КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Жанаозен аукнулся подслушкой в Уральске

12.11.2012

После бессовестного произвола, которому подвергся брат Данияра Молдашева, издателя газеты «Голос республики», журналисты всерьез опасаются, что и в отношении их близких могут быть подобные провокации. Повод для таких тревог есть. На даче отца нашего собственного корреспондента в Уральске Аллы Злобиной при уборке дома был обнаружен предмет с микросхемой, похожий на передатчик.


 


Шарообразный предмет, внутри которого находилась микросхема, обнаружили 28 октября во время уборки дома — на подоконнике среди семян и трав. Обратили на него внимание совершено случайно: он… маяковал. На следующий день отнесли знакомым специалистам. «Очень похож на передатчик», — сделали они свое заключение. Но давать письменное заключение не стали: «Могут быть проблемы».


 


История о том, что делать с этим неопознанным предметом походила на детектив и очень показательна.


 


– Например, когда мы советовались с юристами, правозащитниками и узкими специалистами узнали много интересного, — рассказала Алла Злобина. — Например, если бы его нашли у журналиста дома, то это грозило бы… уголовной ответственностью. Такого возможного поворота я ну совсем не ожидала. Смешно, но мне пришлось засунуть этот предмет в стеклянную банку, закрыть и вынести на балкон, да еще и не выходить из дома одной, пока мы не отнесли этот предмет в прокуратуру. Просто детектив!


 


Но и это еще не все: практически все, кого Алла просила проконсультировать по поводу найденного предмета, были уверены: нужно делать независимую экспертизу вне пределов Казахстана и потом уже заявлять о находке. То есть неверие в правоохранительную систему обнаружилось просто тотальное.


 


– Правозащитники и юристы отнеслись иронично к возможной проверке предмета нашими правоохранителями, — пояснила Алла. — Никто не признает, говорят они, что прослушка есть, так же, как никто при проверке помещений не скажет вам, есть ли там на самом деле «жучки».


 


– Еще до обращения в прокуратуру я сделал прогноз, что закончится это ничем, — прокомментировал этот случай и директор Западно-Казахстанского филиала Казахстанского Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Павел Кочетков. — В лучшем случае скажут, что это детская игрушка, а в худшем — будут смеяться или упрекать в нагнетании страстей по поводу слежки за инакомыслящими или журналистами не «придворного предназначения». Остаюсь в полной уверенности: все так и будет. Дадут ответ, что предположения об установке «жучков» на даче не подтвердились и оснований для принятия мер прокурорского реагирования нет. Было бы невероятным событием, если бы органы прокуратуры подтвердили, что это передатчик, и привлекли бы к ответственности сотрудников ДВД и КНБ.


 


Тем не менее заявление на имя прокурора области в прокуратуру Алла Злобина и ее отец все-таки отнесли. Заявление принял заместитель прокурора по следствию Бахытберген Касымбаев. Заявлению, рассказала журналист, зампрокурора не удивился, выслушал внимательно и поручил тщательную проверку своим сотрудникам. Предмет, как положено, изъяли.


 


– На следующий день сотрудник прокуратуры и представитель ДВД со специальной аппаратурой выехали на дачу — провести проверку. По дороге говорили о Жанаозене, а проверка, как мы и ожидали, ничего не дала, — рассказала Алла Злобина. — Прибор не пищал, и другой, типа бинокля, который посредством ультрафиолетовых лучей обнаруживает камеры видеонаблюдения (размер таких камер всего четверть спичечной головки), тоже ничего не обнаружил, о чем и был составлен акт.


 


Кстати, работник прокуратуры показал журналисту аналогичный, но упрощенный вариант найденного предмета: «Скорее всего, это игрушка — ее помещают в детские шары, и при амортизации она мигает. Но тот, что вы нашли, мы отправим на экспертизу», — пообещал работник прокуратуры.


 


– Но вот как этот предмет попала на дачу? Лишних вещей там нет. Когда мы выясняли, кто мог подкинуть этот предмет, выяснилось, что в августе к отцу не раз приходил человек в штатском, представлялся сотрудником полиции и просил разрешения войти в дом — зарядить «сотку». Таких визитов было около шести. Больше никто из посторонних в дом не входил, — рассказала Алла Злобина.


 


Уже в неофициальном порядке журналист сама проверила съемную квартиру, где сейчас проживает. И тут аппаратура… запищала.


 


– Радиоприбор громче пищал, когда направлялся на нетбук и видеокамеру, — рассказала Алла. — Мне сказали: в камере что-то есть. Я с ней никогда не расстаюсь: использую и как диктофон, и как фотоаппарат. А на ремонт сдавала только раз — в Актау. Кстати, ремонт тот очень уж затянулся: вернули мне камеру только через неделю, хотя причина поломки была плевая — отошел контакт на входе шнура-зарядки. Теперь я даже не знаю, куда нести камеру на проверку…


 


Журналист считает, что вся эта история с нахождением неизвестного предмета на даче ее отца и с реагирующей на спецаппаратуру видеокамерой связана с работой в Жанаозене и Актау.


 


– Мы знаем, что наши телефоны прослушиваются, двери квартиры, которую мы снимали в Актау во время процесса «37-ми нефтяников», заплевывали. Во время процесса над Владимиром Козловым под дверь квартиры, которую я снимала, несколько раз разливали масло, видимо, по аналогии с героями Булгакова: «Аннушка уже разлила масло…» Поэтому случайностью все, что происходит сейчас в Уральске, не считаю. Раньше у нас таких находок никогда не было. Мои родные проживают в Самаре и часто приезжают на дачу к отцу. Я, честно говоря, опасаюсь, что и нам могут подбросить наркотики… Сразу заявляю: никто из нашей семьи не ведет аморального образа жизни, не бывает в сомнительных компаниях и, конечно, не употребляет наркотики. Таких игрушек, которые показал сотрудник прокуратуры, нет ни у одного ребенка в нашей семье.


 


Журналист ждет ответа из прокуратуры. «Все-таки хочется верить, что какие-то меры примут», — надеется Алла.


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика»


www.respublika-kaz.info/news/politics/26657/


 


Добавить комментарий

Смотрите также