КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Защита от любой чуждой мысли?

16.11.2012

 


Масштабную идеологическую борьбу с терроризмом одобрил в среду Мажилис. Правда, бороться, судя по всему, будут привычными методами – запретами и ограничениями.


 


Проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам противодействия терроризму» явно был для мажилисменов долгожданным, поскольку проявили к нему депутаты недюжинный интерес. Да и автор документа — Комитет национальной безопасности РК — явно отдельно готовился к обсуждению.


 


Даже доклад представлявшего законопроект заместителя председателя КНБ РК Кабдулкарима Абдыказимова, в отличие от традиционно по-военному сжатых кратких рапортов, был весьма обстоятельным и подробным. Так, г-н Абдыказимов сразу же пояснил депутатам, что необходимость принятия законопроекта вызвана «напряженно складывающейся обстановкой, расширяющимся масштабом радикализации некоторой части населения и, как следствие, роста террористических проявлений в стране».


 


«На эти негативные процессы доминирующее влияние оказывают отдельные сохраняющиеся социально-экономические проблемы, общее снижение правовой культуры, религиозная безграмотность, криминализация общества, бюрократизм и низовая коррупция», — признался Абдыказимов и сделал вывод: «В этой связи очевидно, что одними силовыми подходами решить проблемы противодействия терроризму не удастся».


 


Что же предлагается, помимо собственно силовых методов? Для начала решено изменить само понятие «терроризм». «Современный терроризм, по общему мнению экспертов, необходимо воспринимать не как конкретное криминальное деяние, а как сложное социально-политическое явление, аккумулирующее в себе социальные противоречия, достигшие в обществе уровня конфликтов и структурного насилия, — пояснил зампред КНБ. — Поэтому в законопроекте дается принципиально новое определение терроризма как идеологии насилия и практики воздействия на принятие решений госорганами, органами местного самоуправления или международными организациями путем совершения либо угрозы совершения насильственных или иных преступных действий, связанных с устрашением населения и направленных на причинение ущерба личности, обществу и государству».


 


Понятие «противодействие терроризму» делится на три составляющие: профилактика терроризма — то есть «устранение во всех областях жизнедеятельности общества и государства условий, порождающих терроризм», выявление, предупреждение, пресечение террористической деятельности, раскрытие и расследование террористических преступлений, а также минимизация и ликвидация последствий актов терроризма.


 


Для организации проведения профилактики разработчики законопроекта предлагают предусмотреть «создание в регионах антитеррористических комиссий, возглавляемых акимами областей, городов и районов». Главных борцов с терроризмом на местах, то бишь основных идеологов, решено отбирать «из числа первых руководителей территориальных подразделений государственных и местных исполнительных органов, ответственных за социально-экономический блок, идеологическую работу, молодежную политику и взаимодействие с религиозными объединениями, вопросы образования, здравоохранения, информации, культуры, ЧС, а также представителей правоохранительных органов».


 


– Непосредственное пресечение актов терроризма не будет входить в полномочия антитеррористических комиссий, — уточнил г-н Абдыказимов. — Этим занимается действующий республиканский и региональные оперативные штабы по подготовке и проведению антитеррористических операций, возглавляемые, соответственно, председателем КНБ и начальниками территориальных органов. По нашему мнению, предлагаемые изменения позволят с позиции исполнительных органов повысить эффективность профилактической деятельности — важнейшей составляющей противодействия терроризму, а силовым структурам — сконцентрироваться непосредственно на вопросах своевременного выявления и упреждающего пресечения террористических актов.


 


Мажилисмены идеи КНБ поддержали. И даже предложили расширить поле деятельности. Так, Светлана Ферхо поинтересовалась, как будет проводиться мониторинг интернет-ресурсов, где «распространяется идеология терроризма, способы проведения и подготовки террористических актов, а также то, что влияет и, прежде всего, призывает к дестабилизации обстановки». Вот тут зампред КНБ едва ли руками не развел — согласившись, что проблема действительно серьезная, признался: все закрыть спецслужбы просто не в состоянии.


 


– За прошлый год и этот год через судебные органы закрыто до 950 таких сайтов, пропагандирующих терроризм, идеологию насилия, экстремизм. На сегодняшний день в судах рассматривается более 150 таких представлений органов прокуратуры, — рассказал он и посетовал: — Но здесь я должен отметить одну особенность. Все эти сайты, все эти сервера по этим сайтам находятся в европейской зоне, и мы непосредственно на все это закрыть доступ не можем, потому что имеются соответствующие сегодня современные технологии, и их этому обучают, через различные прокси-сервера и программы имеется выход. Поэтому мы через представительные органы, в том числе и сенат парламента, направили наши предложения о взаимодействии организации и проведения этой работы со всем мировым сообществом, парламентариями. Чтобы в этих вопросах борьбы с терроризмом и профилактики терроризма, недопущения расширения этой базы — соответствующие предложения… и сегодня сенат нас поддержал, и в этом направлении эта работа идет, в том числе, в первую очередь, через Министерство иностранных дел, чтобы общими усилиями влиять на принятие соответствующих законов по ограничению действия этих интернет-ресурсов, которые расположены за пределами нашего государства.


 


Мухтар Тиникеев предложил воспользоваться международным опытом по содержанию осужденных за терроризм — содержать таких людей отдельно от других осужденных — и привел в качестве примера Гуантанамо. Представитель КНБ согласился: мол, опыт, может, и неплохой, и в Казахстане его также изучают. И даже частично внедряют — правда, отдельную «спецзону» пока не создают, применяя лишь опыт покамерного содержания. «Такая работа ведется, и мы эту практику дальше будем изучать, по мере накопления опыта сделаем выводы и дальше над этой проблемой будем работать совместно», — заверил он.


 


Возражений и сомнений ни у кого из мажилисменов при обсуждении законопроекта не возникло. Даже несмотря на явную нестыковку в заявлениях самого представителя КНБ, который, с одной стороны, обратил внимание на социальную составляющую террористических проявлений в виде социально-экономических проблем, коррупции и так далее, а с другой — убежденно заявил, что органы местной исполнительной власти, о коррумпированности которых в народе уже былины слагают, и будут основой идеологической работы по профилактике терроризма.


 


Ну а поскольку мажилисмены на это внимания не обратили совершенно никакого, то и о таких фундаментальных правах граждан, как свобода получения и распространения информации и тем более — свобода в выражении собственного мнения, говорить не приходится. Для нашего парламента есть только одна свобода и только одно мнение — лидера правящей партии. А все остальное с легкостью можно будет подогнать под идеологию терроризма.


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика»


www.respublika-kaz.info/news/politics/26764/


 


Добавить комментарий

Смотрите также