КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Для КНБ закон не писан?

10.02.2012

 


Супруге арестованного Владимира Козлова гебисты отказывают в признании ее статуса как защитника мужа и даже в передаче вещей и продуктов. За супругой арестованного Игоря Винявского статус защитника своего мужа кое-как признали, но ей отказывают в свиданиях наедине, хотя по закону должны предоставлять такие свидания беспрепятственно.


 


* * *


КНБ запретил передачи лидеру «Алги»


 


Владимир Козлов убежден в надуманности обвинений в свой адрес. «Власти мстят мне за поддержку бастующих в Жанаозене», – сказал он во время свидания со своей женой Алией Турусбековой.


 


Алие впервые дали свидание с Владимиром Козловым утром в понедельник 6 февраля. Чтобы не пропустить встречу с мужем, Алие пришлось срочно вернуться в Казахстан из Варшавы, где она принимала участие во встрече с ветеранами польского движения «Солидарность», выступившими в защиту арестованного политика. Нам удалось поговорить с ней сразу после свидания.


 


– Алия, как вы нашли Владимира Ивановича? Как он себя чувствует?
– Бодро. Правда, его бесит сам факт ареста, так как нет никаких доказательств против него. По его словам, уже 300 человек допрошены по делу, но кроме заявления Аблязова ничего не могут притянуть.


Вообще разговор у нас был очень коротким. Хотя я по закону имею право на 3 часа, мне дали всего 15 минут. Разговор был через стекло в присутствии КНБшника, который все время интересовался, если я передавала привет, то кто это – тот, кто передавал.


Кроме того, мне до сих пор не дают разрешения на передачу продуктов питания и вещей, причем без какого-либо объяснения причин. Я предполагаю, что это специально делается – такое психологическое давление на него оказывается.


 


– Расскажите, зачем вы летали в Варшаву?
– Я была на пресс-конференции с ветеранами польского движения «Солидарность», выступившими в защиту Владимира. Встретилась с представителями ОБСЕ, которые выразили готовность донести до международного сообщества истинную ситуацию с его арестом и вообще по ситуации в Казахстане.


 


– Как оценивают политики за рубежом то, что происходит сегодня в Казахстане?
– Многие были поражены, что аресты и обыски произошли почти на следующий день после того, как Владимир Козлов и его коллеги выступили в Европейском парламенте, где информировали мировое сообщество о событиях в Жанаозене. Они считают это знаковым событием: маски сброшены, начались тотальные репрессии государства против собственного народа. Кстати, они не понимают, почему меня не допустили защитником, и связывают это с возможными провокациями против него.


 


– А чем объясняют в КНБ то, что не допустили Вас защитником?
– Якобы тем, что я иду свидетелем по делу. Но я не являюсь свидетелем по делу, я отказалась давать какие-либо показания по делу своему мужа. Имею право по закону отказаться. Однако мой отказ от дачи показаний следователь явно проигнорировал и не допустил меня в качестве защитника. Я помню, как долго он рассматривал мое свидетельство о браке. На мой вопрос: «Что вы делаете?» – он ответил, что проверяет на фальшивость. Мол, по его данным, брак между мной и Козловым не зарегистрирован.


 


– Что собираетесь делать дальше?
– Обжаловать в суде отказ в допуске в качестве защитника, пройти все инстанции. И, конечно же, доказывать всю абсурдность и незаконность этого политического дела. Я буду добиваться всеми путями освобождения своего мужа, а также помогать родственникам других арестованных доказывать невиновность наших близких.


 


Нурахмет КЕНЖЕЕВ


 


 


* * *


КНБ лишает Винявского свиданий один на один


 


Лана, жена главного редактора газеты «Взгляд» Игоря Винявского, 30 января официально получила статус защитника. Но общаться с супругом ей дают только через стекло и только при свидетелях – как это обычно бывает при свиданиях с родственниками, но не с адвокатом. Опрошенные редакцией юристы уверены – налицо нарушение закона сотрудниками Комитета национальной безопасности.


 


Жалуйтесь на здоровье!


 


Получив статус защитника, Лана была уверена, что теперь у нее будет возможность общаться с мужем без свидетелей. Но не тут-то было: в СИЗО ДКНБ по Алматы, где содержится журналист, ей сказали, что защитники могут общаться с арестованными только через стекло, а вот адвокаты – другое дело, могут и конфиденциально, без свидетелей.


 


Она потребовала показать закон, который так ущемляет права защитника. Но ничего ей не показали, как не дали и общаться с мужем без лишних ушей. Тогда Лана обратилась к следователю, который ведет дело Винявского. Следователь, понятно, на помощь к ней не кинулся, сказал, чтобы все претензии предъявляли сотрудникам СИЗО.


 


– В этот понедельник я подала две жалобы в прокуратуру и руководству ДКНБ по Алматы. Я требую, чтобы нам с Игорем разрешили разговаривать без третьих лиц, –


– рассказала Лана. – В прокуратуре пообещали ответить в течение десяти дней, а в КНБ ничего пока не сказали.


 


В УПК всё написано


 


Узнав, что защитнику главного редактора, обвиняемому в призывах к свержению конституционного строя, не дают воспользоваться своими правами, мы обзвонили несколько опытных адвокатов. Задавали один вопрос: имеет ли защитник в уголовном процессе право на свидания с арестованным без свидетелей, как это положено адвокату?


 


– Он же защитник, у него такие же права и обязанности, как и у адвоката, – не задумываясь, ответил глава общественного фонда «Transparency Kazakhstan» адвокат Виталий Воронов.


 


По УПК права и обязанности защитника и адвоката одни и те же. То есть арестованного и его защитника обязаны оставлять наедине? – уточнили мы и получили в ответ твердое «да».


 


Посмотрев названные г-ном Вороновым статьи кодекса, мы убедились: между адвокатом и защитником закон ставит знак равенства. К примеру, в статье 70 УПК «Защитник» написано, что это «лицо, осуществляющее в установленном законом порядке защиту прав и интересов подозреваемых (обвиняемых) и оказывающее им юридическую помощь». В качестве защитника участвует адвокат, но помимо адвоката, защиту обвиняемого может осуществлять его супруг (супруга) или близкий родственник.


Полномочия защитника прописаны в статье 74 УПК. Так, «с момента допуска к участию в деле защитник вправе иметь с подозреваемым или обвиняемым свидания наедине и конфиденциально без ограничений их количества и продолжительности».


 


Имеет право – бесспорно


 


Однако, не будучи специалистами, мы подстраховались и задали тот же вопрос еще нескольким юристам. Так же, как и Виталий Воронов, ответил известный адвокат Игорь Меерзон, посоветовав в случае, если защитника не допускают к подзащитному, писать жалобу прокурору. «Если не ответит – подавайте в суд «, – ответил адвокат.


 


Немедленно обратиться с жалобой в прокуратуру посоветовал Лане Винявской и заведующий адвокатской конторой «Панацея» Александр Тарабрин.


 


– Бесспорно! – подтвердил он наше предположение о равенстве прав адвоката и защитника. – У нас даже в алматинском СИЗО есть для адвокатов комнаты для свиданий, а есть специальные для защитников. Естественно, защитник имеет право на свидание без свидетелей. Нужно только разрешение от следователя. Начальник отдела утверждает: берется постановление – и пожалуйста.


 


Последнюю тень сомнений развеял известный юрист Сергей Уткин.


 


– Да, родственник – не профессиональный защитник. Ну, назовите его любителем, однако права защитника на него однозначно распространяются, – расставил он точки над «i» в этом непростом вопросе.


 


Получается, сотрудники КНБ либо не знают законодательства, во что мы, извините, не верим, либо специально его нарушают – что, согласитесь, больше похоже на правду. Но захочет ли прокуратура найти управу на КНБ?


 


Татьяна ПАНЧЕНКО


 


Обе публикации – из одного номера газеты «Голос республики» за 10.02.2012


 


Добавить комментарий