КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Опять допрос с «пристрастием»?

16.01.2013

Молодой житель восточно-казахстанского Риддера, серьезно пострадавший в драке, был прямо из больницы принудительно доставлен в отделение полиции для дачи показаний, где скончался вскоре после допроса. Медики утверждают: полицейскaие не должны были забирать пострадавшего из больницы. Стражи правопорядка парируют: парню не оказали должную помощь сами эскулапы. А родственники погибшего склонны думать, что молодого человека служители закона допрашивали с особым пристрастием.


 


– У меня восемь детей, – рассказывает мать погибшего Алтынай Кайсанова. – Муж умер рано, поэтому поднимала их на ноги сама, было очень непросто. А 17 ноября из-за чьей-то халатности не стало моего самого младшего сына, 26-летнего Саяна Кайсанова.


 


Вечером 16 ноября Саян со своим другом Дастаном пошел в гости к бывшему мужу сестры. Застолье не задалось с самого начала: хозяин был не в духе. По предварительной версии, между парнями завязалась словесная перепалка, которая быстро переросла в драку. В ход пошел весь бытовой арсенал: от ножей до топоров. Вскоре на место прибыли сотрудники полиции и «скорая помощь». Медики доставили раненых участников потасовки в больницу.


 


Кайсанова привезли в Риддерскую городскую больницу.


 


Через некоторое время в медучреждение приехали полицейские и увезли парня в отделение, где он скончался спустя несколько часов. По заключению эксперта, смерть наступила от ушиба головного мозга, вдавленного перелома левой височной кости и закрытой черепно-мозговой травмы.


 


У убитой горем матери множество вопросов как к сотрудникам правоохранительных структур, так и к медикам. На каком основании стражи правопорядка ночью увезли Саяна из больницы в ОВД? Неужели полицейские не видели, в каком состоянии находится задержанный и что ему нужна срочная медицинская помощь? Почему о смерти сына сообщили только спустя 13 часов, уже после вскрытия?


 


– Позже мне показали тело, все в кровоподтеках, – говорит Алтынай. – Если из больницы мой сын был доставлен в ОВД без всяких подозрений на тяжесть состояния, выходит, травмы он получил уже в отделении? А полицейские утверждают, что смерть наступила… внезапно и неожиданно!


 


Алтынай сомневается и в том, что ее сын с такими серьезными повреждениями мог учинить дебош в больнице.


 


Как только Саян Кайсанов поступил к нам, травматолог Константин Фоминых попытался его осмотреть, – рассказал исполняющий обязанности главврача городской больницы Риддера Александр Водянко. – Но пострадавший был пьян, упирался, не давал нормально провести осмотр. Поэтому наш врач оставил пациента на некоторое время с медсестрой, чтобы тот успокоился.


 


Но, по словам Александра Ивановича, раненый продолжал буянить, даже пытался сбежать. Тогда были вызваны сотрудники полиции,  чтобы утихомирить разбушевавшегося больного.


 


– Вот тут и произошло самое непонятное, – продолжает Александр Водянко. – Я до сих пор не пойму, зачем полицейские решили доставить Кайсанова в отделение? Неужели они не видели, в каком он состоянии? Травмы заметны невооруженным глазом. К тому же с врачом сотрудники ОВД ничего не согласовали, все решили «на месте» с медсестрой.


 


Однако врачи не берутся утверждать, смог бы Саян выжить, будь ему вовремя оказана медицинская помощь.


 


– Сейчас проводятся необходимые экспертизы, – сказал травматолог Константин Фоминых. – Только по их результатам можно будет что-либо с уверенностью утверждать.


 


Уполицейских своя версия этой истории.


 


– Ночью к нам поступил звонок от врача, который попросил забрать Кайсанова, – говорит начальник Риддерского ОВД Руслан Камзин. – Поймите, мы не имеем полномочий без необходимых санк­ций доставлять задержанных из больниц в отделение: вдруг им тут станет хуже? Вся ответственность ляжет на нас.


 


– То есть в больнице сообщили ложную информацию?


 


– По данному факту областная прокуратура проводила проверку. Изначально специалисты расследовали, почему парень погиб в отделении. Но, когда выяснилось, что он скончался от травм, полученных в драке, началось разбирательство в отношении медицинского учреждения: как врач мог отпустить пациента в таком состоянии? В отношении медработников даже возбуждено уголовное дело. Стоит думать, что без весомых на то оснований прокуратура не стала бы обвинять медиков.


 


– Неужели ваши сотрудники не видели, в каком состоянии находится Саян Кайсанов?


 


– Мы каждый день имеем дело с гражданами, участвовавшими в драках. Многие поступают в полицию с такими же синяками и ушибами, что были на теле Кайсанова. Однако по его поведению и общему виду нельзя было сказать, что он смертельно ранен: парень нормально общался, ходил, давал показания. «Вдавленные в мозг черепные кости» – это действительно звучит страшно. Но в реальности неспециалисту заметить и определить такие травмы невооруженным глазом очень сложно.


 


– Почему о смерти сына матери было сообщено только спустя 13 часов?


 


– При себе Кайсанов не имел никаких документов. Мы не были уверены точно, что Алтынай – его мать. Полицейские ведь не могут по первому подозрению позвонить человеку и заявить: ваш сын погиб. Нужно все тщательно проверить.


 


По словам полицейского, когда в ОВД Саяну стало плохо, вызвали «скорую». Прибывший специалист констатировал смерть.


 


Тем не менее в ДВД Восточно-Казахстанской области все же признали: вина полицейских в произошедшем есть.


 


– Сотрудники Риддерского отдела полиции, имеющие отношение к этой ситуации, понесут строгое дисциплинарное наказание, – прокомментировал нам начальник ДВД Рашид Жакупов. – Но будем объективны: есть определенная вина медиков. Могу заверить: никто не прикасался к Кайсанову в самом ОВД.


 


Правозащитники же считают, что в действиях полицейских прослеживается не только халатность, но и отсутствие элементарного гуманизма.


 


– Из знаменитого «служить и защищать» современные стражи порядка помнят только про «служить», – говорит правозащитница Анель Жунусова. – Человек умирает, а для них главное – наказание. Но есть правила, есть кодекс, согласно которым пострадавшего человека нельзя привлекать для экстренного допроса. Тем более с серьезными, видимыми повреждениями. Но им побыстрее бы дело сдать… Хотя позиция медсестры меня тоже удивляет: почему она отпустила пациента?


 


Безутешная Алтынай Кайсанова написала заявление на имя генерального прокурора страны – может быть, надеется она, это поможет выявить и наказать виновных в смерти ее сына.


 


ИСТОЧНИК:


Газета «Время»


www.time.kz/index.php?module=news&newsid=31287


 


Добавить комментарий