КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Октябрь Ходжаев боится, что его судьба будет предрешена «телефонным звонком»

13.07.2012

В Костанае начался процесс по обвинению жителя Алматы в создании ОПГ экстремистского толка


 


Дело алматинца Октября Ходжаева – «эмира террористической организации Исламская партия Туркестана по Средней Азии и Казахстану (так указано в обвинительном заключении)» – вызвало острый интерес как у местных, так и у республиканских журналистов. 9 июля, на первом судебном заседании, представители СМИ благополучно присутствовали. Однако уже на следующий день, перед тем, как должны были давать показания подсудимые, журналистов удалили из зала суда. Судья Наталья Бусько  объявила процесс закрытым.


 


Постановление, вынесенное судьей, стало большой неожиданностью и для журналистов, и для родственников, которые также были вынуждены покинуть зал. Показания Октябрь Ходжаев давал уже за закрытыми дверями.


 


Ходжаев — личность, широко известная в узких кругах. Одним из первых в Казахстане он был осужден за организацию и руководство террористической группой. В 2003 году его приговорили к восьми годам лишения свободы в колонии строгого режима. Освободился он 16 мая прошлого года.


 


Зачитывая обвинительное заключение, гособвинитель назвал Октября Ходжаева «эмиром  террористической организации Исламской партии Туркестана по Средней Азии и Казахстану». Однако вменяют ему вовсе не терроризм, а пособничество в мошенничестве (ст. 28 ч. 3, ст. 177 ч. 3 УК РК), пособничество в незаконном пересечении государственной границы (ст. 28 ч.3, 330 ч. 3 УК РК) и в создании и руководстве ОПГ ( ст. 235 УК РК). Вместе с ним на скамье подсудимых – братья Алмаз и Алмат Абдрахмановы, Жарасбек Дощанов, Алимберди Адилхан, Арзидин Мурадилов и Халмурад Мухпулов.


 


Согласно обвинительному заключению, Ходжаев вербовал казахстанцев для участия в боевых действиях «в афгано-пакистанской зоне». В сентябре 2011 года он задумал отправить туда двух аркалыкчан – братьев Абдрахмановых. Маршрут пролегал через  Кыргызстан и Турцию. У каждого из членов группы были свои функции: кто-то отвечал за транспорт, кто-то за жилье, кто-то за беспрепятственное пересечение границы. Руководил процессом Ходжаев, известный участникам ОПГ как Али.


 


Готовясь к операции, преступники завладели автомобилем астанчанина Болата Сагынбаева (сейчас в суде он выступает единственным потерпевшим). Используя поддельные документы, «Тойоту» поставили на учет в РЭО. В Кыргызстан выехали на ней. Один из участников ОПГ – Халмурад Мухпулов – договорился с двумя пограничниками, поэтому проблем с пересечением не было.


 


В Кыргызстане, по указанию Ходжаева, их встретили и отвезли в Бишкек. Там парни взяли билет на рейс «Бишкек – Стамбул». В Турции их должен был ждать некий Абдраимов – член «Исламской партии Туркестана». Уже перед самой регистрацией в аэропорту их задержали сотрудники Комитета национальной безопасности Казахстана и Кыргызстана. В ходе предварительного следствия задержанные дали признательные показания. Однако в суде они от них отказались.


 


        Следствие учинило нечеловеческий беспредел! – заявил Октябрь Ходжаев. – Я признаю только 330 статью – пересечение границы. Остальное обвинение на 100 процентов не признаю! Ваша честь, когда меня судили в 2003 году, моя судьба была решена одним звонком судье. Я не хочу, чтобы так было и на этот раз.


 


Процесс явно обещал быть громким. Но 10 июля, за несколько минут до второго судебного заседания, его объявили закрытым. Люди в гражданском, которые присутствовали в суде  и накануне, вывели в коридор потерпевшего Болата Сагынбаева. Там они несколько минут что-то обсуждали. Эти же люди жестом попросили выйти прокурора. История повторилась.


 


Когда в зал заседания вошла судья, Болат Сагынбаев заявил, что выступает против участия прессы на процессе.


 


– Я переживаю за свою безопасность! – пояснил Сагынбаев.


 


– Вам угрожают журналисты или родственники подсудимых? – спросила судья Бусько.


 


Нет.


 


– Тогда почему вы не хотите, чтобы пресса присутствовала?


 


– Не знаю, просто не хочу и все! В целях безопасности.


 


Судья Наталья Бусько ушла в совещательную комнату на 30 минут. После возвращения огласила постановление – «закрыть» процесс.


 


  Потерпевший не может обосновать свое заявление, но суд должен обеспечивать безопасность каждого участника процесса, поэтому процесс необходимо продолжить в закрытом режиме,  в заключение сказала Наталья Бусько. – Постановление обжалованию не подлежит.


 


Журналисты и родственники подсудимых были удалены из зала судебного заседания. Уже на улице родственники оживленно обсуждали ситуацию.


 


        Дело сфабриковано, – сказал брат Октября Ходжаева. – Как и то, первое, в 2003 году. Брат признает, что сопровождал этих людей через границу. Его об этом попросили. Но все остальное – неправда. Просто кому-то это выгодно.


 


В следующий раз в зал заседания по этому делу журналисты зайдут только на приговор.


 


ИСТОЧНИК:


«Наша газета»


www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=306&storyid=18596


 


Добавить комментарий

Смотрите также