КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Как КНБ «погулял» в офисе Туменовой

27.12.2012

 «Обыск» в помещениях, которые общественный фонд «Амансаулык» арендовал в офисе запрещенной партии «Алга», превратился в сплошное нарушение и больше походил на налет: «люди в штатском» разломали мебель и раскурочили сейфы. Зарубежные партнеры фонда с мировым именем в шоке от действий сотрудников Комитета национальной безопасности.


 


Подробностями налета «чекистов», произошедшего 19 декабря, поделились вчера на пресс-конференции в Алматы сотрудники фонда «Амансаулык» Бахыт Туменова и Георгий Архангельский.


 


– Накануне пятеро сотрудников фонда выехали в Астану для проведения круглого стола по предупреждению бытового насилия по линии ПРООН, — поведала Бахыт Туменова. — 19-го утром около девяти часов мне позвонили и сообщили, что на наш офис произошло нападение неизвестных, которые проводят «обыск». Мы с 1 ноября арендуем несколько комнат в офисе незарегистрированной партии «Алга». Я попросила дать трубку следователю и сказала, что мы в этот же день будем в Алматы, и предложила, что сама приеду и все, что интересует следователя, покажу и отдам. Но он отказался.


 


По словам Бахыт Ниязбековны, непрошеные гости перевернули все вверх дном, изъяли всю оргтехнику вплоть до диктофонов и фотоаппаратов, все бумаги. Взломали сейфы и вытащили оттуда бухгалтерскую документацию. Варварски обошлись с мебелью. Документы, что не забрали с собой, разбросали по полу.


 


– Наша деятельность теперь полностью парализована, — заметила Бахыт Ниязбековна. — Но мы продолжим работать. Мы намерены обжаловать все неправомерные действия следователя КНБ.


 


Примечательно, что возле здания, где шли «следственные действия», находился сотрудник фонда Георгий Архангельский, безуспешно просивший впустить его в здание, где шел «обыск».


 


– Люди в штатском дали мне понять, что я для них пустое место, — поделился впечатлениями г-н Архангельский. — Потом, когда нам разрешили войти, я увидел, что моя тумбочка разворочена, все было перевернуто вверх дном. Расцениваю эту акцию КНБ как запугивание, попытку задавить нас психологически.


 


Георгий Архангельский также обратил внимание на странные маневры налетчиков в день «обыска».


 


– Почти все были в штатском, только двое были в форме сотрудников полиции. Я видел, как подошел человек с зеленым пакетом, с улицы передал его своим коллегам, которые занесли его в здание. Возможно, там какой-то компромат. Потом занесли металлический чемодан. Я сфотографировал его. Через полтора часа этот чемодан кое-как вытащили и потащили вверх по улице, потом затолкали в машину и уехали. Только на следующий день я получил протокол обыска от Нурлана Жолдасова (сторонник незарегистрированной партии «Алга», которого привлекли к «обыску» в качестве понятого — авт.), из которого узнал, что обыск проводился на основании постановления о наложении ареста на имущество: на недвижимость и земельный участок. Вообще-то, для этого достаточно было сообщить в ЦОН!


 


Известный казахстанский правозащитник Евгений Жовтис отметил многочисленные процессуальные нарушения в ходе «обыска»:


 


– Процедуру обыска регламентирует статья 232-я Уголовного кодекса. Из 15 пунктов этой статьи было нарушено 11! Искать должны не что-то абстрактное, а указанные в постановлении на обыск предметы. Обязательно должно быть предложено выдать искомые предметы добровольно. Если их выдадут, то необходимость в обыске отпадает. Если у сторонних лиц, как в данном случае, нужно четко указывать, какие предметы ищут. Обязательно присутствие представителя организации, где проводится обыск. Обязательно присутствие понятых, чего тоже фактически не было. До начала обыска следователь обязан предъявить постановление представителю организации. Без необходимости нельзя ломать мебель, двери и так далее. Следователь должен ограничиться изъятием только имеющих значение для дела вещей. Какое отношение к делу имеют, например, мониторы? Там информации не больше, чем в телевизоре! И копию протокола под расписку должны вручить представителю организации, чего также не было сделано, — перечислял нарушения Евгений Александрович.


 


Последствия действий комитетчиков, которые правозащитник охарактеризовал не иначе, как правовой беспредел, он назвал скатыванием к правовому хаосу и анархии:


 


– Это самое настоящее рейдерство. Возбуждают дело против владельца здания, в котором сидят арендаторы. Все изымают и потом возбуждают дело против арендаторов. Своими действиями КНБ открыл ящик Пандоры. Теперь можно будет с любым бизнесом, с любым гражданином разобраться таким образом. В этой связи хочу обратить особое внимание на безнаказанность сотрудников КНБ. Такое ощущение, что действует единый орган, состоящий из спецслужб, полиции, судов, прокуратуры. Это печально, это лишает возможности граждан защищаться, — подытожил г-н Жовтис.


 


Зарубежные партнеры фонда, по словам Бахыт Туменовой, в шоке от произошедшего.


 


– Звонили грантодатели, вчера звонили из офиса верховного комиссара по правам человека ООН. Все в шоке. Получаем много писем поддержки из-за рубежа: нас просят не падать духом. Но самое неприятное — теперь старики, которым мы оказывали помощь, не могут нам позвонить в офис. Они вынуждены звонить на «сотку» и просят перезвонить им на городской номер.


 


– Это сама власть сеет социальную рознь, — уверена Бахыт Ниязбековна. — Власти предержащие сами представляют опасность для общества, они перешагнули черту, рушат устои государства. Они не там ищут тех, кто представляет угрозу национальной безопасности, поэтому и происходят ЧП, как на «Арканкергене» и в других местах. КНБ проще гоняться за пенсионерами, чем искать настоящих террористов.


 


Кстати, на днях фонду «Амансаулык» исполняется пять лет. За время работы сотрудники фонда оказали помощь 19 тысячам граждан, преимущественно людям предпенсионного возраста и пенсионерам.


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика»


www.respublika-kaz.info/news/politics/27726/


 


 


Добавить комментарий