КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Квартирный вопрос Хасена Кожахмета

10.05.2012

Квартира желтоксановца, диссидента и общественного деятеля Хасена Кожахмета арестована за неуплату административного штрафа в размере 10 МРП и пени в размере 10% от суммы штрафа. Таких денег, по словам «правонарушителя», у него нет, а обращение в суд об изменении меры пресечения на арест отклонено.


 


Хасена Кожахмета привлекли к административной ответственности за несанкционированный митинг и организацию шествия к алматинскому офису партии «Нур Отан» 17 декабря прошлого года. И это притом, что полиция к зданию народной партии ходоков и близко не подпустила — всех «замела».


 


– Я убежден, что должен был объявить о трагедии в Жанаозене здесь. Как декабрист я знаю, что будут народ репрессировать, виновных среди народа искать, а не среди власти. И я хотел пытки этим самым остановить. Хотел, чтобы народ услышал. Там расстреливают, а здесь все молчат, — объяснил он нам сегодня мотивы своего поступка.


 


А 21 декабря 2011 года состоялся суд, и судья Тургунбаев присудил г-н Кожахмету штраф в размере 10 МРП (1 МРП = 1618 тенге) по статье 373 ч.3 КоАП РК «за организацию несанкционированного шествия». Однако копию решения на руки желтоксановец, по его словам, получил только 30 марта этого года, когда ему и сообщили о наложении ареста на квартиру.


 


К этому времени, конечно, давно истек срок обжалования решения. Хасен Кожахмет написал объяснительную в суд, где просил заменить ему меру пресечения на арест по причине отсутствия средств на выплату штрафа. Однако ее оставили без удовлетворения. Более того, за просрочку по выплате судебные исполнители добавили к сумме штрафа пеню в размере 10% или 1 МРП (итого общественный деятель должен теперь государству 11 МРП).


 


Но и это еще не все. В феврале этого года г-на Кожахмета уволили с поста директора Музея музыкальных инструментов, который он занимал больше 13 лет.


 


– Я сейчас — младший научный сотрудник там же, в музее остался. Мне в августе на пенсию, такой подарок сделали, — усмехнулся он. — Зарплата — всего 40 тысяч тенге, и 15—16 тысяч штрафа — для меня деньги.


 


Мы связались с судебным исполнителем Айнур Конысбековой, которая выписала постановление о наложении ареста на имущество диссидента. Собеседница заверила, что арест квартиры грозит лишь ограничением в ее управлении.


 


– Если дальше он не будет платить, меры будут другие. Например, представление в суд для еще одного административного дела, что он не реагирует на решение суда, — продолжила собеседница, добавив. — Он мне сказал, что вроде как после праздников оплатит штраф.


 


Правда, нам Хасен Кожахмет признался, что пока не может найти денег на погашение долга.


 


На наш вопрос к г-же Конысбековой, почему не было арестовано другое имущество, более сравнимое по стоимости с размером штрафа, она заявила буквально следующее:


 


– Мне квартиру пока только дали, хотя можно и что-то менее ценное. Но надо выехать. Сделать опись и оценку мебели или бытовой техники. А он нам говорит, что хочет сидеть!


 


При этом сама судоисполнитель не думает, что за 11 МРП будут продавать квартиру, чтобы взыскивать штраф. Спрашивается, зачем было тогда налагать арест на недвижимость? На это чиновница заметила: «Мы арестовывали квартиры и за штраф в размере 700 тенге».


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика»


www.respublika-kaz.info/news/society/22430/


 


Добавить комментарий