Прокурорам подняли веки

09.04.2012


 


Недавно на заседании акимата Павлодарской области, посвященном вопросам борьбы с коррупцией, заместитель облпрокурора Нуркен Жанахметов сообщил: в отношении бывшего директора местного дома-интерната для инвалидов и престарелых Кайши Щегловой, севшей в ноябре прошлого года на шесть лет за махинации с начислением зарплат на «мертвые души», расследуется еще шесть уголовных дел. По этим новым делам экс-чиновнице инкриминируется хищение около 40 миллионов тенге. Как уточнил зампрокурора, Щеглова присваивала пенсии стариков.


 


Фокус в том, что два с половиной года назад, в августе 2009-го, та же прокуратура называла историю со стариковскими пенсиями не преступлением, а… коммунальным подвигом. Без тени иронии исполнявший тогда обязанности прокурора области старший советник юстиции Бауржан Сматлаев утверждал, что живущие в богоугодном заведении инвалид-колясочник и две немощные 80-летние старушки по собственной инициативе и за свои кровные спасли дом престарелых от разрушения. А директор интерната, мол, чиста и невинна.


 


В 2009 году председателю Комитета по мониторингу уголовной реформы и правам человека Светлане Ковлягиной и директору павлодарского филиала Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Татьяне Шнейдер от обитателей казенного дома поступила жалоба: оказывается, они четыре года получали только половину пенсии, на выданные деньги покупали и еду, и лекарства. О том, что их обижали, инвалидам стало известно после того, как они однажды вдруг получили на руки полную пенсию.


 


Выехав в составе независимой комиссии на место «происшествия», правозащитницы выяснили: пожилые люди, месяцами не покидая заведение из-за запрета администрации, прозябали в жилых комнатах, напоминающих больничные палаты, «в которых полностью отсутствуют необходимые для постоянного проживания вещи и предметы мебели», а «состояние помещений требует ремонта».


 


Был направлен запрос в прокуратуру области. Сотрудники надзорного органа провели в доме престарелых тщательнейшую проверку. И ни единого финансового нарушения там не обнаружили. Более того, пообщавшись со стариками, услышали совсем не то, что правозащитники. Ответ, подписанный Бауржаном Сматлаевым, гласил:


 


«Согласно учредительным документам учредителями общественного фонда «Қарттар мен мұгедектер» являются Джалбыров Ж.Ж., Кожевникова Е.Д. и Пашкова А.С. Опрошенные Кожевникова и Пашкова пояснили, что действительно по предложению Джалбырова, который умер в 2007 году, для оказания социально-экономической помощи жильцам дома-интерната был создан указанный фонд.


 


По нотариально заверенным заявлениям жильцов 50 процентов пенсии перечислялось на расчетный счет фонда в ПОФ АО «Народный банк Казахстана». За время осуществления деятельности фонда денежные средства расходовались на приобретение некоторых видов продуктов питания, лекарственных средств и проведение текущего ремонта помещений, так как средства, выделяемые из бюджета, были недостаточны…».


 


На одной из тогдашних пресс-конференций г-н Сматлаев еще раз подчеркнул: все 256 жильцов интерната как один подтвердили, что создали тот фонд по добровольному согласию.


 


Заинтересовавшись чудесами такой гражданской активности в стенах богоугодного заведения, корреспондент газеты «Время» в августе 2009 года решила туда наведаться, чтобы рассказать в статье о замечательном опыте стариков. Вот ведь, восхищалась я в душе, какие сознательные эти немощные люди, лежачие больные и умирающие: сами разработали устав, собрали документы для регистрации в департаменте юстиции, открыли спецсчет в банке и на свои крохи содержали казенный дом! А еще ведь надо было готовить отчеты в налоговые органы, проводить общие собрания учредителей…


 


– Общественный фонд? – удивились перешагнувшие девятый десяток «учредительницы» Екатерина Дмитриевна Кожевникова и Анастасия Сергеевна Пашкова. – Деточка, мы ж почти неграмотные, не понимаем, что это такое! Ты у директора спроси.


 


Кайша Щеглова устроила тогда целый спектакль, принявшись при мне без тени смущения нахваливать старушек:


 


– Вы трубы поменяли – ведь вся канализация неожиданно вышла из строя, в рухлядь превратилась. Ковры купили, расстелили как положено. В комнатах ремонт сделали. Артистов приглашали к нам выступать на свои пенсии, продукты покупали. А сколько на все это потратили, вы нам так до сих пор и не рассказали.


 


Неоднократные попытки журналистов выяснить у Бауржана Сматлаева историю движения денег по счетам пресловутого общественного фонда «Қарттар мен мұгедектер» неизменно проваливались.


 


Приоткрыть завесу тайны не смогли даже депутаты гормаслихата.


 


– Какие цифры – мне с трудом удалось разузнать название фонда! – негодовал один из них – председатель ассоциации “Гражданский альянс Павлодарской области» Сергей Гуляев.


 


Но как только сменился зам­акима области по социальным вопросам, курирующий дом престарелых, – коммунальный подвиг старушек сразу превратился в коррупционное преступление.


 


– Простой здравый смысл подсказывал, что у Щегловой что-то нечисто с бухгалтерией, но ни финконтроль, ни прокуратура никаких нарушений почему-то раньше не находили, – делилась с корреспондентом «Времени» новый замакима Алия Галимова. – Мы даже предлагали директору уйти самой, по-хорошему. Но она вела себя вызывающе – почему-то была уверена в своей безнаказанности.


 


Финпол без труда установил, что директор дома-интерната, а также бухгалтер заведения Амина Жапарова и экономист Алма Нуржанова с декабря 2008 по декабрь 2010 года прикарманили девять миллионов тенге, расширив штат работников дома престарелых с 90 до 118 человек – за счет «мертвых душ».


 


А кто-то поднял веки и прокурорам, у которых открылись глаза и на махинации со стариковскими пенсиями.


 


ИСТОЧНИК:


Газета «Время»


www.time.kz/index.php?module=news&newsid=26731


 


 


Добавить комментарий