КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

«У всех осужденных должны быть равные обязанности»

21.09.2012

Максата Урдабаева обвиняют в том, что он неоднократно отказывался от докладов, дежурств и уборки территории


 


В суде № 2 Костаная под председательством судьи Бахыт Батталовой начался процесс по осужденному  и отбывающему наказание в УК 161/2 Максату Урдабаеву. До конца срока осталось 1,5 месяца, но ему выдвинули обвинение в неоднократном нарушении законных требований учреждения. Он своей вины не признает и говорит, что готов соблюдать режим и законы, если они будут едины для всех осужденных.


 


28-летний уроженец Жамбылской области Максат Урдабаев в 2006 году был осужден на 6 лет по статье 185 части 4 (неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения). Это не первая его судимость, дважды Урдабаев был осужден «по малолетке», еще один приговор ему вынесли в 2003 году.


 


Сначала он отбывал наказание в Восточно-Казахстанской области, а в июне 2011 года был переведен в УК 161/2.


 


Из обвинительного заключения, которое зачитал в суде помощник прокурора Костаная Берик Султангазинов, следует, что Урдабаев за 4 месяца 45 раз нарушил режим. Из них 38 раз он отказался от дежурства и доклада по дежурству, 3 раза публично отказался от выполнения работ по благоустройству территории, 1 раз – от медицинской помощи и 1 раз вел межкамерные переговоры.


 


Подсудимый не согласен с обвинением и не признает своей вины.


 


– 16 июня 2011 года меня перевели в костанайскую колонию, ознакомили с режимом, – начал давать показания подсудимый, – до 27 июня я находился в карантине, где дежурил по графику, выполнял работы, все согласно режиму. Затем меня перевели в отряд. Там было около 60 человек. В график дежурства был включен весь отряд, но дежурили только 10-15 человек. Потому что около 30 осужденных работали на промзоне. А из оставшихся человек 15 входили в состав активистов, которые сами не работали, не дежурили, а наблюдали за нами. В колонии на одном из стендов написано, что закон для всех один, а почему тогда одни осужденные должны работать, а другие – нет? Я не отказывался от дежурства, я лишь хотел, чтобы все было по закону. В месяц я должен был по графику один раз дежурить и один раз заниматься благоустройством территории. А из-за того, что у них людей не хватало, они одних и тех же заставляли дежурить дважды.


 


По словам Урдабаева, он написал объяснительную, где указал, что не будет дежурить за других, его избили и закрыли в ШИЗО. В отряд его возвращали на 2-3 дня и вновь отправляли в ШИЗО.


 


– В ШИЗО висит форма, по которой я должен отчитываться, когда входят в камеру, – заявил на суде  Урдабаев, – по ней я обязан докладывать, сколько человек в камере, сколько находятся на работах, кто дежурный по камере. Я в камере находился один и поэтому докладывал только свою фамилию и статью, по которой я осужден. Но в камере у себя я убирался. Мне ничего не говорили, а потом приносили бумагу, чтобы я подписал, где указывали, что у меня нарушение.


 


Урдабаев также пояснил, что его перевели из одного отряда в другой, где было около 100 осужденных, часть из них также находится на работе в промзоне, а часть относится к активистам, которые не работают. Остальных включают в график по три раза в месяц. Он пытался отправить жалобу в Генеральную прокуратуру и в бюро по правам человека, но жалобы до адресата не дошли, как утверждает осужденный, их задержали в колонии. 5 месяцев подсудимый, отказываясь от дежурств, пытался добиться, чтобы закон был един для всех. Но, поняв, что справедливости не добиться, Урдабаев стал полностью соблюдать режим, и с октября прошлого года по июнь у него не было ни одного нарушения.


 


Свидетель, в 2011 году исполняющий обязанности начальника отряда № 4, Асылхан Жунусов пояснил, что дежурство в отряде осуществляется согласно составленному графику.


 


– В отряде есть активисты, которые занимаются самодеятельностью, спортсмены, положительные осужденные, которые нам помогают, – говорит Жунусов, – в график дежурств они тоже включены и также выполняют работы по уборке территорий. Согласно графику каждый осужденный один раз в месяц дежурит по отряду и 1 раз включается в график по благоустройству территории. Урдабаев отказывался от дежурств по своим идейным соображениям, причины он не объяснял.


 


На вопрос адвоката Куандыка Шаймерденова, что входит в в обязанности осужденного как дежурного по отряду, пояснил, что входит влажная уборка общего коридора, санузла, лестничных маршей.


 


– Активисты моют пол в коридоре и санузле? – задал очередной вопрос адвокат.


 


– Нет, – ответил Жунусов, – наверно, это упущение администрации. Надо было контролировать этот процесс.


 


На процессе присутствовал член общественно-наблюдательной комиссии за исправительными учреждениями Вадим Соболев.


 


– К нам поступает очень много жалоб от осужденных, – прокомментировал ситуацию Соболев, – мы несколько раз выезжали в УК 161/2, и каждый раз осужденные жаловались на то, что их  заставляют бесплатно работать сверх установленного лимита.


 


Наблюдают за процессом и представители Костанайского филиала


Казахстанского международного бюро по правам человека.


 


Что же делает историю заключенного Урдабаева знаковой? Статьей 102 Уголовно-исполнительного кодекса, объяснили нам  представители бюро по правам человека, установлено, что осужденные привлекаются  без оплаты труда только к работам по благоустройству исправительных учреждений и прилегающих к ним территорий, а также по улучшению культурно-бытовых условий. Однако по данным правозащитников, администрация привлекает осужденных к работам без оплаты по так называемым нарядам, на разгрузку вагонов с углем, чистку картофеля в столовой и другие работы, не связанные с благоустройством территории.


 


Более того, якобы в порядке ст. 102 УИК РК, на осужденных возлагаются обязанности дежурить «на тумбочке» и обязанности по уборке санитарно-бытовых помещений и туалетов, что совершенно не связано с работами по улучшению культурно-бытовых условий. При этом «Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений» возлагают на осужденных обязанности по уборке камер и штрафных изоляторов. В итоге, осужденные в зонах живут  по правилам внутреннего распорядка, которые противоречат закону.


 


Так что вопрос – виновен ли Максат Урдабаев –  является знаковым. Сам он вину не признает. Но что скажет суд?


 


Следующее заседание состоится 20 сентября.


 


ИСТОЧНИК:


«Наша газета»


www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=317&storyid=18860


 


 


Добавить комментарий

Смотрите также