КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Дело Курамшина: так была ли взятка Удербаеву?

07.12.2012

Предпринимательница Анна Кузьмина, ранее на следствии фактически признавшая перечисление денег для взятки, запуталась в показаниях по делу Вадима Курамшина, которое слушается в эти дни в Таразе. Сказавшийся больным Кусаинов мечется по всему Казахстану, избегая явки в суд.


 


На очередном судебном заседании по делу Курамшина должен был продолжиться допрос свидетеля Кусаинова. Но свидетель в суд не явился. Не пришли и другие свидетели. Узнав сей факт от секретаря, Абидов предложил допросить подсудимого. Защита отказалась.


 


– Мы не готовы к допросу подсудимого, — пояснили адвокаты и Курамшин. И последний добавил: — Достоверно известно, что Кусаинов сейчас находится на судебном процессе в Петропавловске, где он подставил полицейского из Тайншы. Он в общей сложности подставил уже 15 человек!


 


Подумав, судья предложил перейти к исследованию доказательств. В зал пригласили присяжных заседателей и начали просматривать видеозапись разговора Курамшина с помпрокурора Удербаевым в кабинете последнего.


 


Пока решали технические проблемы («кино» никак не хотело показываться), смотрели видеозапись, подошло время обеда, и судья объявил перерыв.


 


После обеда всех пригласили в здание областного суда. Все присутствовавшие подумали, что сейчас продолжится просмотр видеофайлов, приобщенных к материалам дела. Но, войдя в большой конференц-зал с огромным монитором, Абидов объявил, что сейчас из здания суда Акмолинской области по «Скайпу» будет допрашиваться жительница города Кокшетау Анна Кузьмина, которая якобы не смогла приехать в Тараз по состоянию здоровья. Несмотря на возражения стороны защиты, настаивавшей на том, чтобы Кузьмина лично приехала в Тараз, судья решил допросить свидетеля по «Скайпу».


 


В качестве обоснования неявки Кузьмина прислала в суд две справки от врачей, причем одна из них написана подозрительно ровным, чуть ли не каллиграфическим почерком.


 


Следует отметить, что скайп-связь была, мягко говоря, неважного качества. Связь постоянно обрывалась, звук доходил с искажениями и помехами. В итоге допрос Кузьминой превратился в диалог по принципу «моя твоя не понимай». Многие ответы на вопросы остались неуслышанными, сами вопросы зачастую просто повисали в воздухе.


 


– Интернет отключают, — удрученно заметил программист областного суда, обеспечивающий техническую сторону процесса. — С утра все было нормально.


 


– Кто отключает? — не понял судья.


 


– Верховный суд.


 


Тем не менее, судья счел нужным «воспользоваться моментом, раз такая возможность представилась», и допросить Кузьмину.


 


– Сколько вы заплатили Роме Мамедову за услуги по доставке товара? — приступил к допросу гособвинитель.


 


– 300 тысяч тенге.


 


– Что было дальше?


 


– Мне звонит Рома, говорит, что товар задержали, и просит 7 тысяч долларов. Я сказала, что заплатила ему уже и эти проблемы меня не интересуют. Потом мы поговорили, и так товар был не только мой, но и его, я согласилась перевести ему еще 300 тысяч тенге. После того как товар пришел, я обнаружила недостачу на 1300 долларов. Я высказала Роме претензии по этому поводу и попросила своего знакомого Кусаинова, чтобы он разобрался, куда пропал товар. Я выписала на Кусаинова доверенность без права получения материальных средств. Через какое-то время Кусаинов попросил выписать доверенность на Курамшина, чтобы Курамшин дальше занимался этим делом. Поехали к нотариусу, сделали доверенность и выслали на электронную почту.


 


– Какая это была доверенность? — спросил судья.


 


– Такая же, как у Кусаинова.


 


– Но в доверенности на Курамшина указано право получения материальных средств!


 


– Не знаю, наверное, не обратила внимания, — был ответ.


 


– Но ведь за разные доверенности платятся разные суммы! — прокомментировал ее ответ подсудимый.


 


– Вы уполномочивали Курамшина на получение денег? — спросил прокурор.


 


– Нет, я с ним лично не была знакома.


 


– Ей подсказывают, что отвечать! — опять вмешался Вадим Курамшин. — Покажите нам целиком помещение, где она сидит!


 


Просьба, однако, была проигнорирована. На мониторе было видно только лицо Анны Кузьминой на фоне белой стены.


 


– Вам кто-нибудь подсказывает содержание ответов? — спросил судья Абидов у свидетеля.


 


– Нет, — другой ответ трудно было ожидать.


 


Далее Разия Нурмашева озвучила текст показаний Кузьминой на предварительном следствии.


 


– На следствии вы дали показания, что эти 300 тысяч перечислили именно для освобождения задержанного товара, — подытожила Разия Нурмашева.


 


– Я не помню, где эту объяснительную писала. Что вы от меня хотите? — ушла от ответа свидетель.


 


– Кузьмина, у вас показания разные! — громко сказал судья.


 


На этом месте связь в очередной раз прервалась.


 


…После того как с горем пополам допрос Кузьминой был окончен, ее лицо с экрана монитора исчезло. Вместо этого там неожиданно появился… Кусаинов.


 


– Вы почему уехали из Тараза? — задал ему вопрос судья Абидов.


 


– Не было средств, — ответил Кусаинов.


 


– Ему за меня полтора миллиона дали, — бросил реплику Курамшин.


 


– Вы должны были быть здесь! — обратился к Кусаинову судья. — Когда сможете приехать?


 


– Я нахожусь на лечении, — произнес Кусаинов.


 


– Какая скотина! — не сдержался Курамшин.


 


– Я прошу не вызывать меня в Тараз, — как ни в чем не бывало продолжил Кусаинов. — Меня привезли в облсуд прямо из больницы.


 


– Кто привез? — не понял судья.


 


– Ему подсказывают! — в один голос воскликнули Нурмашева и Курамшин. — Мы хотим видеть его здесь! Заявляем ходатайство о принудительном приводе.


 


На этом был объявлен перерыв до 10 часов 5 декабря.


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика»


www.respublika-kaz.info/news/society/27256/


 


Добавить комментарий