КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Раз не было заявлений, значит, и пыток не было!

14.05.2012

 


В пятницу 11 мая на суде в Актау, где рассматривалось дело по беспорядкам в Жанаозене, начались прения. Прокуроры заявили: подсудимые лгали на суде о пытках и отказывались от своих прежних показаний, чтобы избежать уголовной ответственности. Нужно было видеть лица людей, чтобы понять, что они чувствовали после безапелляционных заявлений стороны обвинения.


 


В  пятницу комната для прессы вновь заполнилась журналистами. У дверей залов на случай возмущений родственников подсудимых плотным рядом выстроились полицейские. На входе тщательно проверяли на наличие диктофонов. Журналистов   строго предупредили: никаких видео- и фотосъемок!


 


Первыми выступили пять прокуроров. Гособвинители с пафосом говорили о ценности государственных праздников, исключительной роли президента страны в развитии Казахстана, третьей силе, которая «натравила казахов друг на друга и сделала восстание». И о том, что после того, как приговор суда вступит в силу, необходимо уничтожить (!)  все улики уголовных дел. И ни слова о фактах пыток и множестве серьезных нарушений в материалах 93 томов уголовных дел!


 


Шестичасовое выступления адвокатов закончилось поздно вечером. Из зала суда люди выходили молча. Это был шок. Придя в себя, наблюдатели и адвокаты пытались понять: почему законники проигнорировали  заявления подсудимых о жестоких пытках и массу процессуальных ошибок, допущенных в ходе следствия. Версий было много. Самая простая: если прокуроры признают все это, значит им придется признать и то, что  надзорный орган прошляпил грубейшие нарушения прав подсудимых и не менее серьезные нарушения в ходе проведения следственных мероприятий.


 


Ниже мы попытались изложить происходящее на прениях в деталях.


 


Дело главного свидетеля


 


– Суд приступает к прениям. Первое слово — прокурорам, –  объявил судья Аралбай Нагашибаев.


 


– Я государственный обвинитель, являюсь заместителем начальника Актюбинской прокуратуры, — начал прения прокурор Д. Абилаким. — Уважаемый суд и участники процесса, мы на этом главном суде рассмотрели события 16-го декабря, произошедшие в Жанаозене. Во время массовых беспорядков, пострадало множество людей, в связи с этим мы рассматриваем дела 37   подсудимых, имеющих отношение к этому уголовному делу. Два месяца мы рассматриваем это дело. Мы выслушали 188 пострадавших, 45 свидетелей и 35 дополнительных свидетелей, вызванных по ходатайству адвокатов.


 


Прокурор Абилаким зачитал вердикт гособвинения восьми основных обвиняемых: Талгата Сактаганова, Розы Тулетаевой, Шабдала Уткилова, Максата Досмагамбетова, Нарына Жарылгасынова, Каната Жусипбаева, Танатара Калиева, Ертая Ермуханова.


 


– На предварительном следствии были выявлены организаторы преступных событий,   непосредственно поддерживающие их, находящиеся среди бастующих активисты, их сторонники, участники массовых беспорядков и грабители, которые в целях получить выгоду совершили преступление против собственности, — групировал 37 подсудимых прокурор и пояснил: по степени и роли в совершения преступления нефтяники распределены на четыре группы.


 


– Декабрьские беспорядки были организованны небольшой группой людей, которые обманным путем вовлекли в него народ, — перешел непосредственно к обвинению Д. Абилаким. –   Рассмотрим факты, которые определили их вину. Остальных 29 подсудимых рассмотрят мои коллеги.


 


Прокурор напомнил: «Начиная с мая 2011 года по 16 декабря 2011 года начался конфликт между работниками и руководством филиала АО «Казмунайгаз» «Озенмунайгаз», касающийся трудового и социального договора, требования рабочих, который долгое время не находил своего решения. Они ежедневно бастовали, в итоге 991 человек были уволены с работы. В ноябре 2011 года Талгат Сактаганов, Роза Тулетаева, Шабдал Уткилов, Максат Досмагамбетов, Нарын Джарылгасинов, Танатар Калиев, Жанарбек Каражанов, Марат и Канат Жусипбаевы предварительно договорившись, собрались к западу от центральной площади Жанаозеня…».


 


Далее прокурор объяснил, зачем: «…В целях организации массовых беспорядков, перероссших в применение взрывчатых веществ, огнестрельного оружия, разрушений имущества, поджога, применения силы».


 


– Они пришли к общему, преступному соглашению,— продолжал излагать свою версию гособвинитель, цитируя прослушки разговоров нефтяников: «16 декабря нужно собрать всех нефтяников, увеличить количество людей, и начать восстание. Если нас будет больше, чем полицейских, они будут нас бояться. Если в тот день будут установлены юрты для праздника, мы не допустим этого, если нас не будут слушать мы их подожжем».


 


К слову, при оглашении материалов следствия, эти записи так и не были прослушаны на суде.


 


– В целях осуществления этих преступных намерений они считали необходимым не дать возможности разойтись нефтяникам, собрать дополнительно людей на площадь, призвать их участвовать в массовых беспорядкых, подготовить взрывчатые вещества и огнестрельное оружие для совершения преступлений, доставить их на площадь, помешать проведению праздничного мероприятия, начать массовые беспорядки и возглавлить группы людей, — перечислял прокурор.


 


По мнению стороны обвинения, подсудимые распределили между собой роли  «для исполнения преступных действии». Сактаганов, Тулетаева, Калиев должны были помешать разойтись нефтяникам, дополнительно собрать людей на площадь, и призвать их участвовать в массовых беспорядках. Досмагамбетов, Канат и Марат Жусипбаевы должны были подготовить взрывчатые вещества и огнестрельное оружие, и доставить их на площадь. Джарылгасинов, Досмаганбетов и другие должны были помешать проведению праздничного мероприятия, начать массовые беспорядки и руководить группой.


 


Затем выступающий остановился на том, что именно гособвинители выяснили на этом судебном процессе. Начал с Танатара Калиева.


 


Напомним, он проходил одним из главных свидетелей, и первый рассказал суду о том, каким образом добывались доказательства во время следствия, каким жестоким пыткам подвергали заключенных. Но сторона обвинения посчитала заявление нефтяника попыткой уйти от ответственности и поставила под сомнения его последние показания в суде, предложив взять за основу те, что он дал, находясь в СИЗО Актау.


 


– 16-го апреля 2012 года первым был допрошен подсудимый Танатар Калиев, — сказал Абилаким. — Калиев воспользовавшись своим правом, и отказался от своих показаний, но они все равно были рассмотрены прокурорами.  До этого он заявлял: после того, как был уволен с работы,    26 мая 2011 года, начал бастовать с другими. Он так же заявил: «Я не имею отношения к массовым беспорядкам, иногда ходил на площадь, и выступал перед народом. Нефтяники из-за того, что я был старше их по возрасту, меня уважали и слушали. Я так же не скрываю, что мне поставили кличку «до конца».


 


Еще раз напомнив, что Танатар Калиев заявил, что давал свои показания под давлением, прокурор поставил вопрос: «Какой из его ответов, которые он давал на следственных мероприятиях или во время суда являются верным?».  Затем предложил суду ответить на этот вопрос в совещательной комнате: «Сравнить его ответы на следственных мероприятиях и во время суда. Если остановиться на первых показаниях, то выходит…». Прокурор начал зачитывать показания Танатара Калиева:


 


-«В ноябре 2011 года, чтобы привлечь нефтяников на свою сторону, я сказал: 16-го декабря, для поддержки придут нефтяники из других предприятий. Поэтому я им всем дал ложную информацию и сказал: «16 декабря текущего года работники всех учреждении производственных филиалов «Озенмунайгаза» присоединятся к нам, они хотят нас поддержать, поэтому вы все будьте  в этот день на площади». Я им сказал это потому что, в ноябре 2011 года, Талгат Сагктаганов нас всех собрал и заявил: «Мы сколько стояли, но никто не исполнил наши требования. Поэтому 16 декабря, когда будет проходить праздничное мероприятие мы должны восстать вместе с бастующими. Для этого нужно сделать так, чтобы количество бастующих не уменьшалось, надо увеличить их количество. Потому что, если нас будет много, сотрудники полиции будут бояться нас и мы их задавим. А также, 16 декабря собираются установить на площади юрты. Мы не должны допускать этого, если нам помешают мы будем разрушать их, сожгем, и еще давайте сжигать здания горакимата и близнаходящиеся к нему другие здания тоже, иначе мы не можем достигнуть своей цели. Для этого нужно организовать парней, надо их привлечь к этому». Слова Сактаганова единогласно поддержали Тулетаева, Досмагамбетов, Жусыпаев они ему не противоречили, никто не говорил «нет, так нельзя, это неправильно». С этого дня вышеназванные люди совместно принимали решение не останавливать забастовку и ходили вместе до 15-го декабря, чтобы исполнить задуманное. Я, Роза и Сактаганов, постоянно встречались с нефтяникамии старались, чтобы они не расходились. А если говорить про 15-ое декабря, я в тот день пошел на площадь «Тәуелсіздік» в  Жанаозене. В это время начался шум из-за установки юрт на площади к празднику, шум организовали Сактаганов, Досмаганбетов, Джарылгасинов и Косбармаков…».


 


– Калиеву, увидевшему действия группы бастующих, стали возражать, — продолжал цитировать прокурор. –  Они подошли ближе к людям, которые начали устанавливать юрты и сказали: «Уберите юрты, а то мы их будем разрушать и сожгем». Но эти юрты были установлены, несмотря на их сопротивление. Калиев показал: «После этого я вышел к шумящей толпе и сказал: « успокойтесь». Из канцелярии президента пришла хорошая весть, наши требования будут удовлетворены». Услышав, это люди угомонились. Но я сказал: сомневаюсь в решении нашего  трудового спора.  И даже сам подумал: «Забастовка длится уже более семи месяцев, если выполнят, то почему до сих пор наши требования не решаются в одностороннем порядке?». И я заявил это Сактаганову, Тулетаевой, Уткилову, Косбармакову, Жусипбаевым Канату и Марату. Я сказал: «Мне не верится, что наши требования будут выполнены». После этих слов Жусипбаев Канат посмотрел на меня и сказал: «Если наш спор не разрешится, тогда мы должны правильно восстать. Ты наполни стеклянные бутылки бензином и сделай «фитиль», а молодые ребята готовы, чтобы бросать их в указанные места и у меня есть 40 литров бензина в двух 20 литровых канистрах, но этого еще мало, поэтому ты сделай еще «фитилей».  После этого я подумал и принял окончательное решение: эта забастовка решится только путем противостояния Правительству, совершения беспорядков. Для этого нужно пойти и сжечь войлочные юрты, устанавливаемые на площади. Наряду с этим хотел осуществить свои идеи, направленные на поджог чужого имущества в ночь с 15 на 16 декабря. Вместе с этим, когда он высказывал предложение о поджоге войлочных юрт Жусупбаеву, тот также ответил: «Правильная идея, но вечером еще раз обсудим». После этих слов Жусупбаева не стал дожидаться вечера и предупредил меня: «Я пойду покупать бензин и наполнять стеклянные бутылки, и готовить «Фитиль». На этом месте Жусупбаев дал мне 10 000 тенге, чтобы я подготовил стеклянные бутылки с бензином. На эти деньги я купил 20 литров бензина, подготовил бутылки с зажигательной смесью, которой обматал тряпкой, потом эти бутылки мы должны были с Жусыпаевым понести на Алан, но мы их предварительно спрятали в его коперативном гараже «Тюльпан». После этого, примерно к 8-ми часам, я пошел на площадь. Сактаганов снова организовал собрание. На моих глазах Сактаганов дал Досмагамбетову и Жусипаеву заданние — подготовить бутылки с зажигательной смесью, но из-за того, что я был пьяный, я пошел домой. По дороге  встретил Каражанова и сказал ему: завтра на это место принесу бутылки с зажигательной смесью и все подожгу здесь. Он разозлился на меня: «Это не правильно с твоей стороны, не смей приносить мне больше эти бутылки с бензином». Из-за этого мы с ним подрались, но нас разняли люди. Потом я ушел домой. Когда 16-го декабря в 10 часов утра я пришел на Алан, то увидел там Жарылгасынова,  и там же Жусыпаев мне сказал: «Найди машину, нас преследует полиция, мы должны из дома Косбармакова принести оружие». После этого я ушел с алана. Эти показания данные на следственном мероприятии  верны, на меня не оказывалось давления».


 


Завершив читать показания даные Калиевым во время следствия, прокурор опять задал вопрос: «Почему теперь Калиев дает другие показания?».


 


– На заявление Калиева о пытках необходимо посмотреть критически, — заявил суду Абилаким. — Можно это расценить как желание избежать наказания, потому что на всех его показаниях, присутствовал адвокат Дуспулов.


 


Гособвинитель продолжал убеждать суд: «Если действительно полицейские оказывали на него давление, он мог бы заявить об этом своему адвокату, но Калиев не заявил ни о каком давлении. Сотрудники прокуратуры задавали ему вопрос: «Вы доверяете своему адвокату?». Он тогда высказал полное доверие, своему адвокату»…


 


-За три месяца следственных мероприятий, не в письменом, ни в устной форме об этом он ни разу не заявил, — приводил свои доводы, которые ему видимо казались убедительными, прокурор. — Если бы он заявил о давлении на него вовремя, то адвокат принял бы соответствующие меры. Мы так же 11-го апреля, были свидетелями видеоматериала следственного мероприятия, на котором видно: он дает показания без принуждения и тем более видно — на вопросы следователя отвечает четко и ясно и очень точно описывает события.


 


При этом прокурор почему-то не вспомнил: ведь по этому поводу подсудимый Танатар Калиев объясненял в суде: заявить о пытках он не мог, так как его жизни угрожали, а рассказать всю правду решил на суд  в присутсвии всех.


 


«Ложные показания Калиева», по мнению гособвинителя, доказываются тем, что во время следственных мероприятий, он …четко дает хронологию событий. Показания у него стали брать 22-го декабря, эти же показания он потом повторяет 19-го января, в это время к нему не применялось уголовное преследование, и он был на свободе.


 


-Спрашивается, тогда почему Калиев дает такие показания? — все больше входил в прокурорский раж Адилаким. –  Если бы на него оказывалось давление, то у него был шанс заявить об этом!


 


И сделал вывод: «Если Калиев это не сделал, значит, он не подвергался никакому физическому и моральному давлению».


 


Вот так все просто у прокуроров. И чего это все про какие-то криминалистические экспертизы и расследования кричат?


 


Дальше прокурор рассказал, как Танатар Калиев стал фигурантом громкого уголовного дела. Оказывается на него, якобы, «настучал» другой подсудимый — Жанбыр Ергазев (он тоже отказался от своих прежних показаний, заявив, как и все: показания с них выбивали силой). Причем для ареста хватило одной фразы.


 


– Уголовное дело на Калиева было заведено 22-го января, после того, как дал показания Ергазев, — рассказывал суду прокурор. –  На очной ставке с ним, Ергазев рассказал, как 15-го декабря Калиев в пьяном виде кричал: «Мы подожжем юрты». Вот после этого, мы выявили причастность Калиева к этому делу, после показания Ергазева, Калиева взяли под стражу.


 


Прокурор попросил суд считать показания Калиева на судебном процессе, ложными. Затем перечислил: чем, по мнению стороны обвинения, доказывается причастность подсудимого к массовым беспорядкам.


 


– Это видео со следственных мероприятий, найденные в его гараже воронка, которым они заливали бензин и бутылки с жидкостью, а так же материалы — ткань, — перечислил стандартный набор рядового владельца гаража прокурор. –  Так же его причастность к массовым беспорядком, подтвердил свидетель Искулов, который тоже выходил со всеми вместе на забастовку. Он подтвердил:15-го числа Калиева видел в пьяном виде и подрался с Каражановым. Кричал ему, что он подожжет юрты. Искулов так же подтвердил эти показания на очной ставке. И во время суда, он так же указал на Калиева.


 


Все это прямо указывает на причастность Калиева к рассматриваемому уголовному делу, заявил гособвинитель и поставил в деле Калиева жирную точку обвинения: «На следственных мероприятиях было выявлено: Калиев имеет отношение к 241 статье (1 и 3 части) в точности — к массовым беспорядкам, к призыву к массовым беспорядкам. Это если говорить о первой части статьи. Применения силы, применения оружия, против представителей государства, организация массовых беспорядков — это если говорить о 3-ей части статьи. И не подчинение полицейским, призыв к присоединению к массовым беспорядкам. Поэтому мы считаем: Калиева необходимо привлечь по 241 статье, часть 1.


 


Раз не заявили — пыток не было!


 


Следующим организатором  массовых беспорядков был назван Нарын Жарылгасынов. Он   привлечен по статьям 241 УК РК (части 1, 2 и 3) и 321-й (часть 2).


 


– Жарылгасынов в своих показаниях признал вину. Он подтвердил: после того, как был уволен с работы, присоединился к забастовке, — перешел к уголовному делу второго подсудимого прокурор. –  В своих показаниях он заявил: 16-го декабря, когда он пришел на площадь со своим родственником Жадигером и Кенжибеком, то принял спиртное. Цитирую: «Я только признаю, что напал на полицейского, с видеокамерой. Я напал на него сзади, так же признаю, что разбивал окна автобуса и отказываюсь от показаний, в которых говорю, что Сактаганов и Тулетаева призывали поджечь юрты. Я это сказал, потому что на тот момент у меня не было адвоката…».


 


Уважаемый судья, не смотря на то, что Жарылгасынов на половину признал свою вину, нужно рассмотреть еще и следующую проблему. Свидетель Атабев на суде дал показания, что16 декабря он  все фиксировал на видеокамеру.  Жарылгасынов в пьяном состоянии напал на него и пытался сломать видеокамеру, но его оттащили другие люди. Свидетель Караджаев указал: Жарылгасынов на площади пытался ударить его камнем, оказывал сопротивление полицейским, нападал на них, не подчинился сотрудникам правоохранительных органов. Не смотря на то, что Жарылгасынов отрицал половину из всего, что сказали свидетели, мы все это увидели собственными глазами — в представленном видеоматериале.


 


По мнению следствия вина Жарылгасынов также полностью подтверждена. Аргументировал свой вывод гособвинитель вновь показаниями Танатара Калиева, хотя, как не раз замечали адвокаты, после его заявлений о пытках, показания, данные им во время следствия, не могут быть признаны законными. По крайней мере, пока не будет проведена серьезная проверка всех заявлений о пытках.


 


Прокурор  цитировал первые показания Калиева, из которых становилось ясно, почему Танатара решили сделать главным свидетелем громкого процесса: «Калиев так описал действия Жарылгасынова: «16 -го декабря 2011 года, примерно в 2 часа дня, вместе с Сактагановым был и Жарылгасынов. Когда речь шла о поджогах юрт, тогда они говорили: «Давайте не дадим поставить юрты, сожжем их. У нас готовы для этого парни»».  Эти показания Калиев подтвердил на очной ставке с Жарылгасыновым. Сам Жарылгасынов при адвокате, подтвердил показания Калиева и не отрицал его причастность к массовым беспорядкам.  Но на судебном процессе, он не полностью признал свою вину. Он признал ту часть, которая касается видеосъемок, где были зафиксированы его действия. Остальное он отрицал».


 


– Почему, спрашивается, во время очной ставки, где присутствовали адвокаты, они не сказали,  что на них оказывалось давление? — спрашивал прокурор, обвиняя подсудимого во лжи: «На судебном процессе Жарылгасынов заявил: на него было оказано давление. Даже его заявление, что допросы на следственных мероприятиях проходили без адвоката — ложь!».


 


Причем гособвинитель, судя по всему, не мог доказать: действительно ли во время этих допросов присутствовали адвокаты. Он ссылался только на документы следствия.


 


– Если следовать документам уголовного дела, — безапелляционно выстраивал обвинение  ….. — На всех его показаниях присутствовал адвокат. Сам подсудимый подтверждал: все его ответы верны и поставил подпись. По поводу давления он не давал никаких заявлений. Исходя из этого, мы можем считать: показания на судебном процессе ложные, а верными являются показания, данные на следственных мероприятиях.


 


Прокурор сообщил:  во время обыска дома Жарылгасынова Нарина, была найдена листовка «Мен казкпын». В ней приглашается принять участие в митинге 16-го декабря. Это листовка была изъята и уликой приобщена к делу. Согласно первым показаниям Калиева,    Жарылгасынов присутствовал на всех собраниях,  которые организовывал Сактаганов.  Прокурор полагает: имено показания Калиева, полностью подтверждают причастность Нарына Жарылгасынова Нарина  к массовым беспорядкам и еще стремление привлечь на свою сторону как можно больше нефтяников.


 


– По действиям Нарына Жарылгасынова прошу суд применить к нему 241 статью УК РК (часть 1 и 2.) и 321-ю (часть 2). Как организатора беспорядков…


 


И Досмагамбетов лжет?


 


Следующим на плаху гособвинения «положили» голову Максата Досмагамбетова (он полностью отрицает свою вину). Но это не помешало гособвинению опять сослаться только на материалы следствия, опуская все последующие показания подсудимого, данные им в процессе суда. Максат тоже рассказал суду, что подвергался жестоким избиениям.


 


В показаниях Максата, данных во время следствия, написано: после увольнения он присоединился к забастовке. 15-го декабря был на площади с 10.00 до 12.00.  Потом ушел домой. 16-го декабря толкал полицейских, а когда начались массовые беспорядки, узнал, что его брат Кайрат Досмагамбетов ранен и ушел домой.


 


– Не смотря на то, что Досмагамбетов не признается в своей вине, к его показаниям в суде,  нужно отнестись критически, — повторил уже не раз произносимую фразу прокурор. — Его ответы можно считать желанием избежать уголовной ответственности. И его роль в массовых беспорядках описал Калиев, и это было зафиксировано адвокатами двух сторон. Калиев рассказал, что на собраниях нефтяников первым Сактаганова поддержал Досмагамбетов.


 


Ругань и шум вокруг установки юрт, считает сторона обвинения, организовал Досмагамбетов, он же готовил зажигательные смеси.


 


– Выходит, роль Досмагамбетова в организации массовых беспорядках, была значительной, — сделал вывод прокурор. –  Так же свидетель Батыров, свидетели по сотой статье Сапаргали и Мурат сказали, что Досмагамбетов не подчинялся приказам полицейских, пытался остановить парад, стремился организовать драку, и он является одним из первых людей, которые прорвали цепь полицейских. Они также кидали камни в полицейских.


 


Все это подтверждается следственными материалами, заверил прокурор. Он сообщил суду лишь такие детали: когда государственные обвинители задали вопрос Максату: «Был ли ты рядом с горящим автобусом?», он ответил — «Возможно, проходил мимо, но никогда не кидал камнями в сторону машины». Потом прокурор сослался на видеоматериалы, «в которых видно, что в начале массовых беспорядков,  подсудимый переговаривался  с представителями правоохранительных органов и стремился разорвать цепь. Он разбил окна машины «ОзенМунайИнвест», стоял возле этой машины. После этого,  он побежал на сцену и начал ломать  музыкальное оборудование.  Этот видеоматериал был показан 6-го мая 2012 года. Эти материалы предоставлены не только с видеосъемками полиции, но так же из материала телекомпании «Кплюс».


 


– Все это подтверждает: Досмагамбетов Максат 16-го декабря был на алане, а его слова, что он не делал ничего противозаконного, показывают, что его показания ложные, — подвел итог своей речи прокурор.


 


Он считает: если подробно рассмотреть показания Калиева и сравнить со свидетельскими показаниями (в основном это полицейские), получается и Максат был лидером в организации  массовых беспорядков в Жанаозене: он призывал не подчиняться полицейским.


 


– В связи с этим прошу суд привлечь Досмагамбетова по статье 241 УК РК (части 1и 2) и   по статье 321 статье (часть 2) и применить к нему меры, в соответствии с требованием закона, –   третий раз опустил гильотину обвинения прокурор….


 


«Преступные» СМСки


 


Далее рассмотрели вину подсудимого Уткилова. Он тоже не признал свою вину. По версии обвинения и его вина в ходе судебного процесса также доказана.


 


Прокурор  зачитал показания подсудимого на суде: «На площади начались сопротивления, полицейские толкали нас, оказывали  давление. Когда начались массовые беспорядки, я сразу ушел домой. К организации беспорядков не имею отношения, все данные показания на следственных мероприятиях были ложными».


 


– Уткилов подтвердил, что знает Розу, но знает со стороны, а смс-сообщения может и посылал ей, но уже не помнит их содержание, — приступил к делу прокурор.  — Но в 5-ом томе уголовного дела (с разрешения областного прокурора — уточнил выступающий), есть распечатки телефонных разговоров Розы Тулетаевой. Согласно этим стенограммам, 15-го декабря в 22.24 с телефона Тулетаевой на телефон Уткилова, пришло смс: «Сейчас мы начнем, можете уходить».    В 00:58 минут (спустя почти два с половиной часа — авт.) Уткилов ответил: «Мы завтра начнем»…


 


Прокурор сделал вывод: таким образом, подсудимый «указал время начала своей преступной деятельности». Потом заметил: во время судебных показаний Уткилов заявил, что эти смс-сообщения не имеют отношения к массовым беспорядкам и не смог объяснить значения этих сообщений.


 


– Еще раз обращаю внимание на 5-й том, — говорил прокурор. –  Тулетаева давала показания, где присутствовал ее адвокат… В  этих показаниях она сказала: «15-го декабря  2011 года, когда я стояла на Алане. Ко мне подошел Шабдал и сказал: «Завтра собираемся  возле памятника «1989»  и после минутного молчания начнем». Я спросила его: «Что начнем?».  Шабдол ответил: «Вот это и начнем». Талгат был очень разозлен — уже подготовлен бензин…».


 


Гообвинитель сделал вывод: «В связи с этим, ясно: Уткилов Шабдал является одним из организаторов массовых беспорядков и это определяет — Тулетаева и Уткилов имеют отношение к массовым беспорядкам, что так же подтверждают их смс-переговоры».


 


– Их показания на суде являются ложными, — в очередной раз подытожил прокурор и   добавил детективной фактуры: «Есть факты, подтверждающие разговор Розы Тулетаевой с Уткиловым об оружии. Тулетаева зная, что в городе идут проверки, с 15 на 16 декабря послала ночью смски «Проверяются машины, на наличие оружия». Это сообщение она послала на сотовый телефон Уткилова два раза. Спрашивается, зачем Тулетаева середине ночи, посылает три сообщения: одно — «Сейчас начнем» и два раза — «Проверяются оружие»?


 


Гособвинитель продолжал  утверждать: все показания подсудимые давали в присутствии адвокатов (напомним, сами нефтяники заявляли, что в ответ на просьбу написать заявления о пытках или предоставить адвокатов их нещадно били -авт.).


 


– Уткилов на суде полностью отказался от своих показаний и заявил, что давал их без адвоката, — продолжал прокурор. –  Но 25-го января 2012 года он подтвердил: Тулетаева имеет отношение к массовым беспорядкам, она призывала людей к незаконным действиям, а Досмагамбетов 16-го декабря сеял раздор среди людей. На каждом ответе его адвокат ставил подпись…. Возникает вопрос: а не для того, чтобы скрыть свое преступное деяние?


 


Прокурор опять обратился к показаниям (во время следствия — авт.) подсудимого Танатара Калиева. Тогда он говорил, что и Уткилов имеет отношение к массовым беспорядкам.


 


– Прошу судью обратить внимание на материалы 13-го тома — 34 страница. Там есть показания свидетеля Сидахметова Закарии (на суде он признался, что оговорил нефтяников под давлением следователей — авт.). КНБ, с соответствии с законами РК, проводил прослушку телефонных разговоров Тагама Кашанова. В них говорится: в 14:40 была беседа между Тагамым Кашановым и Сидахметовым Закарией. «Сидахметов сообщает Кашанову, что вовремя собрания,  Шабдал Уткилов, сказал: «Давайте будем воевать». Тогда я ему сказал: «Шабдол, это противозаконно», но некоторые люди на площади поддержали Шабдола».  Этот разговор был прослушан через  телефон и приобщен к делу. Во время следственных мероприятий Сидахмедов,   сказал, что он был один из тех, кто выступил против заявлений Шабдала и что Шабдал призывал к войне: «После слов Шабдола я действительно убедился, что на площади будет война. Так же в своей телефонной беседе, Сидахмедов, подтвердил, что пытался огородить Шабдола от противоправных действий» (опять напомним, ради справедливости: на суде Сидахметов заявил, что подписывал уже готовые показания — авт.).


 


– Уткилов является одним из организаторов массовых беспорядков, — подвдя итого сказал прокурор. — Не смотря на то, что Уткилов не признал свою вину, но выявлены во время следствия,   телефонные сообщения, подтверждают это…


 


Дальше прокурор неожиданно сказал: «Даже за два дня до беспорядков, на имя акима и прокурора Жанаозеня, было выслано письмо, угрожающего характера. И это письмо относил Уткилов. А предупреждения прокурора о незаконности забастовок и акций протеста, было выслано на имя Уткилова, что тоже подтверждает его причастность в организации массовых беспорядков».


 


По поводу письма на имя акима и прокурора Жанаозеня получился явный перебор. Возможно, прокурор плохо ознакомился с материалами уголовного дела? Накануне трагедии бастующие нефтяники действительно писали отчаянное письмо в адрес главы города и прокурора. Но в нем они сообщали: кто-то к 16 декабрю готовит провокации в отношении нефтяников (об этом предупреждали все, в том числе и СМИ) и просили этих представителей власти принять меры, а также предупредили — отношения к этому они не имеют. Разве было другое письмо, да еще и угрожающего характера?


 


– Я прошу, уважаемый судья, в соответствии с вышеперечисленными фактами, привлечь Уткилова по 241 статье УК РК ( часть 1) как организатора массовых беспорядков. И применить к нему меру наказания в соответствии с законом, — стандартно окончил свою речь…..


 


Дело Марата Жосупаева и Ертая Ермуханова


 


Этим подсудимому прокурор уделил несколько меньше внимания, чем остальным нефтяникам, сидящим на скамье подсудимых. Он заверил суд: Марат Жосупаев имеет прямое отношение к организации массовых беспорядков в Жанаозене. «…Был участником забастовки, призывал к участию других людей, на суде свою вину не признал, но она доказана материалами следствия…».


 


И прокурор опять сослался на показания Танатара Калиева, данные им во время следственных мероприятий. Будто и не было на этом процессе ужасающих по своему содержанию рассказов подсудимых о низких, а в некоторых случаях — скотских издевательствах, которыми их подвергли. Будто не было слез (даже мужчин) и отчаяния, свидетелями чего были абсолютно все, кто почти два месяца наблюдал за этим странным судебным процессом.


 


-… Сведения, собранные свидетелями, участниками, и во время очных ставок.., — продолжал гособвинитель. — В частности Калиев в своих ответах, которые, как мы уже определили (!?), являются правдивыми, полностью подтвердил роль Жосупаев в акции массовых беспорядков. Калиев сообщил: на собрании в ноябре  2011 года Жусыпаев полностью поддержал предложение   организовать массовые беспорядки.  15-го декабря Жусыпаев давал Калиеву указания разливать бензин в баклажки. В показаниях Калиева говорится: Сактаганов выходил на встречу к нефтяником с целью привлечь как можно больше людей и его первым поддержал Жусыпаев. ( в предыдущей речи прокурора первым Скактаганова поддержал …. — авт.). Следственными органами было выявлено, что бензин и баклажки были спрятаны в кооперативном гараже Жусыпаева «Тюльпан». Это подтверждает его причастность к организации беспорядков, поэтому мы просим суд привлечь Жусыпаева по 241 статье УК РК (часть 1) и применить соответствующие меры, в соответствии с этой статьей.


 


Действия подсудимого Ертая Ермуханова, следствием были определены как особо тяжкие.   Прокурор  перечислил: Ермуханов оказывал сопротивление полицейским, параду детей,   призывал к массовым беспорядкам. И еще используя зажигательные смеси, поджигал гостиницу «Ару-Ана»,  здание офиса «ОзенМунайГаза», дом Ишманова (по рассказам очевидцев, чьи свидетельства так и не появились в материалах этого уголовного дела, например, огонь в бухгалтерии  офиса «Озенмунайгаза» 16 декабря 2011 года появился задолго до начала беспорядков — авт.).


 


На суде Ермуханов отрицал свою причастность к этим преступлениям. Он сообщил, что  работал  на нефтяном предприятии и к забастовке не имел никакого отношения. 16-го декабря он вернулся в 8 утра с работы и весь день отдыхал дома.  На работу вышел 20-го декабря. Как только   вышел из дома, его задержали.


 


– Нам интересно: был ли  Ермуханов среди участников массовых беспорядков и имеет ли отношение к организации массовых беспорядков? Этот вопрос нам сейчас необходимо решить, — заинтриговал зал …..


Далее сообщил: Сактаганов, Жарылгасынов, Досмагамбетов, Калиев заявили, что не знают Ермуханова и никогда не видели его во время забастовки, и на собраниях нефтяников он не участвовал. Не подтверждено это и во время следственных мероприятий и во время суда.


 


– Возникает вопрос: имеет ли отношения Ермуханов к массовым беспорядкам? — спросил прокурор. Все замерли: неужели один из подсудимых стороной обвинения будет …. -… Мы считаем, что заявление следствия, что Ермуханов имеет отношение к массовым беспорядкам, не имеет основы. Мы заявляем: по массовым беспорядкам нет основы, но нам интересно — почему его привлекли в качестве ответчика? Призывал ли он все-таки людей к массовым беспорядкам? И я как государственный обвинитель заявляю: Ермуханов хоть и не имеет отношения к организации массовых беспорядков, но 16-го декабря он был на алане и участвовал в разгроме и поджоге зданий и дома Ешманова.


 


Почему прокуроры сделали такой вывод? Оказывается, вину подсудимого Ермуханова подтвердили свидетели-полицейские. А именно секретный свидетель под псевдонимом «Кунтуаров».


 


– Он сам, добровольно написал заявление в суд, чтобы дать показания, — объявил прокурор –  Чтобы засвидетельствовать: Бапилов, Сарбаев находились возле здания гостиницы и принимали участие в массовых беспорядках.  Бапилов, Койшыбаев и Ермуханов поджигали дом Ишманова. Показания «Контуарова» взаимосвязано с показаниями другого сотого свидетеля под псевдонимом «Оразбаев Алмаза».


 


Получилось, только показания анонимных полицейских стали причиной следующего вердикта стороны обвинения. Прокурор заявил: действия Ермуханова подпадают под 241 статью УК РК.


 


– Он не является организатором массовых беспорядков, но является его активным участником. Прошу применить к нему наказание в соответствии с законом, — выполнил свою миссию с еще одним подсудимым прокурор.


 


«Разбойник»  Сактаганов и показания Калиева


 


Наконец, на сцену суда прокурор «вывел» «главного разбойника» Талгата Сактаганова. В этом выступлении прокурор несколько раз подчеркнул: забастовка нефтяников была незаконна.


 


– Во время этой незаконной забастовки Сактаганов и другие организаторы, из-за того, что не было результатов этой незаконной забастовки…,— повторял прокурор из Актюбинска. — Сактаганов и другие организаторы отдельно собирались, договаривались организовать разбои, поджоги, разгромы и сопротивление. 16-го декабря собрав забастовщиков, они начали митинг. Они стремились собрать забастовщиков к 16-му декабря на площади. Они считали: если их количество будет больше, то полиция ничего не сможет сделать против них, а если будут ставиться юрты, то они их сожгут. Сактаганов, Тулетаева, Калиев были обязаны (?) собирать  людей на массовые беспорядки.


 


Прокурор старался логично выстроить линию обвинения: «14 декабря Сактаганов съездил в Астану, 15-го декабря собрал забастовщиков, и сообщил им: из Астаны нет никаких новостей. Потом  спросил: «Будем теперь подниматься?».  Ему ответили: «Да». Тем самым он призвал к массовым беспорядкам. Затем, Сактаганов дал поручение Досмагамбетову и Жусепаеву подготовить взрывчатые вещества. На суде Сактаганов не признал вину…».


 


Затем процитировал показания подсудимого: «В октябре 2011 года, я поехал в Польшу, но в ноябре 2011 года я не проводил никакого собрания, и я не согласнее с показаниями Калиева. Он их дал из-за того, что на него оказывалось давление. Это все ложь. Я не оказывал противодействие хозяевам юрт.  Я не говорил нефтяником: 16-го декабря будем собираться здесь. В тот день я забежал на Алан, но ушел до начала массовых беспорядков.


 


Госзащитник заявил: во время следствия Сактаганову задавались вопросы в присутствии его адвоката (напомним, на процессе подсудимый заявил: на допросы его вызывали ночью, а его адвокат Ардак Батиева приходила утром и расписывалась в протоколах  очередного допроса — авт.). В период следственных мероприятий  он рассказал, как ездил в Астану и Польшу  и дал показания в отношении Розы Тулетаевой. В частности, он заявил, что в изоляторе временного содержания Неписов Бауржан сообщил ему, что Тулетаева Роза летом  2011 года на площади подошла к нему вместе с четырьмя  молодыми парнями, и сказала: «Если тебе понадобится помощь, за нами стоят еще 50—60 молодых парней Жанаозена». Неписов Бауржан сказал Сактаганову, что так и не понял, с какой целью она сообщила ему об этом.


 


– Когда мы рассмотрели его показания, — говорил прокурор. –  Он сказал — это ложь. Что сказал он это, потому что у него не было адвоката во время допроса. Что на него оказывалось давление, со стороны сотрудников полиции. Мы считаем, что Сактаганов дал ложные сведения, если бы полиция оказывала на него давление, то почему он тогда не написал заявления в соответствующие органы? Мы считаем, что это было сделано, что бы избежать уголовного наказания. Он так же сообщил, что дал показания, когда не было адвоката Бисекешова. И мы  заявляем — это тоже ложь, потому что в это время, к нему из Актау, была направлена адвокат Батиева. С ее участием, его допросили 6-го января 2012 года. И после этого он дает показания в отношении Розы Тулетаевой, после этого в присутствии адвоката он заявляет, что ознакомился с протоколом и все данные ответы соответствуют действительности и подставил подпись.


 


Спрашивается, почему Сактаганов свои ответы давал несколько раз, а во время судебного процесса заявил по-другому?


 


Действия подсудимого сторона обвинения уверено расценила, как желание скрыть действия своих сообщников, в особенности Розы Тулетаевой. А по поводу заявления о  ночных допросах («Мне уже было все равно, я просто хотел, чтобы все это закончилось, хотел отдохнуть», рассказал суду о своих ощущениях после ночных допросов Сагатганов).


 


Но и на это у прокуроров нашелся свой ответ: даже если Талгат и заявил о ночных допросах, то по протоколу-то видно, что его допросы проводились днем. Видимо, прокурор имел ввиду дату и время, записанные на листах протоколов.


 


– Спрашивается, почему он не высказывал протест в отношении этих протоколов? — задался очередным вопросом гособвинитель и тут же на него ответил: «Мы считаем, что таким образом  Сактаганов пытается скрыть свои истинные действия, свою роль в организации массовых беспорядков!».


 


И опять показания Калиева, данные им во время следствия, от которых он отказался (оценку, могут ли они быть использованы стороной обвинения, видимо, позже еще дадут казахстанские юристы – авт.).


 


– В них все по-другому, — сообщил прокурор. –  Он дал показания в отношении Сактаганова еще тогда, когда не был привлечен к уголовной ответственности, и он повторял эти показания в течение четырех месяцев. В своих показаниях Калиев сообщает: в ноябре  2011 года Сактаганов призывает выйти на массовые беспорядки. Это так же подтверждается видео материалами  с участием Калиева (видимо речь идет о съемках допроса — авт.).


 


Гособвинитель перешел к другим свидетелям — Ескулову и Тулеукулову.  «Они сообщают, что 15-го числа на Алан пришел Сактаганов и сказал, что новостей нет, наш вопрос не решается…».


 


– Исходя из показаний этих свидетелей, и из показания самого Талгата Сактаганова, видна его причастность к массовым беспорядкам, — подвел итог обвинительной речи …. –  Более того, Сактаганов на алан пришел заранее и ушел пораньше. Но если сравнить его входящие и исходящие звонки  на сотовом телефоне, то в тот день он был все время рядом с аланом… (напомним, Сагтаганов объяснил свое отсутствие на площади 16 декабря,  визитом к любовнице – авт.)


 


Тут прокурор  первый раз дал оценку разрешению трудового спора нефтяников: «Мы (прокуроры — авт.) хотели бы отметить, что этот вопрос решается, только в соответствии с законом…. Сактаганова спрашивали: почему на запрет властей проводить забастовку, они не подали апелляцию в верховный суд? Спрашивается, заведомо зная, что забастовка незаконная, почему она продолжалась?  Сактаганов в разрез судебного решения продолжает забастовку, и вместо того, что бы как-то разрешить этот вопрос, он едет за рубеж. После этого, обманывая народ, призывает его к массовым беспорядкам. Съездив в Астану и передав письмо от имени нефтяников, не дождавшись официального ответа, он возвращается к нефтяникам и заявляет им: наш вопрос не решается. Тем самым призывая народ к забастовке.


 


Убийственная логика, заметили в зале для прессы.


 


Прокурор  завершил: «В  соответствии с этим, следственные органы действия Сактаганова  определили по 241 статье (часть 1 и 3) УК РК. Но мы просим суд, привлечь его по первой части 241 статьи».


 


Вина Розы Тулетаевой: бомбардировала СМСками


 


Перейдя к делу Розы Тулетаевой прокурор сообщил: Тулетаева вместе с Сактагановым, Уткиловым, Жарылгасыновым, Досмагамбетовым, Калиевым, заранее распределили между собой роли. Они пытались удержать забастовщиков на алане.  Роза призывала  людей к массовым беспорядкам.  Вину свою не признала, никаких массовых беспорядков не организовывала  и не имеет к этому никакого отношения. В произошедших событиях винит руководство города.


 


– Но, не смотря на это, исходя из показаний свидетелей и пострадавших, проведенных очных ставок, ее вина  определена, — заявил прокурор. –  Все вы помните, что Тулетаева избегала ответов на прямые вопросы, и заявляла: не будет отвечать на вопросы, касающиеся ее сообщений.   Она заявила, что многие из них писала шутя, или не помнит, когда писала эти сообщения.


 


Гособвинитель напомнил: сотрудники КНБ отслеживали ее сообщения. Затем заверил: «Заявления во время следствия Танатара Калиева о том, что организаторами являются Роза Тулетаева и Уткилов являются достоверными».


 


– В ночь с 15-го на 16-ое она отсылает на незнакомый номер смс-сообщение: «Для меня это не праздник». Нам не понятно значение этих слов, так как 16 декабря это наш государственный праздник. Через 54 минут, она снова посылает сообщение: «Здравствуйте, до завтра».  И, как нам известно, на следующий день, произошли эти события…, — аргументировал свое заявление гособвинитель. — Потом, в 2 часа ночи 30 минут, она пишет Досовой Гульнар: «Сообщи Серику — завтра будет С-С».  Во время следственных мероприятий она подтвердила:  Серик Сапаргали, проживающий в Алмате, в сокращении С-С, означает согыз — война. И не смогла она нам ответить, почему она написала такое сообщение. На следующий день она пишет сообщение: «Есть ли поддержка, спроси». Ей сразу же отвечают: «Попросила помощь к завтрашнему бунту».  Когда  на суде Тулетаеву попросили объяснить значение этих смс-сообщений, она ответила: не помнит для чего их писала. «Наверное, писала шутя». Она ограничилась таким ответом.


 


Тут можно заметить, что нефтяники не раз рассказывали, например, журналистам, что хорошо понимали и знали — все их разговоры по сотовым телефонам прослушиваются. И нередко специально, действительно, шутя, говорили примерно следующее: «Ну что, начнем войну? Оружие готово?».


 


– Все эти сообщения о начале войны, просьбы о дополнительной помощи, предупреждения, подтверждают причастность Розы Тулетаевой к организации массовых беспорядков,  — продолжал  прокурор. –  А если обратить внимание на утренние сообщения Тулетаевой по Твиттеру? Она говорит своим соратникам: «Не спрашивайте зачем, просто приходите на алан, быстрее приходите на алан, если вы считаете себя казахами, власть нам не оставила выбора». Потом Уткилову, с которым она всю ночь говорила об оружии, уже перед самым началом массовых беспорядков, она отправила смс-сообщение: «Где вы?».  Искала по телефону других участников и организаторов массовых беспорядков. После того, как начались массовые беспорядки написала еще смс: «У нас началась война, горят здания, разогнали полицейских». Эти сообщения она отправлял на неизвестные номера друг за другом. Но во время следствия, и на судебном процессе, она не смогла точно сказать, для чего она их отправляла.


 


Эти телефонные смс-сообщения подтверждают, что Роза Тулетаева соучастник общественных беспорядков, сделала вывод сторона обвинения.


 


– Роза Тулетаева 16-го декабря, связывалась и с другими неизвестными людьми, — решил окончательно продавить тему смсок прокурор. –  В 9 часов 21 минуту на ее телефон позвонила неизвестная женщина, по имени Мира. Она поинтересовалась: что происходит на площади?  Подсудимая Тулетаева сказала: «В 10 утра часов собираемся на алане, тогда все будет ясно» (еще раз напомним: нефтяники знали о готовящейся провокации и об этом накануне написали письмо на имя прокурора и акима Жанаозеня, которое  сторона обвинения, почему-то охарактеризовала, как угрожающее — авт.). На вопрос следователя: почему она в тот момент разговаривала с неизвестными людьми, она не смогла дать ясного ответа. В 10:34 позвонила журналист газеты «Голос Республики» Жанар. Между ними произошел разговор о происходящем на площади. Тулетаева сообщила, что поддерживает массовые беспорядки и интересовалась, что происходит в Алмате (опять напомним: в процессе оглашения следственных материалов записи этих и других телефонных разговоров  нефтяников не включали — авт.). Жанар сообщила: в Алмате ничего особенного не происходит.  Тулетаева ответила: «Да вы слабаки!» и бросила трубку.  Исходя из этого мы видим, что она поддерживала массовые беспорядки. Потом в 12:22 минуты, снова позвонила журналистка Жанар, она поинтересовалась: что происходит на площади? Роза ответила: «Кому Родина, те толкают «ментов», а кому не нужна — то их возьмет Китай». Потом ей позвонила журналист ВВС Райхон. Ей Тулетаева сообщила, что происходит на площади, а так же сказала: «Мы с площади выгнали всех «ментов»».


 


Прокурор сделал паузу и обратил внимание суда на слово «выгнали» и далее на то, что Роза Тулетаева просит сообщить о том, что происходит на площади журналистам «Аль-Джазира»,    сообщает что, подожжена машина, елка, что накануне они показали свое недовольство владельцам  юрт («Мы им сказали, что подожжем их юрты…»). Разговаривала с Булатом Атабаевым из Алматы, рассказывая о событиях на площади, сообщала, что полицейские стреляли, «А когда парни прорвали цепь, мы им сказали: «Гоните их» и менты разбежались».


 


– Она так же спрашивала: «Вы будете подыматься?», — цитировал телефонные разговоры  Розы Тулетаевой прокурор. — «Будет подыматься Казахстан, вы все предатели». Спрашивается, почему Тулетаева, призывает к восстанию по всему Казахстану? И почему дает приказ парням, гнать полицейских. И ей был задан этот вопрос на суде, но она отказалась отвечать на него.


 


Исходя из этого, прокурор делает неожиданный вывод: все, что в суде рассказала Роза Тулетаева, является… ложью. К этому, надо понимать, относятся и заявления о подвешивании женщины за волосы во время допросов и скотское насилие над нею.


 


– Для организации массовых беспорядков Тулетаева использовала и скайп, — продолжал разоблачать прокурор. — С разрешения соответствующих органов, мы собрали материалы ее переписки. 26-го октября, она пишет женщине по имени Турегожина: «Да, мы казахи, нас здесь топчут, нужно собраться в Алмате, инициировать новое правительство, создать с народом временное правительство».  Давайте обратим внимание и на ее твитеры. 6-го ноября, она говорит: «Если нужен переворот, то необходимо создать временное правительство. Для этого нам необходимо объединиться с оппозицией, другого выхода у нас нет». В другом письме говорит: «Вы казахи, заткнитесь, мы уйгуры забрали ваши земли, Масимов наша крыша!» ( к слову Тулетаева на суде отрицала авторство  этой записи в социальных сетях: «Я даже не знала о такой нации». — авт.) Кто поверит, что Тулетаева не имеет отношения к массовым беспорядкам?


 


Прокурор определил: все действия подсудимой подходят к 1 и 3 частям 241 статьи УК РК.


 


– По второй части не зафиксировано, что Тулетаева оказывала сопротивление полицейским — кидала в них камни, — уточнил он. — В связи с этим определилась ее причастность к организации в массовых беспорядков, поэтому мы просим ее действия расценить по 1 части 241 статьи УК.


 


В заключении сказал прокурор Д. Абилаким: «Мы рассмотрели дела восьми подсудимых, которые имеют отношение к массовым беспорядкам. Их действиям мы дали краткое определение. Если точнее, остановится на каждом то у суда я прошу в отношении Сактаганова, Тулетаевой, Уткилова, Калиева, Жусыпаева, применитьстатью 241 статье, часть 1 УК РК. А действия Досмагамбетова и Жарылгасынова, рассмотреть по статье 241, по 1 и 2 части. И по статье 321 , 2 части. Ермуханова  признать виновным по 241 статье по части 1 и 3. В соответствии с этими статьями принять меры в отношении этих подсудимых.  Так же учесть 53 статью — смягчающую их учесть. Необходимо учесть, что подсудимые не были ранее судимы, к делу приобщены положительные характеристики с работы, их семейное положение также  смягчает уголовное наказание.  Учесть, что Жарылгасынов частично признал свою вину и попросил прощения за свои действия. Это говорит о том, что действительно кается, поэтому просим суд принять смягчающие меры.


 


Окончил свою речь прокурор словами: «От действий Сактаганова, Тулетаевой, Жарылгасынова, Уткилова, пострадало много людей, которые получили материальные ущерб, и мы просим суд учесть этот момент при принятии решения. По поводу других 29 подсудимых скажут мои коллеги…».


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика»


www.respublika-kaz.info/news/politics/22528/


 


Добавить комментарий

Смотрите также