КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Гласность второй свежести

13.06.2012

 


На днях наш корреспондент наткнулся на зону секретности в интернет-вотчине казахстанской Фемиды. Оказывается, в открытую и общедоступную базу судебных решений без пароля не сунешься… Под гриф «Секретно» залетели совсем не тайные дела, рассматривавшиеся в открытом режиме.


 


Так, например, я с удивлением обнаружил, что засекречены судебные материалы по делу Арыстана КАЙДАРОВА, обвинявшегося в убийстве, но в результате оправданного, – об этом деле мы подробно рассказывали (см. «Четыре ноги обвинения» в номере от 21.4.2012). Невозможно проследить, как шел открытый процесс по делу пенсионера Николая ДМИТРИЕНКО, который пытался убить участкового инспектора полиции. На днях суд присяжных заседателей признал его виновным.


 


Однако Единая автоматизированная информационно-аналитическая система судебных органов (ЕАИАС) при попытке кликнуть на опубликованный в Сети приговор, так же, как в случае с Кайдаровым, требует ввести пароль и сообщает: «Пароль предоставляется в канцелярии суда только участникам судебного процесса и их представителям».


 



 


Но позвольте, как же так? А куда подевались вроде бы провозглашенные принципы гласности судопроизводства? И для чего тогда официальные лица усиленно рекламировали эту самую ЕАИАС как пример и доказательство открытости с прозрачностью?


 


Самое интересное, что эти вопросы оказались сущей неожиданностью для сотрудников костанайских судов. По словам главного специалиста канцелярии Костанайского специализированного суда по уголовным делам Асель ИСКАКОВОЙ, ей ничего не известно о паролях для скачивания материалов дел.


 


– В канцелярии паролей нет, – на голубом глазу заявила мне она в телефонном разговоре.


 


– Но на сайте прямо сказано: обращайтесь за этим в канцелярию. Да и как вообще можно было ограничить доступ даже к приговорам, которые вступили в законную силу и обязательны для исполнения на всей территории страны?


– На эти вопросы должны отвечать те, кто это сделал. Я ничего об этом не знаю и не могу ничего сказать.


 


Примерно такой же разговор состоялся и с пресс-секретарем того же суда Шолпан КАСЫМОВОЙ. Она пообещала разузнать, что да как, а тем временем правозащитники уже комментируют эту ситуацию.


 


– Нормы Уголовно-процессуального кодекса допускают ограничение гласности судебного разбирательства, когда это противоречит интересам охраны государственных секретов и в некоторых других специфических случаях, – говорит директор Костанайского филиала Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Анастасия МИЛЛЕР. – Однако ограничение доступа к ряду резонансных дел в базе системы судебных органов Казахстана ничем не оправдано. Возникает справедливый вопрос: почему? Разве они содержат госсекреты? Или, может, при рассмотрении некоторых дел возникла необходимость привлечь иных лиц к уголовной ответственности, а они до сих пор на свободе и привлекать их никто не спешит? В любом случае, если уж создали такой ресурс, будьте любезны все дела, рассмотренные в открытом судебном процессе, предавать огласке. А то у нас гласность получается «второй свежести»


 


Стас КИСЕЛЁВ, Костанай (скриншот с сайта ЕАИАС)


 


Публикация в газете «Время» от 13.06.2012 <http://www.time.kz/index.php?module=news&newsid=27783>


 


Добавить комментарий