КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Суд над Курамшиным: присяжные, на выход!

25.05.2012

На суде над правозащитником Вадимом Курамшиным, продолжающемся в Специализированном межрайонном суде по уголовным делам Жамбылской области под председательством Самата Толесбая, присутствующим удалось лицезреть необычную картину: в ходе процесса судья… выставлял за дверь присяжных заседателей.


Напомним, Вадима Курамшина обвиняют в вымогательстве 7 тысяч долларов у работника прокуратуры пос. Кордай Жамбылской области Мухтара Удербаева. Кроме председательствующего, в процессе участвуют также 12 присяжных заседателей. На последних заседаниях допрашивали свидетелей и смотрели оперативное видео, снятое полицейскими в день задержания Вадима Курамшина.


 


Перед началом одного из заседаний представитель государственного обвинения, замначальника прокуратуры Жамбылской области в звании старшего советника юстиции Рахметулла Ахметов высказал претензии к журналистам.


 


Г-на Ахметова возмутил тот факт, что одна из местных газет дала информацию о том, что потерпевший Мухтар Удербаев, якобы, является его прямым подчиненным. И, по-видимому, пользуясь свободной минутой, он решил прочитать представителям СМИ небольшую лекцию по журналистике.


 


«Когда готовишь статью, надо учитывать мнение и второй стороны, — «открыл Америку» представитель прокуратуры. — А то потом читаешь и диву даешься. Если вы будете писать о суде, вы должны подойти ко мне, и я дам вам уточняющие ответы».


 


Однако, встречное предложение ответить на несколько вопросов господин прокурор отверг и пояснил, что ему сначала надо спросить разрешения у начальника: «Когда я поступал на службу, то подписывался под некоторыми документами. Да, я человек, но я ношу погоны». На этой «оптимистичной» ноте общение представителя власти и представителя СМИ закончилось.


 


«Меня пытались завербовать. Следователь предлагал мне сделку, — заявил Вадим Курамшин утром 22 мая во время очередного заседания. — Он мне сказал буквально следующее: «Сдай Винявского, ведь вы все равно одна банда». Взамен пообещал мне переквалифицировать статью на «Самоуправство».


 


С началом заседания выяснилось, что двое свидетелей заболели. В частности, один из них, Карибай Кусаинов предоставил справку о том, что он слег с приступом остеохондроза.


 


Защитник Курамшина Разия Нурмашева указала суду на нарушения УПК, допущенными в отношении ее подзащитного:


 


– Мне было предоставлено всего лишь 7 листов обвинительного заключения. Курамшину — намного больше. Это законно? Вы же надзирающий орган! — вопрошала адвокат, глядя в сторону прокурора.


 


– Это вопрос не ко мне, — недовольно буркнул представитель государственного обвинения.


 


– О какой законности тут вообще можно говорить? — Эмоционально начал говорить Вадим Курамшин. — Происходит изнасилование человека системой «правосудия»! А прокуратура наблюдает за этим со стороны! Со мной явно расправляются! Это пляска демонических сил в присутствии прокуратуры!


 


Суд продолжился допросом одного из свидетелей защиты  Дмитрия Тихонова. Однако перед началом допроса судья Толесбай попросил присяжных заседателей… покинуть помещение, сославшись на некую статью Уголовно-процессуального Кодекса.


 


– Удаление присяжных — это нарушение требований УПК, — прокомментировала неожиданный поступок судьи после окончания процесса адвокат Вадима Курамшина. — Мы пригласили Тихонова, так как он монтировал видеоролик, который был показан Удербаеву. Во время процесса ролик был показан присяжным. Когда по этому ролику допрашивали Курамшина и Кусаинова, то присяжных не удаляли из зала суда. А перед допросом Тихонова — удалили. Я считаю, что это незаконно. Это нарушение прав Курамшина на защиту.


 


– Я познакомился с Кусаиновым в ноябре 2011 года. — пояснил суду свидетель Дмитрий Тихонов. — Карибай Кусаинов приехал вместе с Вадимом Курамшиным в наш офис. При себе у Кусаинова была флеш-карта и брелок с вмонтированной туда миниатюрной видеокамерой. На эту камеру был записан момент передачи взятки прокурору Удербаеву в размере 75 тысяч тенге, а также предварительные переговоры по даче взятки в сумме 7 тысяч долларов за то, чтобы автомобиль с товаром выпустили с территории прокуратуры. Кусаинов попросил меня смонтировать видеоролик из этих файлов, что я и сделал. При этом он сидел рядом и указывал, какие фрагменты файлов использовать для монтажа ролика. Готовый ролик я отдал Кусаинову. За работу он заплатил мне 5000 тенге.  В дальнейшем этот ролик был выложен на YouTube (название: «Кто берет взятки на Кордае» — авт.).


 


Продемонстрированное оперативное видео личного досмотра Вадима Курамшина вскоре после задержания добавило вопросов. На видео видно, как в коридоре здания прокуратуры задержанного обыскивают, достают из его карманов различные предметы и аккуратно раскладывают их на стуле. Среди этих предметов присутствуют ключи от автомобиля, которым управлял Курамшин. Однако  через несколько минут после начала съемка прервалась. Когда  полицейская камера включилась вновь, то ключей на стуле уже не было.


 


– Пока меня обыскивали на втором этаже здания прокуратуры, в автомобиле, которым я управлял, кто-то покопался, — заявил Вадим Курамшин. — Из автомобиля пропал нетбук, принадлежащий Карибаю Кусаинову. В нетбуке находилось видео, снятое Кусаиновым на скрытую камеру. На видео был запечатлен момент получения денег в размере 75 тысяч тенге возле здания Кордайской прокуратуры Куанышбековым, посредником Удербаева.


 


Также подсудимый обратил внимание суда на неполноту предоставленного оперативного видео:


 


– Вырезано начало видео. Меня начали снимать, только лишь я переступил порог кабинета в здании прокуратуры. А здесь видео начинается с того момента, когда я уже стою лицом к стене и меня держат за руки несколько человек. Между тем, меня задерживал сводный отряд КНБ и УБОПа, причем съемка велась с самого начала. Как только я переступил порог кабинета Удербаева, мне крикнули: «Стоять! ДКНБ Алматы!» Вот этот момент и вырезан. Вообще, как выяснилось, на меня давно была устроена засада в Кордае. Когда меня везли на машине, сами кнбшники жаловались, что сидели в Кордае с 19 января (задержание произошло 23-го — авт.) «в каком-то клоповнике».


 


После просмотра оперативного видео, как только защитник попыталась зачитать ходатайство о признании видео недопустимым доказательством, судья вновь… выпроводил всех присяжных заседателей из зала. Те покорно вышли, не проронив ни слова. В итоге защитник зачитывала ходатайство в отсутствие присяжных.


 


– Выставлять присяжных из зала заседания — это новое ноу-хау отечественного правосудия, — прокомментировал Курамшин действие судьи из кабины.  Как они будут судить, если их здесь нет и, следовательно, они получают неполную информацию? — И, обращаясь к судье, добавил: — Я также ходатайствую о признании скрытой съемки, которая велась в кабинете Удербаева, недействительной, потому что Удербаев на тот момент еще не написал заявление на меня. Это процессуальное нарушение, так как на момент нашего разговора отсутствовал заявитель.


 


Допрошенный свидетель Батырхан Ибраев, старший оперуполномоченный УБОП Жамбылской области, рассказал свою версию событий:


 


– Мое место работы: Тараз, Чу. Мне позвонило руководство, попросило помочь задержать Курамшина. Мы с ребятами выехали в Кордай. Прибыв в Кордай к зданию прокуратуры, ждали сигнала. Потом вошли внутрь и задержали его.


 


Допрошенные понятые Есен Тажиев и Медетбек Бегенсалов дали одинаковые показания, рассказав, как автомобиль, на котором они ехали, остановили в Кордае сотрудники дорожной полиции. Затем подошел человек в гражданской одежде и попросил быть понятыми. Они дали согласие. Постояв минут 15—20 у здания прокуратуры, вошли туда, где увидели задержанного. Далее присутствовали при личном досмотре Курамшина, а также при досмотре автомобиля.


 


При допросе Бегенсалова не обошлось без казусов. Было видно, что свидетель сильно волнуется, ему трудно говорить, он путает русские и казахские слова. Но судья даже не предоставил ему переводчика. По окончанию допроса свидетель находился в практически полуобморочном состоянии.


 


– Скорее всего, он на суде находился впервые и сильно волновался, — прокомментировал гражданский активист Дмитрий Тихонов, — от волнения он даже клятву свидетеля не мог зачитать, пока секретарь ему не помогла.


 


В конце концов допрос прекратили, так как свидетель еле стоял на ногах, с него пот катился градом, он нервно вытирал рубашкой взмокшее лицо. На оперативном видео он также выглядит мало понимающим, что происходит вокруг.


 


Временами неуверенные, еле слышные ответы свидетеля вызывали смех искушенных в судебных делах людей, в том числе у судьи.


 


– Это не смешно, — попытался укорить присутствующих ранее допрошенный полицейский Ибраев.


 


– Смешно то, что вы используете таких людей в своих интересах! — парировал Курамшин.


 


Процесс отложен до понедельника, 28 мая.


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика»


www.respublika-kaz.info/news/society/22809/


 


Добавить комментарий

Смотрите также