Прокуратура ввела цензуру, а суд поддержал!

07.12.2012

«Как четыре юриста не могли разобраться в том, что один прокурор натворил». Так должна называться сказка про вчерашнее судебное заседание по «делу о едином СМИ и его запрете».


 


Напомним, 20 ноября прокуратура Алматы подала иск к целому ряду СМИ, требуя прекратить их выход. Основание — решение суда по делу Владимира Козлова, где эти газеты и сайты, одним махом названные «единым СМИ», признавались экстремистскими. 21 ноября Медеуский суд в обеспечение этого иска запретил выход всех этих СМИ.


 


На первом предварительном заседании 27 ноября судья, не увидев сходства между списками ответчиков (газет и сайтов) и названиями ТОО в доверенностях юристов-представителей, легкомысленно назначила основное разбирательство, заметив: к тому времени прокуратура что-нибудь придумает. Сразу скажем — прокуратура не придумала ничего лучше, как оставить в качестве ответчиков те же СМИ — то есть, по сути, выпуски газет и продукцию веб-сайтов. Но лучше расскажем о заседании от 6 декабря по порядку.


 


К назначенному времени в здании Медеуского суда собралась внушительная толпа: сотрудники редакции, наши коллеги из других СМИ, в том числе иностранных, читатели и общественные деятели. Увидев всех, работница суда даже пообещала предоставить большой зал заседаний. Но слово не сдержала — в итоге нескольким десяткам мужчин и женщин в зимней одежде пришлось все время процесса тесниться в маленьком душном помещении, где сесть могли единицы.


 


Перед началом процесса журналисты «Голоса республики» провели флешмоб: залепили рты надписями «Цензура» и взяли в руки плакаты. Фотографы и операторы с удовольствием снимали живописную картину. Судья Бейсенова Г. Р. безуспешно пыталась прекратить это «безобразие».


 


Наконец щелканье камер затихло, судья обернулась к скамейке стороны защиты — и тут ее ждал новый сюрприз. Четырех юристов — представителей трех разных газет и портала «Республика» — закрывали большие изображения «настоящих» ответчиков — этих самых СМИ.


 


Возмущенная служительница Фемиды потребовала убрать плакаты и начала заседание, обратившись к представителям: «Давайте доверенности». Юристы в ответ спросили: от каких ответчиков?


 


– Прокуратура отказывается менять ответчиков, — ошарашила присутствовавших судья.


 


– А, тогда возвращайте «ответчиков» на место! — схватились за плакаты защитники прессы.


 


Впрочем, судья легко обошла это затруднение. В том же стиле, что и прокуратура, когда объявила три десятка СМИ одним. Судья признала собственников СМИ… «третьей стороной, выступающей на стороне ответчика». И тут же ушла, чтобы напечатать новые иски и новое определение суда по этому поводу.


 


– Такое первый раз в моей практике! — призналась опытный юрист из России Наталья Антонова, представитель ООО «Медиа-консалт» — собственника портала «Республика».


 


 


 


Получив новые иски, все четыре представителя подали ходатайства о переносе заседания — надо время, чтобы подготовить отзыв на иски. Но судья предложила вначале рассмотреть два заявления, поданных главным редактором газеты «Голос республики». Татьяна Трубачева просила разъяснить: означает ли запрет на выпуск и распространение перечисленных в иске газет также и запрет на журналистскую деятельность «республиканцев»? Другими словами, могут ли они публиковать свои статьи в других СМИ и распространять их любым другим законным способом?


 


Прокурор Тимур Ауталипов призвал судью не удовлетворять заявление (то есть ничего не объяснять), мол, разъяснять по закону можно только решения суда, а не определения. Судья удалила всех из зала и после долгого раздумья… согласилась с прокурором.


 


– Можно вопрос прокурору?! — не выдержал юрист Сергей Уткин. — Вы подали заявление об обеспечении иска, потому что вы боитесь, что решение суда будет затруднено в исполнении или его невозможно будет исполнить? Как будет исполняться решение? Вы боитесь, что в ходе судебного разбирательства будут публиковаться сведения, как вы говорите, касающиеся свержения конституционного строя?


 


– Да, публиковать материалы, — кивнул прокурор.


 


– Согласно закону о СМИ и Конституции РК эта позиция прокуратуры называется «цензура»! — провозгласил Сергей Уткин. — В законе о СМИ четко написано, что такое цензура. Это проверка перед тем, как публиковать, либо запрет на публикацию того, что еще не было опубликовано. Вот сейчас вы своим определением ввели цензуру в Казахстане официально. Вы сказали, что я, судья такая-то, запрещаю выходить этой газете, потому что, возможно, там будут опубликованы такие материалы, которые, возможно, будут противоречить закону. Это и есть цензура. Это делать Конституцией категорически запрещается. Поэтому мы вас просим эту меру отменить.


 


Во втором заявлении Трубачева просила изменить меры по обеспечению иска: вместо запрета на выход газеты запретить собственникам распоряжаться принадлежащими им СМИ, изменять наименование СМИ и его тематическую направленность.


 


Результат рассмотрения заявления — после такой же паузы — был тем же. Хорошей новостью было только то, что судья все же перенесла заседание — на 13 декабря.


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика»


www.respublika-kaz.info/news/politics/27301/


 


Добавить комментарий