КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

А он передумал!

09.02.2012

 


Корреспондент газеты «Время» стал единственным журналистом, которому удалось побывать на уникальном судебном процессе, идущем в СИЗО Костаная. Но для этого ему пришлось выступить в роли свидетеля по уголовному делу.


 


Напомним, в здании этого следственного изолятора с конца прошлого года судят 14 заключенных за попытку бунта в колонии строгого режима УК 161/2. Один из подсудимых доставлен из Аркалыка – это уголовный авторитет С. Джаманаев по прозвищу Серик-Голова (см. «Схватились за Голову», «Время» от 10.1.2012 г.). Его считают организатором волнений в костанайской зоне. Судья Нурлан Аубакиров объявил процесс открытым, однако начальник СИЗО Кайрат ОМАРОВ, игнорируя принцип гласности судопроизводства, не пустил на свою территорию никого, кроме гособвинителя и адвокатов подсудимых. Не смогла преодолеть режимный барьер и волю начальника СИЗО даже наблюдатель от коалиции казахстанских НПО против пыток Ардак Жанабилова – что уж говорить о прессе…


 


Меня адвокаты подсудимых заявили одним из свидетелей по делу. Мне действительно было что рассказать суду, так как в марте прошлого года, когда случились волнения в зоне, я трижды посещал колонию строгого режима в составе общественной наблюдательной комиссии. Больше ни одного журналиста в те тревожные дни в зону не пустили. Визиты были описаны в репортажах с места событий (см. «Мы в хоре не поём!» и «Зона вскрылась и закрылась», «Время» от 15 и 31.3.2011 г.). Теперь эти публикации заинтересовали и суд.


 


Начальник СИЗО Кайрат Омаров, отвечая на мой вопрос о возможности присутствия в зале в качестве журналиста, сказал:


 


– Да разве я против? Пожалуйста! Но там яблоку негде упасть. Зайдете – сами увидите. А если найдете свободное место – проблем не будет.


 


Свободные места в зале были. Судья Н. Аубакиров предложил мне занять любое из них, но при этом оговорился:


 


– К сожалению, я не могу распоряжаться за пределами этого зала и сказать контролерам на входе, чтобы они вас пускали.


 


При выходе из зала во время перерыва мы вновь пересеклись с К. Омаровым:


 


– Больше вы сюда не войдете. Почему? Таково мое решение.


 


– Но в зале есть свободные места. И вы пообещали…


 


– А я передумал!


 


Остается добавить, что этот диалог происходил в присутствии директора костанайского филиала Казахстанского Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Анастасии Миллер.


 


В чем же причина изменчивости мыслей и настроения начальника СИЗО? Вполне возможно, в том, что дело против зэков-бунтарей разваливается, и это крайне неприятный исход событий как для силовиков, так и для всей уголовно-исполнительной системы.


 


Суть предъявленных зэкам обвинений в том, что сидельцы колонии строгого режима якобы устроили «групповое неповиновение законным требованиям администрации» вкупе с массовым членовредительством. Они отказались от пищи, потребовали приезда генпрокурора и выразили недоверие врачам медсанчасти колонии. Как выяснилось в суде, «законные требования администрации» заключались в принуждении заключенных к маршам на плацу, физзарядке, дежурствам, стоя на тумбочке, черпанию ведром фекалий из выгребной ямы, неоплачиваемым работам и прочему. Полный список указан в коллективном ходатайстве 13 адвокатов подсудимых, которые попросили судью прекратить уголовное дело за отсутствием в действиях их подзащитных состава преступления.


 


– Их судят за то, что они причинили себе телесные повреждения! – говорит адвокат Светлана Ковлягина. – Следствие назвало акт членовредительства «неповиновением». Но ведь еще четыре года назад Конституционный совет издал на этот счет нормативное постановление. В нем сказано: членовредительство как крайняя форма протеста может быть способом защиты собственного достоинства лицами, изолированными от общества.


 


На днях позиция адвокатов и КС вылилась в письмо вице-министра юстиции Д. Куставлетова в Министерство внутренних дел. Высокий чиновник пишет о том, что правила внутреннего распорядка исправительных учреждений не соответствуют Конституции РК и Уголовно-исполнительному кодексу. Вице-министр юстиции считает, что ограничения прав осужденных на выражение протеста следует отменить, а нормы, обязывающие осужденных нести дежурства и осуществлять работы по уборке помещений, «не в полной мере согласуются» с Основным законом страны.


 


Конечно, это бомба. И для следователей, и для гособвинения, и для КУИС МВД. Ведь получается, что они игнорируют мнение Конституционного совета и доводят до суда незаконно возбужденное уголовное дело. К чему же придет суд, в котором уже скоро будут объявлены прения сторон? Вполне возможно, СМИ смогут узнать об этом из первых рук и их все-таки допустят в СИЗО хотя бы на оглашение приговора. Почему я надеюсь на это? Потому что сейчас в прокуратуре Костаная рассматривается мое заявление, в котором содержится просьба о привлечении к ответственности начальника СИЗО К. Омарова. Если он нарушил ст. 352 Кодекса об административных правонарушениях («воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста»), пусть исправит ситуацию.


 


ИСТОЧНИК:


Газета «Время»


http://www.time.kz/index.php?module=news&newsid=25801


 


Добавить комментарий

Смотрите также