба идет не с идеями, а с людьми.


 


– Понятно, что никаких радикальных идей журналисты не распространяют, экстремистами не являются. Идет борьба с людьми, которые поддерживают определенную точку зрения. И этих людей ограничивают в возможности журналистской деятельности, — уверен он.


 


Вывод у правозащитника получился крайне печальный.


 


– Происходит переход от самоцензуры к обычной цензуре, чтобы ограничить распространение неугодной информации. Это политический тренд, который невооруженным взглядом можно отследить и который сильно обострился после жанаозенских событий, — объяснил он. — Будем надеяться, что хотя бы персонально против журналистов этих изданий не будет давления. Но процесс будет таковым, пока Казахстан превращается из мягко авторитарного в жестко авторитарное государство.


 


…В конце встречи представитель фонда защиты свободы слова «Адил соз» Елена Малыгина зачитала притихшим журналистам заявление сотрудников газеты «Голос республики» и призвала прийти на пятничный процесс поддержать «республиканцев».


 


«Это, может быть, никак не повлияет на решение суда, но хотя бы проявим журналистскую солидарность, потому что, как говорил Фучик, завтра могут прийти за нами», — напомнила г-жа Малыгина.


 


Показательно, что вопросов у собравшихся не нашлось. И действительно, что скажешь? Все понятно.


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика»


www.respublika-kaz.info/news/politics/28750/


 


Добавить комментарий