КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Биография для рыжих

17.03.2012

 


«Какую биографию делают нашему рыжему!» – воскликнула Анна Ахматова в 1964 году, во время судебного процесса по обвинению Иосифа Бродского в тунеядстве. И попала, что называется, в самую дырочку. Судья Савельева приговорила будущего нобелевского лауреата, которому тогда было всего 24, к пяти годам принудительных работ в отдаленной местности. Так начался его путь к мировой славе.


 


Пока в деревне Норенская Архангельской области Иосиф изучал поэзию Уистена Одена, в его защиту выступили титаны культуры – и советские (Шостакович, Твардовский, Паустовский, Чуковский), и зарубежные (Сартр). В итоге ссылку сократили до фактически отбытых полутора лет, а в СССР зародилось правозащитное движение. Как говорится, за что боролись…Нечто подобное происходит сегодня и в Казахстане. Причем с многократными повторами. Которые навевают мысли о граблях.


 


Спасти честь мундира


 


На днях изменили меру пресечения Наталье Соколовой, защищавшей трудовые права нефтяников компании «Каражанбасмунай» и осужденной в августе прошлого года к шести годам колонии «за возбуждение социальной вражды».


 


Признание Соколовой своей вины, взамен на которое она получила три года условно (включая трехлетний запрет на общественную деятельность), думаю, никого не введет в заблуждение. Читающие эти заметки – люди взрослые и имеют представление о «вышинской царице доказательств», которую наши славные органы унаследовали от советских. Полагаю, Соколовой сделали нехитрое предложение: как 23 февраля встретишь (то есть подпишешь «признанку») – так 8 марта и проведешь (выйдешь на свободу). И она не смогла отказаться.


 


Никто не вправе осудить Наталью за это. Да и вряд ли сей факт повредит ее международной репутации защитницы пролетариев, за которую заступался целый Стинг. И заметьте: ведь это не столько даже СМИ и депутат Европарламента Пол Мэрфи, сколько казахстанские власти сами своим «рыцарским» поведением, возвели скромного мангистауского юриста на пьедестал европейской известности.


А «признанка» – мы ж понимаем, для чего она властям. Для спасения чести мундира и ручного самоутешения: типа не Европа на нас надавила, а Соколова сама раскаялась.


 


Чтобы не писал и меньше думал


 


Имя Игоря Винявского известно достаточно давно, но прежде, пусть уж не обижается, оно не гремело. Хороший крепкий журналист (хотя и таких нынче немного). Да и его «Взгляд» всегда был как бы в тени «старшей сестры» – «Республики» с ее впечатляющей биографией (поджог офиса, отрезанная собачья голова на окне редакции, уголовные дела, куча псевдонимов газеты, изъятия тиража, типографские отказы, допросы в КНБ – короче, 10 с лишним лет на пороховой бочке).


 


И кто Игорь теперь в глазах казахстанской и международной общественности? Герой! Которого упекли в узилище за статьи о некрореализме Жанаозена – чтоб не писал и чтобы меньше думал. За него сегодня впрягаются журналистские организации разных стран, включая «Репортеров без границ», и Европарламент.


 


Предъява властей к нему – «призывы к насильственному свержению или изменению конституционного строя» на основании филькиных позапрошлогодних листовок – не прокатила бы не только у Станиславского. Уж на что консильери Ертысбаев кремень-человек, но и тот дрогнул перед абсурдом обвинения Винявскому: «Я думаю, он достаточно уже наказан с точки зрения задержания. Он может дальше продолжать свою редакционную политику».


 


Его слова – да власти в уши. Дай-то Бог. Но как бы ни сложилась судьба Игоря, фамилия «Винявский» отныне вписана в историю современной казахстанской журналистики. За это КНБ – отдельное спасибо!


 


Гете – в защиту Атабаева


 


Кто там еще в очереди за звездным статусом политзаключенного? Серик Сапаргали, Айжангуль Амирова, Владимир Козлов, Болат Атабаев, Жанболат Мамай. Все – тоже по жанаозенским делам, всем предъявлено «возбуждение социальной вражды». Первые трое арестованы. Болат и Жанболат – под подпиской о невыезде.


 


Что любопытно, режиссера Атабаева gloria mundi уже настигла. 20 февраля ему присуждена официальная награда ФРГ – медаль Гете. Не за Жанаозен, конечно, а за создание Немецкого театра в Темиртау в 1980 году. Спустя столько лет награда нашла героя. И главное – аккурат после возбуждения против него уголовного дела. Надо же, какое совпадение!


 


Если кто не понял, это называется месседж. От крупнейшей европейской державы – нашим властям: дескать, на чьей она, держава, стороне. Медаль Атабаеву вручит президент Гете-Института Клаус-Дитер Леманн 28 августа этого года в Веймаре. Если, конечно, фаусты в штатском месседж расшифруют и Болат Манашевич окажется в зоне доступа. А не просто в зоне.


 


Зона как источник вдохновения?


 


Считать, будто биографии нашим «рыжим» делают исключительно в постжанаозенском синдроме, было бы серьезной ошибкой.


 


Месяц назад по амнистии вышли на свободу журналист Тохнияз Кучуков и правозащитник Евгений Жовтис. За что они отсидели по два с половиной года – все вы помните. Сколько пьяных водил в погонах сбивали насмерть людей и потом отмазывались – тоже не секрет. Избирательное судопроизводство всегда у нас было любимейшей национальной забавой. Но я сейчас не об этом.


 


…С Тохниязом мы проработали бок о бок несколько лет в ежедневке «Время»: я редактором, он – корреспондентом. Это репортер неистощимой трудоспособности: всю ночь, не смыкая глаз, мог гнать на машине из Жаркента, утром отписать две полосы, потом – в тот же день! – смотаться на убийство в Талгар, сделать материал и об этом… Словом, прогонять его из редакции домой, чтобы выспался, мне приходилось едва ли не на пинках. Особыми стилистическими изысками статьи Кучукова не отличались, да и верхом наглости было бы их требовать: добывает эксклюзив – и на том спасибо.


 


О том, что Тоха ведет в усть-каменогорской колонии дневник, я узнал, когда навестил его там два года назад. С тех пор с нетерпением ждал, во что же эти писания выльются. И вот на прошлой неделе во «Времени» вышла первая часть его сериала «Судный день. Записки из казенного дома». Я был поражен: совершенно другой уровень! Это не журналистика даже, а суровая мужская проза, где за каждой строчкой – личный горький опыт.


 


Да, и таким вот образом в нашей стране мотивируют творческий рост сотрудников средств массовой информации.


 


Идеализм как способ самосохранения


 


Жовтис публиковал свои записки из колонии в газете «Время» в процессе отсидки. И каждая из 20 глав была пропитана протестом против абсурдности нашей уголовно-исполнительной системы. Не уставая возмущаться этим Зазеркальем (точнее – Заколючьем), Евгений Александрович неизменно и педантично апеллировал к Закону.


Это казалось беспредельной наивностью, и мне хотелось крикнуть: «Да прими же ты этот абсурд как норму – тебе же легче будет!» Только потом я понял, что именно юридический идеализм и правовая бескомпромиссность (ну и характер тоже) и помогли ему выдержать все и остаться тем, кем он был.


 


Сказать, что до колонии Жовтиса в Казахстане не знали, – согрешить против правды. Лучший юрист страны по версии национального конкурса «Выбор года». Авторитетный правозащитник, под руководством которого Казахстанское бюро по правам человека помогло сотням, если не тысячам граждан. Постоянный участник международных конференций по гуманитарным вопросам. Но, безусловно, та его известность не шла ни в какое сравнение, скажем, с пиаром китайского «узника совести» Лю Сяобо, лауреата Нобелевской премии мира. Да она Евгению Александровичу и не нужна была: стяжанью славы он предпочитал «домашнюю работу» по защите личности от государственной машины.


 


…Не мне вам рассказывать, какая волна «за Жовтиса» поднялась в мире после его осуждения. Напомню лишь два факта: присуждение ему Норвежским Хельсинкским комитетом премии свободы имени Сахарова летом 2010 года и встреча Розы Акылбековой, замглавы Бюро по правам человека, с Бараком Обамой, на которой поднималась «проблема Жовтиса».


 


Сегодня Евгений Александрович – правозащитник мирового уровня и известности (хотя, возможно, и против своей воли). И кого мы опять же должны за это благодарить?


 


…Post scriptum возникает соблазн предположить, что в Акорде окопались агенты оппозиционного влияния, которые из года в год целенаправленно натравливают альфа-силовиков на тех или иных доморощенных «диссидентов», чтобы тем самым сварганить им несусветное паблисити, а международный имидж Казахстана опустить ниже плинтуса.


 


Но это вряд ли. Всё «альтернативное» там давно вычислено и закатано в асфальт. Дело, думаю, в другом. Неутомимая борьба власти со своими несравненно более слабыми оппонентами – сродни айкидо, где превосходящая сила одного из соперников часто оборачивается против него самого.


 


Перманентные войны правоохранительных структур по принципу «все против всех» и нестихающие подковерные интриги в цивильных ведомствах приучили нас к мысли, что на политическом олимпе существует несколько центров силы. Положа руку на сердце, не помешало бы и несколько центров ума.


 


Вадим БОРЕЙКО (газета «Голос республики» за 16.03.2012)


 


Добавить комментарий

Смотрите также