КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Репрессии только закаляют сопротивление

01.10.2012

 


Несмотря на суровое наказание и огромные штрафы, российские правозащитники отказываются исполнять репрессивный закон об НКО, принятый недавно Госдумой, и готовы к преследованию, даже уголовному. С таким заявлением выступили более 150 правозащитных организаций России.


 


Почему российские правозащитники были вынуждены выйти с таким заявлением, как рядовым гражданам страны избежать наказания по закону о клевете и почему права верующих нельзя оскорблять, а неверующих – можно? Эти и многие другие темы эксперты обсудили во время пресс-конференции «Новое законодательство об НКО (некоммерческие организации): позиция правозащитников», которая прошла в Независимом пресс-центре в Москве 27 сентября.


 


В России не утихают дебаты вокруг закона об НКО (вступит в силу 20 ноября), который устанавливает особую ответственность для некоммерческих организаций, получающих финансирование из-за рубежа. Согласно ему статус «иностранного агента» получат около тысячи организаций, большинство из которых ведет образовательную, благотворительную и правозащитную деятельность. За несоблюдение закона предусмотрен штраф на сумму до полутора миллионов рублей.


 


Однако российские правозащитные организации не намерены его выполнять: подписываться иностранными агентами и платить штраф за это нарушение. Такое решение было принято во время общероссийской конференции лидерами более чем 150 наиболее активных правозащитных организаций России.


 


Почему? Выполнение закона лишит российские правозащитные организации возможности принимать деньги для своей деятельности от международных фондов и, соответственно, поставит под угрозу всю их деятельность.


 


Кроме того, правозащитники рекомендуют рядовым гражданам, организациям, чиновникам, судьям тоже не исполнять этот закон – как репрессивный. «Скорее, за его исполнение, чем неисполнение рано или поздно может последовать наказание, о чем свидетельствует история Германии 30-40-х годов», – отметили российские правозащитники в заявлении, принятом по итогам общероссийской конференции правозащитных организаций.


 


А пока представители правозащитного сообщества единодушно заявили в ходе пресс-конференции в Независимом пресс-центре, что готовы к любым преследованиям со стороны властей, вплоть до уголовного.


 


Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева рассказала, что МХГ провела встречу со своими региональными партнерами, и те подтвердили намерение не регистрироваться как «агенты». При этом правозащитница не исключила, что некоторые организации могут изменить решение, но в этом случае МХГ «обратит гнев не на тех, кто сломался, а на тех, кто их сломал. «Где та советская власть, которая пыталась сломать нас в 70-е? А мы вот живы. Репрессии только закаляют», – уверена она.


 


Даже северокавказские правозащитные организации, находящиеся в особо тяжелом положении, поскольку их притесняют с одной стороны российские власти, а с другой – исламские радикалы, отказалась признать себя «агентами», продолжил мысль исполнительный директор общероссийского общественного движения «За права человека» Лев Пономарев. «Надо вспомнить о том, что правозащитные организации являются частью протестного движения, и четко придерживаться этой позиции», – заявил он.


 


«Мы те, кому, наверное, будут грозить в первую очередь, устроят показательные процессы, – уверена исполнительный директор Ассоциации некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей “ГОЛОС”» Лилия Шибанова. – Мы дойдем до Конституционного суда и будем вести общественную кампанию, чтобы показать гражданам, что происходит».


 


Президент московского регионального общественного благотворительного фонда «Социальное партнерство» Валерий Борщев вновь сравнил действия российской власти с политикой немецких фашистов в 30-е годы и во время Второй мировой войны:


«Российские власти хотят пометить правозащитников, как нацисты евреев – желтыми звездами, поэтому лучше не поддаваться этой истерике и игнорировать такой закон. Тем более что этот закон – только один из ряда драконовских законов. Все они – и закон о клевете, и сейчас обсуждаемый закон об оскорблении верующих – грубо нарушают основные права граждан. Были времена, когда меня вызывали в КГБ. Да, меня предупреждали об ответственности за антисоветскую деятельность, но при этом никто и никогда не называл иностранным агентом и не предъявлял обвинений в разглашении гостайны.


 


Валерий Борщев уверен, что россияне должны добиваться отмены и других законов, которые тоже нарушают все принципы международного права. «К сожалению, закон о клевете российское общество уже проиграло, – констатировал правозащитник. – Хотя, как показал опыт украинцев, общими усилиями можно добиться отмены закона, нарушающего основные права граждан».


 


Валерий Борщов полагает, что в России во многих случаях закон о клевете будет иметь репрессивный характер. В качестве примера правозащитник привел случай в Красноярске, когда пенсионерка, пытаясь добиться справедливости, нелицеприятно назвала чиновника и была обвинена в клевете. Пожилая женщина не пережила перспективы уголовного наказания и в ходе непростых разбирательств умерла. Что делать, чтобы не попасть в такую же ситуацию? Правозащитники советует выбирать слова и выражения, высказывая свое мнение, обвиняя должностных лиц, и даже при написании жалоб на них. «Очень правильно сориентировались журналисты.


 


– Рассказывая о различных скандальных фактах, они делают оговорки типа: «Это исключительно мое субъективное мнение», «на мой взгляд», «есть такая версия», – отметил исполнительный директор общероссийского общественного движения «За права человека» Лев Пономарев. – Вот и рядовым гражданам было бы неплохо брать пример с представителей СМИ, то есть не утверждать какие-то факты, обвиняя должностных лиц, а просто высказывать свое предположение в их причастности к тому или иному событию».


 


Участники пресс-конференции выразили недоумение и относительно возможного принятия закона об оскорблении прав верующих. «Судя по логике этого законопроекта, права верующих нельзя нарушать, а неверующих – можно, – недоумевает Валерий Борщев. – Почему никто не говорит о том, что некоторые действия верующих могут оскорбить неверующих? И вообще, как можно классифицировать, что является оскорблением, а что – нет. Лично я глубоко верующий человек, а многие мои друзья – нет. Получается, когда они выражают свои взгляды, они меня оскорбляют, и, наоборот, когда я говорю о своих убеждениях, я задеваю их. Так кто же таким образом кого оскорбляет?»


 


Правозащитники сошлись во мнении, что принятие этого закона даст возможность режиму вершить избирательное правосудие. Но самое главное – он станет серьезным нарушением права на свободу убеждений, мнений и их выражения. «О чувствах в законе писать нельзя, это слишком субъективное понятие», – убеждены правозащитники. А в комплексе эти законы будут использованы как инструменты политического прессинга, резюмировали они.


 


Татьяна ГАРЬКАВАЯ, Москва (интернет-портал «Республика» 28.09.2012
<http://www.respublikakz.info/news/politics/25658>)


 


Добавить комментарий

Смотрите также