КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

«Дело Козлова»: смех да и только!

11.09.2012

В пятницу, 7 сентября, судебный процесс в Актау над Владимиром Козловым, Сериком Сапаргали и Акжанатом Аминовым начался после обеда. Суд приступил к опросу подсудимых. Первым предполагалось выслушать Владимира Козлова. Причем на подготовку – ознакомление со всеми материалами дела – судья дал политику и его защитникам всего полдня, хотя адвокаты просили хотя бы сутки.


 


Но перед тем как выслушать Владимира Козлова, Серика Сапаргали и Акжаната Аминова судья отказал адвокату Венере Сарсембиной в удовлетворении ходатайства о приглашении в суд в качестве свидетеля следователя из КНБ который вел дело Владимира Ивановича. (Хотя на судебном процессе по делу бывшего акима Жанаозена Орака Сарбопеева ходатайство его адвокатов было удовлетворено без заминки).


 


Затем судья, как полагается по процессуальным нормам судопроизводства, зачитал права подсудимым (что у них есть право отвечать или не отвечать на вопросы) и обратился к Владимиру Козлову, Серику Сапаргали и Акжанату Аминову:


 


«Подсудимый Козлов, вы будете давать ответы?» Владимир Козлов: «Да». «Аминов?» Акжанат Аминов: «Да, буду». «Сапаргали?» Серик Сапаргали: «Буду».


 


Получив согласие подсудимых,  судья перевел взгляд на сидящих впереди них адвокатов. «Защитники Владимира Козлова, можете задавать вопросы», — сказал судья, обращаясь к Алексею Плугову и Венере Сарсембиной.


 


Про ДВК, раскол оппозиции и выкрутасы Минюста


 


Адвокат Плугов: «Владимир Иванович расскажите, пожалуйста, о своих взаимоотношениях с Аблязовым. С какого времени вы его знаете?»


 


Владимир Козлов: «Примерно с 1999—2000 года. Я жил тогда в Актау. В этом городе я жил с 1962 года, когда был приглашен в Мангистаускую промышленную компанию, к этому времени, думаю, я был довольно опытным специалистом в областях паблик рилейшнc и рекламы. Эта компания работала, чтобы возобновить работу МАЭК (Манагистауский атомный энергокомбинат), там была очень тяжелая ситуация, были огромные суммы неплатежей, в связи с этим было объявлено о банкротстве МАЭК. Учитывая, что МАЭК — это естественная монополия, министерство энергетики приняло решение о последней попытке реабилитации МАЭКа. Министром энергетики был тогда Мухтар Аблязов. Моей задачей, как помощника президента компании по связи с общественностью, было восстановление позитивного имиджа МАЭК, восстановление доверия со стороны населения, и это было громадной задачей.


 


Аблязову удалось, в компании собрать коллектив сильных специалистов. Направления было три: финансовое, техническое и мое. Для того чтобы выполнить задачу, я собрал базу данных потребителей услуг МАЭК. Мы разбили базу на тех, кто может платить, и тех, кто не может. Были те, кто может, но не хочет, они имели постоянную работу и к ним применялись методы принуждения. Была еще категория, которая хотела бы заплатить, но не могла из-за отсутствия средств. Мне удалось убедить руководство, что мы не должны применять к ним строгие меры. В то время законодательство позволяло получать людям, живущим ниже уровня бедности, дотации, государство помогало оплачивать коммунальные услуги. Мы создали специальный отдел, чтобы помогать этим людям, который собирал необходимые документы и отправлял дальше в государственные органы. Так за короткое время мы восстановили работу МАЭК. Всеми этими работами руководил Мухтар Аблязов. Он мог находить креативные методы для решения проблем».


 


Затем Владимир Иванович рассказал, как он пришел в движение «ДВК» (Демократический выбор Казахстана) в 2001 году: «В 2001 году, когда Аблязов ушел с поста министра энергетики,  возникло движение «ДВК». Аблязов вместе с Жакияновым, Жандосовым, Абиловым, Какимжановым, Субханбердиным и многими другими был в составе учредителей «ДВК». Аблязов обратился ко мне через руководителей энергокомбината, мы не были лично знакомы, и пригласил возглавить пресс-службу «ДВК». Я приехал в Алматы. В то время Аблязов руководил  “Астана-холдинг”, Жакиянов был акимом Павлодарской области, Жандосов был вице-премьером, Татишев, Субханбердин — банкиры, Байменов — министр труда и социальной защиты, Абилов — депутат. Вот уровень людей, которые основали ДВК. Это был первый случай в истории Казахстана, когда в оппозицию пришли такие высокопоставленные люди».


 


Правда, продлилось это два дня», — с сожалением отметил Владимир Козлов и рассказал, с чем это было связано: «На третий день премьер-министр Токаев выступил с ультимативным обращением к президенту РК, конечно, ультимативным в кавычках, — подчеркнул политик. — Суть его состояла в том, что Токаев требовал отстранить от должностей всех тех, кто основал ДВК, в противном случае он грозил собственной отставкой. Если бы президент принял отставку Токаева, мы бы жили в другой стране, — сделал ремарку Козлов, обращаясь к залу. — Но он (президент) не отправил в отставку Токаева. После того как все основатели ДВК были уволены с госпостов, начались жесткие репрессии. Буквально через месяц в результате репрессий в ДВК произошел раскол на тех, кто был готов критиковать всех руководителей государства, и на тех, кто критиковал всех, кроме президента. На позиции «критиковать всех без исключения» были Аблязов, Жакиянов, Тохтасынов, Батталова. В группе тех, кто не решался президента критиковать, были Байменов, Абилов, Жандосов, они основали партию «Акжол».


 


Затем Владимир Козлов рассказал, что стало с теми, кто не изменил своим первоначальным взглядам: «В феврале 2002 возбудили уголовные дела против Аблязова и Жакиянова, в июне-июле они были уже осуждены. Мы очень широко освещали все события того времени, пытались обратить внимание на их аресты. Амнистия интернешнл признала их политическими заключенными. Об этом есть соответствующий документ. Мы прилагали большие усилия, чтобы обеспечить безопасность Мухтара и Галымжана в местах их заключения, потому что мы получали много информации о многочисленных провокациях против них в колониях. Все это время Мухтар и Галымжан оставались лидерами ДВК. В 2003 году Аблязов вышел по помилованию президента,  выехал за пределы страны и около года восстанавливал здоровье. Мы продолжали оказывать поддержку Жакиянову, который был в колонии. В 2004 году мы организовали к лидерам поездку руководителей филиалов партии НП ДВК, которую мы все же зарегистрировали. Правда, она просуществовала недолго: была ликвидирована решением суда за декларацию о готовности применить меры гражданской неповиновения, то есть за мирные протесты. Руководители филиалов встретились в Москве с Аблязовым, а в поселке «Шидерты» с Жакияновым, и  после этого партия уже развивалась без участия Мухтара и Галымжана. До сегодняшнего момента мы непрерывно предпринимали попытки зарегистрировать новую партию».


 


Затем Владимир Козлов рассказал обо всех коллизиях в регистрации новой партии, о том, как запретили использовать слово ДВК в ее названии, как министерство юстиции в течение четырех лет принимало решение о регистрации и в итоге в 2010 году выдало окончательный вердикт об отказе.


 


Владимир Иванович отметил: «Четыре долгих года потребовалось минюсту для решения об отказе, проверяя 50 тысяч заявлений о вступлении в партию. При этом минюст всего лишь 7 дней проверял 5 млн подписей в поддержку референдума о продлении полномочий президента в 2011 году».


 


Он очень подробно рассказал о  препонах, которые власть создавала и создает до сих пор в попытке создать новую партию по брендом «Алга», раз запрещено было использовать слово ДВК. Политик подчеркнул: несмотря на то, что Мухтар Аблязов отошел от партии, он тем не менее поддерживает с партийцами дружеские отношения. Владимир Козлов не скрывал от суда, что в трудные моменты он обращался к нему за советом.


 


«За эти десять лет мы неоднократно общались с Аблязовым. Со временем наши отношения стали дружескими. Аблязов был на самых высоких государственных должностях, тем не менее он все это время поддерживает всю казахстанскую оппозицию, не только нас, — подчеркнул Владимир Козлов. — Он очень талантливый бизнесмен. Это доказывается тем, что выйдя из заключения и возглавив банк «БТА», он добился того, что этот банк два года подряд признавался лучшим банком. Поэтому я часто к нему за советами обращался, я очень ценю то, что он считаем меня другом».


 


В Жанаозен просили приехать сами нефтяники


 


Адвокат Плугов задал следующий вопрос: «Вы были 30 апреля 2010 года непосредственным участником событий, имеющих отношение к вашей партии, расскажите об этом.


 


«Имеется в виду «скайп-конференция» с участием наших региональных представителей и Аблязова?» — уточнил Владимир Козлов.


 


Адвокат: «Хочу конкретизировать, по версии обвинения, в марте 2010 года была создана ОПГ в составе Аблязова, Кетебаева, Козлова. Поэтому прошу рассказать в свете предъявленных обвинений».


 


Владимир Козлов: «Обвинение в этой части не представило никаких доказательств, что в марте 2010 года было создано ОПГ. За время своего ареста, а это более 7 месяцев, я прочел много книг, в том числе по истории. Меня поразило совпадение стилистики с образцами 30-х годов, то есть «НКВДшной». С тем, что я читал в тексте обвинительного заключения из событий марта 2010 года, могу лишь назвать мою поездку в Жанаозен 15 марта».


 


 Владимир Козлов рассказал, что в 2010 году нефтяники в партию обратились сами, как оказалось, для этого даже было делегировано два представителя, которые просили помочь, и заявили, что вот-вот начнется забастовка и им нужна поддержка.


 


Владимир Козлов не скрывал, что он вначале обратился к Аблязову, который пообещал дать координаты юристов в Мангистау, которые у него остались со времен работы министром энергетики. В Жанаозене, он не скрывал от рабочих, что приехал по согласованию с Аблязовым и представил Аблязова рабочим как оппозиционного бизнесмена, помогающего всей оппозиции Казахстана и партии «Алга» в том числе.


 


По словам Козлова, как только он приехал в Жанаозен и узнал просьбу рабочих предоставить им экономистов и юристов, через два дня со стороны работодателя и местных органов власти сразу же началась работа по созданию примирительной комиссии. И он не исключает, что это было связано с его приездом.


 


 После отъезда из Жанаозена, по словам Козлова, ему никто не звонил, не обращался из числа бастующих. «Было крайне странно слышать показания Ажигалиевой, что тогда, в 2010 году, я не предоставил экономистов и юристов, — заметил политик. – Это все, что может хоть как-то относиться к событиям марта 2010 года, никаких других событий, действий, связанных с нашей партией, тогда не было. И я не вижу ничего, что могло быть сходным с процедурой создания ОПГ».


 


Политик также заметил, что если рассматривать ситуацию шире то в Жанаозен он поехал не по инициативе партии, это было именно откликом на просьбы нефтяников о помощи. «И это не соответствует утверждению обвинения, что мы пытались использовать для дестабилизации ситуации подобные конфликты, — заметил Владимир Козлов. — Социальные конфликты возникают по объективным причинам, к которым наша партия не имеет отношения».


 


С шутками и прибаутками ОПГ не создают


 


Далее Владимир Козлов очень подробно, буквально в деталях, рассмотрел стенограмму скайп-конференции 30 апреля 2010 года, проходившей в в Алматы в офисе алматинского филиала партии. Ничего нового для стороны обвинения он не сообщил — наоборот, оказалось, что беседа активистов партии с Мухтаром Аблязовым проходила не просто в дружеской атмосфере, а даже в очень веселой, шуточной манере. Зачитывая стенограмму, Владимир Козлов отмечает, что везде по тексту расшифровки есть пометки: «Смех».


 


Инициатива скайп-беседы с известным политиком исходила не от самого Аблязова, а от активистов партии, подчеркнул Козлов. Ими же задаются вопросы, которые сопровождаются веселыми репликами. Мухтар Кабылович старается детально ответить на вопросы и тоже много шутит.


 


«Вот скажите мне, как в такой атмосфере беседы может организоваться ОПГ?» — спросил Владимир Козлов своих обвинителей.


 


Владимир Козлов также отметил, что через десять минут после начала скайп- конференции «Казахтелеком» начал профилактические работы и отключил интернет. А еще через некоторое время к ним в «гости» пришли люди из прокуратуры.


 


На этом его рассказ был прерван судьей, объявившим о завершении заседания и назначении следующего на понедельник, 10 сентября.


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика»


www.respublika-kaz.info/news/politics/25202/


 


Добавить комментарий

Смотрите также