КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Жанболат МАМАЙ: «Владимир Козлов никогда не призывал к свержению конституционного строя!»

16.07.2012

 


Как известно, в ночь с 12 на 13 июля в Алматы приземлился рейс из Актау, на борту которого находились 24-летний Жанболат Мамай, почти месяц находившийся в СИЗО, и известный политический деятель Тулеген Жукеев, который ходатайствовал перед властями за его освобождение.


 


В аэропорту их встречал театральный режиссер Болат Атабаев, вышедший из той же тюрьмы девятью днями раньше. В ту же  пятницу днем в Национальном пресс-клубе состоялась пресс-конференция Мамая и Жукеева, на которой говорил в основном Тулеген Тлекович. Журналист Вадим Борейко встретился с Жанболатом Мамаем на следующий день, в субботу, на летней площадке одного из алматинских кафе.


 


Оппозиционную прессу читаю с 12 лет


 


– Жанболат, еще раз поздравляю с возвращением! Все-таки свобода лучше, чем несвобода.


– Спасибо.


 


– Надо признать, КНБ своим арестом сделал вам биографию. Теперь, несмотря на  возраст, вы – видный общественный деятель, безо всяких натяжек и кавычек. Расскажите, откуда вы родом, кто ваши родители, где учились.


– Я из Алматы, здесь родился и живу. Единственный ребенок в семье. Отец из Гурьева (ныне Атырау), закончил Институт народного хозяйства им. Плеханова в Москве, по образованию экономист, долгие годы работал в Гурьевском горкоме партии. Мама из Восточно-Казахстанской области, филолог казахского языка, около 45 лет преподает в школе, в начальных классах..


 


– Вы же поздний ребенок?


– Папе было 53, когда родился, маме – 35. Закончил алматинскую школу №123 и поступил в иняз – Казахский университет международных отношений и мировых языков (КазУМОиМЯ) на специальность «филолог английского языка», который закончил в 2010 году. С 2008 года стал работать в газете «Жас алаш».


 


– Когда начали общественную деятельность?


– Годом раньше, мне было 19 лет. Мы создали общественно-политический дискуссионный клуб «Рух пен тiл» («Духовность и язык»), часто и тесно контактировали с Мухтаром Шахановым, Бахытжан Торегожиной.


 


– Из-за этого проблем не было в вузе?


– Хотя ректор иняза Салима Кунанбаева – закрытый человек, никогда не дает интервью прессе, но она достаточно понимающая и демократичная. С ней лично я не встречался, но через проректоров она передавала мне: пожалуйста, занимайся своей деятельностью, мы не будем устраивать тебе проблем. И действительно, никогда со стороны руководства университета я не сталкивался ни с какими преградами. В отличие от студентов других вузов, которых прессуют за участие в акциях протеста. В этом плане у меня всё всегда было нормально.


 


– Как родители относились к вашим «внеучебным» занятиям?


– Мама была не особо довольна. И сейчас не одобряет мою деятельность. Как всякая мама, она, конечно, хочет, чтобы я занимался более спокойной, тихой работой и отошел от политики. А отец меня очень сильно поддерживает. Я читаю прессу с 12 лет, когда только начали появляться первые оппозиционные газеты: «DAT», потом «СолDAT», затем «Республика». Их покупал отец, и сколько себя помню, они всегда были дома. Наверное, пресса и привела меня к общественно-политической деятельности.


 


– Я выписал себе «вехи большого пути» Жанболата Мамая за последние три года.


● Август-2011: 10 суток административного ареста после прилета из Москвы в Актау – за участие в несанкционированном митинге в Жанаозене в июне.


● Июль-2011: вы с соратниками пришли к алматинской резиденции президента, чтобы поздравить его с днем рождения и сказать, что он сделал достаточно и  теперь имеет право уйти на пенсию, больше уделять времени семье.


● В том же месяце – участие в мирном шествии в Алматы в поддержку нефтяников.


● Июнь-2011: поездка в Жанаозен; митинг у здания «Кастрансгаза»…


 


– Там я призывал Тимура Кулибаева отправиться к бастующим…


– …чего он так и не сделал.


 


● Далее тогда же: акция протеста у Генконсульства РФ против Таможенного Союза.


● Январь-2011: флешмоб у здания филиала «Нур Отана» в Алматы против референдума о продлении полномочий президента, по пути на который вы попали в ДТП.


● Апрель-2010: отмененный под нажимом акимата митинг «Мы требуем перемен».


● Сентябрь-2009: награждение премией имени Алтынбека Сарсенбаева.


● Март-2009: вас снимают с предвыборной гонки в гормаслихат.


Подозреваю, перечень далеко не полный. А Тулеген Жукеев на пресс-конференции представлял вас и Болата Атабаева интеллигентами-одиночками и чуть ли не «заблудшими овечками». Ваш послужной список не очень монтируется с такой характеристикой.


– Не сказал бы, что мы в жанаозенской проблеме заблудились. Я сознательно шел в Жанаозен. В июне прошлого года мы с Болатом Манашевичем решили туда ехать и выступить перед нефтяниками. Считали, это наш гражданский долг. Но у нас никогда в помыслах не было призывать к свержению конституционного строя. За нами не стоят политическая партия, крупная финансовая группа, организационные структуры.


 


Ертысбаев в подметки Атабаеву не годится


 


– Кто для вас Болат Атабаев?


– Это очень уважаемый человек. Человек принципов. Я познакомился с ним еще в  2008 году, когда Сергей Дуванов организовал Гражданскую школу, где разные общественно-политические деятели читали лекции. Среди них был и Болат Манашевич. Тогда я увидел его впервые, хотя заочно знал давно как театрального режиссера, видного деятеля культуры, мужа знаменитой певицы Мадины Ералиевой, ныне покойной. На лекциях меня поразило, что и как он говорит. После этого я к нему приехал, тем более что мы соседи по микрорайону «Аксай», и мы стали тесно общаться.  Для меня он остается примером гражданской активности и самодостаточности. Он мог бы не заниматься общественной деятельностью, а возглавлять государственный театр, получать субсидии Министерства культуры и спокойно жить. Как его коллега Тунгышпай Жаманкулов и другие. Но у него болит  душа – и он выступает. Говорить, что его подстрекают Аблязов, Козлов или кто-то еще, – я не верю в это. Болат Манашевич – человек неуправляемый, и никто не способен загнать его в какие-то рамки. При этом он всегда говорит от сердца.


 


– Кстати, вы читали в газете «Время» от 11 июня «прямую линию» советника президента Ертысбаева с читателями?


– Читал.


 


– Помните, он говорит: то, что Аблязов называет Атабаева «совестью нации», вызывает в нем «чувство отвращения»? Как к этому относитесь?


– Я вообще к словам Ермухамета Ертысбаева никак не отношусь. Он непоследователен в своих высказываниях. Примеров этому много. Сначала он был демократом, потом перешел в апологеты режима. То он говорил, что Винявский – наймит Аблязова и его нужно сажать, через некоторое время – что надо освободить… Конечно, он образованный, интеллектуальный, но к таким непоследовательным людям, без гражданской позиции, я не могу относиться серьезно. Считаю, что он в подметки Атабаеву не годится.


 


Билет в одну сторону


 


– Кстати, Атабаев о вас тоже высоко отзывался: мол, сам он в вашем возрасте за «ночными бабочками» бегал, а вы вон о каких вещах думаете… И очень переживал, что вас не выпустили вместе с ним. Расскажите предысторию вашего ареста.


– 23 мая мы с Болатом Манашевичем получили приглашение в Жанаозен для допроса в качестве обвиняемых. Обсудили и решили не ехать. С одной стороны, для этого не было средств. С другой – мы поняли, что нас там арестуют. Такой подарок мы им делать не захотели.


 


– Они же могли дать поручение местному департаменту КНБ допросить вас здесь, в Алматы, или прислать сюда следователя.


– Но не дали. Вот это для меня абсолютно непонятно. Нам сказали, что в Актау будут проводиться очные ставки – с Айжангуль Амировой, с Володей Козловым, другими… В итоге никаких очных ставок не было. Еще обещали ознакомить с материалами дела, но следствие к тому времени не было завершено. Я не знаю, почему нас приглашали. Возможно, чтобы оказать психологическое воздействие.


 


– Я понимаю: любой каприз, но за ваши деньги. Действительно, почему вы должны были ехать ради их прихоти на свои кровные? Билет в Актау стоит недешево. А еще же проживание… Вам не предлагали поехать туда за госсчет?


– Они нам с Атабаевым купили билеты в одну сторону, обратных не было. Нашим адвокатам билеты не покупали. Об оплате нашего проживания и питания речи вообще не шло.


 


– На какой срок вас приглашали?


– Руководитель оперативно-следственной группы полковник Балдаиров говорил о 7-10 днях. Примерно с 30 мая мы ждали ареста, но почему-то они с этим тянули две недели. После приговора нефтяникам, вынесенного 4 июня, мы публично заявили, что в знак протеста против этого вердикта отказываемся ехать в Мангистаускую область на допрос. Конечно, я мог бы отправиться туда один, но из человеческой солидарности решил поддержать Болата Манашевича, быть вместе с ним. 14 июня Алмалинский райсуд вынес санкцию, и 15-го, как раз в мой день рождения, нас арестовали.


 


Мне предлагали оговорить лидера «Алги»


 


– Дальнейшая эпопея с этапом, четырехнедельной отсидкой и освобождением широко известна, в том числе по вашим опубликованным дневникам. На пресс-конференции Тулеген Жукеев несколько раз подчеркнул, что показания Мамая безупречны со всех точек зрения и не смогут повредить на суде Козлову. В этот же день на портале «Республика» в своей статье «Останется ли Оппозиционер в Художнике?» Сергей Дуванов убежденно пишет: «… показания, данные Атабаевым в рамках «деятельного раскаяния», будут использованы следствием против Владимира Козлова». Хотя Болат Манашевич на допросах говорил только то, что было, и, по его и Ермека Турсунова словам, Козлова никак не подставил. Как вы думаете, правда может быть обращена во зло?


– Считаю, что предъявленные Козлову и другим обвинения и предстоящий суд – это театр абсурда. Они, конечно, постараются использовать наши показания, но на них доказательная база обвинения строиться не будет. Лично мне несколько раз предлагали оговорить Козлова, сказать, что он финансировал, направлял меня.


 


– Когда это было?


– До ареста руководитель оперативно-следственной группы Балдаиров через адвоката Сериккали Мусина предлагал 65-ю статью о деятельном раскаянии: мол, нужно сказать правду, что у меня есть контакты с Мухтаром Аблязовым, что меня финансировала эта группа, что я искренне раскаиваюсь в совершенном преступлении и т.д. Я тогда сразу отказался. Второй раз предлагали уже в СИЗО Актау. Но я четко сказал, что оговаривать кого-либо не собираюсь и лучше здесь (в тюрьме. – В.Б.) буду находиться.


Я написал, что сожалею о кровопролитии, но никаких указаний Козлова на  дестабилизацию ситуации в регионе не было, что никаких распоряжений он мне не  давал и давать не мог, а в Жанаозен я поехал по своей инициативе. Знаю, то же самое показал и Атабаев. Я советовался с юристом, и он сказал: чем меньше людей на  скамье подсудимых – тем лучше для Козлова. Потому что тогда не будет организованной преступной группировки: ОПГ же не может состоять из двух-трех человек.


 


– Но они ведь записали в ОПГ Аблязова и Кетебаева…


– Я видел новое постановление о привлечении в качестве обвиняемого, где написано, что Мухтар Аблязов и Муратбек Кетебаев создали ОПГ, и приведена иерархия: на первом месте – Козлов, на втором – Сизов (зампред партии «Алга!». – В.Б.), на третьем – Саппаргали, на четвертом месте – Атабаев, на пятом – я. Это всё глупости! Никакой экстремистской группировки не было, и я сказал, что мои и Атабаева показания не будут свидетельствовать в пользу Козлова.


 


– У вас есть сведения о том, станут ли подавать заявления о применении к ним статьи о деятельном раскаянии Серик Сапаргали и Акжанат Аминов?


– По моей информации, Аминов уже подал, и его, видимо, освободят. Сапаргали тоже написал, но его почему-то не выпускают.


 


– Сейчас оппозиция, журналисты – даже Атабаев мне об этом говорил – как бы заранее согласились с тем, что Козлова осудят. Не сыграет ли с Владимиром Ивановичем злую шутку эта молчаливая готовность всех, в том числе его соратников, к такому исходу?


– Я тоже замечаю, что многие говорят о приговоре Козлову как о решенном вопросе. И его защита достаточно вяло действует: вначале мощная волна сегодня затихла. Я не согласен с этим и считаю, что борьбу за него нельзя останавливать. Пусть мы не можем поменять ситуацию в корне: у нас нет сильного гражданского общества, многотысячных митингов, но продолжать бороться надо: даже если Володю осудят – возможно, ему дадут не по максимуму. Всё равно я считаю, что общественное мнение, особенно мнение международных организаций, западных политиков, – оно много значит.


 


– И мы видим плоды этой борьбы: на свободе Соколова, Винявский, Атабаев, вы…


– Я беседовал в Актау со следователями, и они говорили мне, что не хотят выглядеть в глазах общественности чудовищами и монстрами. Возможно, это были просто слова, но не исключаю, что они не хотят терять остатки репутации.


 


– На ваш взгляд, реально, чтобы и Козлов написал заявление на 65-ю статью?


– Нет. У него даже и принимать не будут. Есть определенная заточенность: Козлова хотят посадить и собирают материалы в основном на него. Это и следователи открыто признают. Я Володю встречал несколько раз и не увидел в нем сломленного духом человека, он шутит, у него прекрасное настроение, отлично держится. Это крепкий мужественный человек. Он и Серик Сапаргали – настоящие бойцы. Ведь полгода в СИЗО под арестом – это нелегко. Кстати, недавно, как сообщила в «фейсбуке» жена Козлова Алия, его перевели в одиночку площадью метр на метр.


 


– Бытует и такое мнение, что Козлов за решеткой нужен не только власти, но и части оппозиции…


– Я  думаю, это невыгодно всем. Для общественности и оппозиции на свободе он мог бы сделать гораздо больше. Для власти это грозит тем, что Запад постоянно будет говорить о том, что Назарбаев посадил политика, оппонирующего его режиму. Козлов – лидер незарегистрированной оппозиционной партии, и сажать его именно по политической статье – чревато для власти. Все равно ей придется оправдываться перед мировой общественностью. Но, конечно, всегда найдутся люди, не готовые сидеть сами и жертвовать собой, которым на руку сделать из Козлова узника совести и героя с ореолом мученика.


 


– У Атабаева – твердая решимость ехать на суд. Судя по вашему интервью порталу «Республика» сразу после пресс-конференции (см. «Нужен ли нам такой президент?»), у вас такой решимости я не заметил. Или ошибаюсь?


– Возможно, такое впечатление сложилось из-за того, что я не спал предыдущие две ночи да еще перелет. Но сейчас уверенно могу сказать: я иду по делу как свидетель и наверняка буду приглашен в суд. Готов ехать на процесс и повторить свои показания, касающиеся Козлова: он не давал ни мне, ни кому другому установок дестабилизировать ситуацию, не создавал ОПГ и не призывал к свержению строя.


Более того, я был очевидцем, как на заседании коалиции «Халык Майданы» («Народного фронта») один активист забастовочного движения, осужденный в июне на 4 года по статье 241 УК РК «организация массовых беспорядков», говорил, что в Жанаозене есть люди, готовые к вооруженному сопротивлению. А Козлов ответил ему, что брать в руки оружие и вести такие действия ни в коем случае нельзя, иначе в глазах общественности вы потеряете авторитет и доверие, а Запад и международные правозащитные организации никогда этих действий не поддержат. Володя – не такой человек, чтобы готовить свержение строя: он всегда двигается именно по закону, юридически выверено.


 


Члены ОСДП «Азат» бегают в Акорду за указаниями


 


– Вы продолжаете работать в «Жас алаше»?


– Сейчас больше занят общественной деятельностью.


 


– Но все-таки несколько лет отработали в прессе. Вам не кажется, что политика и журналистика – все-таки разные занятия: когда занимаешься политикой – теряешь объективность, разве не так? Как вы решали для себя эту проблему?


– Конечно, в цивилизованных странах политик и журналист – совершенно различные профессии. Там журналист не должен открыто поддерживать чью-то политическую платформу. Но сегодня в Казахстане журналистика и общественно-политическая деятельность стали синонимами. Если ты позиционируешь себя «над схваткой», но пишешь правду – все равно попадешь в оппозиционное поле и в оппозиционную прессу. Потому что в провластных газетах тебе не дадут сказать правду. Смотрите: газеты «Республика», «DAT-Общественная позиция», ергалиевская «Свобода слова» фактически выполняли и выполняют  роль политических партий. Потому что собственно партии – такие, как ОСДП «Азат», оживляются только в период выборов. Я являюсь членом ее президиума, знаю, что сейчас там идет раскол…


 


– …который руководители партии – Туякбай, Абилов и Косанов – на словах отрицают, а на людях 31 мая на митинге в Сосновом парке даже цветы к  памятному камню поврозь возлагали.


– Знаю, что в этой партии есть подосланные, которые бегают в Ак-орду советоваться и получать указания. Я даже могу назвать фамилии – кто, когда…


 


– А у нас с вами есть доказательства, чтобы обвинять людей в этом?


– Конечно, видео, наружки и прослушки у меня нет. Но на заседаниях президиума они открыто друг друга в этом упрекают.


 


– Тогда давайте не будем на них показывать пальцем. Скажите только – к кому бегают?


– Многие говорят, что отдельные лица часто встречаются и с Мусиным, и с Кулибаевым, и с Есимовым. Зачем они это делают и о чем они с ними разговаривают, я не знаю. Но, судя по тому, как Туякбай рвется стать единственным председателем, у меня складывается впечатление, что он и его группа «пенсионеров» – это «троянский конь» оппозиции.


 


– Да, хорошая компания. А что вы там до сих пор делаете?


– Если так и дальше будет продолжаться, я из этой партии уйду. Это точно. В ближайшее время сделаю об этом заявление. Ушел бы и раньше, но в период предвыборной кампании в Мажилис решил не омрачать им ее, не вызывать лишних разговоров. ОСДП «Азат» стала партией раскольников, где лидеры не могут поделить печать, вывеску и решить, кто из них главный. Считаю, что роль Жармахана Туякбая в расколе – очевидна. Булат Абилов и Амиржан Косанов выступают за единство партии.


 


Расписание на завтра


 


– Жанболат, чем дальше намерены заниматься?


– Буду продолжать работу в клубе «Рух пен тiл», общественно-политическую и публицистическую деятельность, поддерживать тех, кто выступает против несправедливости и беззакония. Кроме того, активно займусь издательским делом. Смотрите: каждая партия имеет филиалы в регионах – это огромные затраты, а фактически ничем не занимается и существует для галочки. А любая хорошая оппозиционная газета, как уже говорил, выполняет сегодня роль политической организации, но затрат на нее гораздо меньше.


 


Беседовал Вадим БОРЕЙКО


(публикация на интернет-портале «Республика» от 16.07.2012


<http://www.respublika-kz.info/news/politics/23946>)


 


Добавить комментарий

Смотрите также