Жертвы пыток решили идти до конца в поиске справедливости

28.09.2012

 


Жалоба об отказе в возбуждении уголовного дела по факту зверских издевательств над Розой Тулетаевой и пытках в отношении еще одного нефтяника – Максата Досмагамбетова в областной суд Актау подана 24 сентября. Принять ее к производству или отказать, будет решать судья Гульмаржан Адильсултани – именно она вела процесс «пяти полицейских».


 


Нефтяники, которые сейчас отбывают наказание в Актауской колонии, настроены решительно. Но как в условиях замалчивания реальных обстоятельств жанаозенской трагедии и спорных решений последующих судов доказать факты жестоких пыток? На эти вопросы мы попросили ответить адвоката нефтяников Гульнару ЖУАСПАЕВУ.


 


– Гульнара Рымгалиевна, какая, по Вашему мнению, перспектива у этого судебного дела, ведь еще во время суда над нефтяниками прокуратура Мангистауской области отказала в возбуждении уголовного дела?


– Мы все-таки верим в справедливое решение суда, но у нас законодательство такое, что отказать можно по формальным причинам. Например, по причине того, что якобы истек срок обжалования. Хотя в законодательстве нет четкого понятия, как исчисляется срок давности по таким фактам — с момента, когда стало известно о пытках, а об этом стало известно в процессе судебного разбирательства, или с момента ознакомлением с материалами отказного постановления.


 


– Мы знаем, что еще до суда нефтяники рассказывали своим адвокатам о том, каким оскорблениям и унижениям их подвергали во время следствия. А Вы знали, что Ваших подзащитных пытали?


– Да. Когда встречалась с ними в СИЗО, они мне рассказывали об этом. Я, конечно, была в шоке, но тогда они сами приняли решение официально заявить об этом только в суде. Суд Актау, если помните, направил материалы для проверки в областную прокуратуру. Ответ поступил, когда истекли все сроки и только после напоминания адвокатов судье Нагашибаеву. В тот же день нам вручили постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.


 


– За это время Вами предпринимались какие-то меры, чтобы не позволить замолчать эти факты?


– То постановление я обжаловала от имени своих подзащитных, но долго не могла получить ответ. Через два месяца написала официальное заявление в прокуратуру, мне выдали ответ, который прокуратура отправила на имя моих подзащитных: что их ознакомили с этим письмом в СИЗО. Но, как адвокат, ответа я так и не получила, хотя сама сдавала эту жалобу и у меня есть соответствующий талон.


После этого написала еще одно заявление в прокуратуру — с просьбой предоставить мне материалы с отказного постановления, чтобы проверить, насколько законно оно было, все ли обстоятельства были выяснены и учтены, была ли проведена экспертиза. Ответ на этот запрос я получила только 7 сентября, и с этого момента считаю необходимо исчислять срок исковой давности. Жалоба была подана 24 сентября.


 


Что Вы нашли в материалах той проверки?


– Когда ознакомилась с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, выяснила, что там… не оказалось ни одной объяснительной от лиц, которых называли моих подзащитные, — то есть тех, кто их допрашивал. Были только объяснительные нефтяников. Там ничего не было собрано, тем более не было никакой экспертизы.


– Но говорили, что есть клок оторванных волос Розы Тулетаевой, когда ее подвешивали к потолку комнаты, где следователи вели допрос…


– Конечно, мы их сохранили. Как только Роза на суде дала показания о насилии над ней, мы думали, клок волос возьмут на экспертизу — произведут выемку и по ней назначат экспертизу. Но ничего подобного не произошло.


 


Что все-таки может решить суд?


– Может принять к производству и начать рассматривать — отменить постановление прокуратуры Мангистауской области об отказе в возбуждении уголовного дела и оправить материал на повторную проверку, а может отклонить мою жалобу и оставить постановление в силе.


 


– Что тогда?


– Тогда будем дальше обжаловать. В апелляционном порядке.


 


– Ну а если будут отказывать во всех судебных инстанциях? Есть ли шанс в рамках казахстанской судебной системы доказать, что пытки были?


– Надеемся на это. Но если мы пройдем все судебные инстанции внутри Казахстана с отрицательным результатом, то обратимся в международный суд: Казахстан же подписал конвенцию о пытках.


 


– А в отношении тех, кто издевался над людьми?..


– Должно быть возбуждено уголовное дело, и они однозначно должны ответить перед законом.


 


– Как настроены сами Роза Тулетаева и Максат Досмагамбетов?


– Настроены идти до конца. Они ведь думали: суд вынесет справедливое решение в отношении них, а когда прошли суды первой и второй инстанций, когда был получен отказ в возбуждении уголовного дела по фактам пыток, когда поняли — никакого справедливого решения ждать не стоит, то решили довести все до конца.


 


– Как Вы думаете, почему в этой истории о пытках (но будем надеяться, суд все-таки состоится) правоохранительные органы выстраивают глухую стену?


– Если мы докажем, что в отношении Розы Тулетаевой и Максата Досмагамбетова действительно применялись не просто пытки, а крайне извращенные пытки, то это будет означать: следствие применяло незаконные, преступные методы. Это дает основание признать все доказательства, которые были представлены суду, недопустимыми. Тогда доказательная база по делу нефтяников рухнет и нужно отменять весь приговор, а это чревато не только для тех, кто пытал их, но и для тех, кто призван контролировать исполнение закона и фундаментальных прав людей. Но как бы нам ни препятствовали, мы будем добиваться справедливости.


 


Беседовал журналист интернет-портала «Республика»


(публикация от 28.09.2012 <http://www.respublika-kaz.info/news/politics/25642>)


 


 


Добавить комментарий