Как семья Поповых выиграла дело в Европейском суде

07.02.2012

 


Семья беженцев из Казахстана недавно выиграла дело против Франции в Европейском суде по правам человека. Когда этот суд, более известный как Страсбургский суд, выносит какое-либо решение в отношении политических беженцев – это вызывает резонанс. Тем более если это решение вынесено против такой страны, как Франция, которая ассоциируется с демократией.

Два миллиона людей уехали из Казахстана за последние 20 лет, когда эта типичная бывшая советская республика получила независимость, а вместе с ней в условиях отсутствия демократии пришла неразбериха, усилилась коррупция, упала экономика, начался кризис в общественной жизни. На новом месте некоторые мигранты убеждают власти, что в Казахстане они подвергались гонениям по национальному или религиозному признаку, но только некоторые такие заявления приобрели широкий резонанс. Дело семьи Поповых вызвало реакцию даже в Астане.

Европейский суд по правам человека в середине января этого года приговорил правительство Франции к выплате 10 тысяч евро в качестве возмещения нематериального ущерба и 3 тысяч евро в качестве возмещения судебных издержек супругам из Казахстана Владимиру и Елене Поповым, а также их двум детям.
​​

В заявлении семьи Поповых в Страсбургский суд говорится, что Франция вместо того, чтобы предоставить им политическое убежище, подвергла их гонениям.

«Поповы попросили убежища во Франции, поскольку, по их утверждению, в Казахстане они подвергались преследованиям из-за того, что исповедовали православие и были русскими по национальности. Однако супруги получили отказ. Впоследствии французские власти подвергли семью двухнедельному административному аресту, после чего неоднократно пытались выслать их обратно в Казахстан в связи с истечением срока визы. Помимо этого, сотрудники префектуры города Анже, где находилась семья, связались с властями Казахстана, чем нарушили конфиденциальность просьбы семьи о предоставлении убежища и сделали их возвращение в Казахстан опасным. ЕСПЧ признал факты нарушений трех статей Европейской конвенции по правам человека – статьи 3 о запрете негуманного обращения, статьи 5 о праве на свободу и безопасность и статьи 8 о праве на уважение частной и семейной жизни», – сообщило агентство «Интерфакс».



РЕАКЦИЯ АСТАНЫ


 


Узнав о решении Страсбургского суда, министерство иностранных дел Казахстана отреагировало быстро. Представитель министерства иностранных дел Казахстана Алтай Абибуллаев 23 января на брифинге в Астане сказал:



Представитель МИД Казахстана Алтай Абибуллаев.


– Европейский суд по правам человека не обвиняет Казахстан. Решение принято в отношении Франции за несоблюдение соответствующих положений Европейской конвенции по правам человека.
Вместе с тем, естественно, мы в корне не согласны с самой постановкой вопроса о преследованиях в Казахстане православных. Веками мы живем в мире и согласии. Свое отношение и оценку уникальному достоянию в области межнационального и межрелигиозного согласия и правах православных граждан Казахстана последовательно выражает православная церковь Казахстана и все православные нашей страны»,
– заявил Алтай Абибуллаев.

При этом представитель МИД отметил, что «Франция, очевидно, также была удивлена обращением и мотивировками беженцев, поскольку прекрасно знает и признаёт достижения Казахстана в межнациональном и межконфессиональном мире и согласии».


 


ИНТЕРВЬЮ НЕ СОСТОЯЛОСЬ


 


На что же жалуются Поповы? В чём заключались их лишения и невзгоды в Казахстане? Корреспондентам радио «Азаттык» удалось найти телефон семьи Поповых во Франции, однако там отказались от интервью. На телефонный звонок ответила Елена Попова, жена Владимира Попова. Она сначала попросила ознакомиться с вопросами.

Вопросы были следующими:
«В каком городе Казахстана вы проживали, кто и как вас преследовал за религиозные убеждения и по национальным признакам? Обращались ли вы в административные органы Казахстана, к депутатам, руководству православной церкви Казахстана в отношении произвола, о котором вы заявляете? Предоставили ли вы власти Франции какие-либо документы, факты, что вас преследовали в Казахстане?»
​​
Елена Попова отказалась от интервью и не захотела отвечать на вопросы журналистов. Елена Попова также сказала, что не хочет, чтобы писали о ситуации вокруг ее семьи в масс-медиа.

Корреспонденты радио «Азаттык» успели задать ей последний вопрос: «Какова ваша дальнейшая судьба во Франции?» На это Елена Попова ответила следующим образом: «Будем продолжать жить как все люди. У нас во Франции есть вид на жительство на 10 лет».


 


РУССКИЕ В КАЗАХСТАНЕ


 


О положении русских в Казахстане в разные годы независимости Казахстана говорили по-разному. Накал критики в адрес властей в последние годы спал, но скептики могут сказать, что меньше стало вообще критиков в Казахстане на фоне усиления авторитаризма и цензуры.

Корреспонденты радио Азаттык обратились в епархиальное управление Митрополичьего округа в Казахстане и задали вопрос: «Обращались ли православные христиане с жалобой на власти Казахстана за преследования?»

– Таких обращений не было, потому что каких-то религиозных притеснений православные христиане в Казахстане не испытывают. Подобные жалобы в епархию не поступали, – говорит руководитель пресс-службы протоиерей Евгений Иванов. На вопрос, слышал ли он о семье Поповых, Евгений Иванов ответил:
«Первый раз слышу о такой семье».

Корреспонденты радио Азаттык также обратились за комментарием в Ассамблею народа Казахстана.

– В Республике Казахстан за 20 лет независимости этнические русские не подвергались преследованиям по национальным мотивам. Последний пример – это выборы в мажилис республики, когда из 107 депутатов в Мажилисе 20 человек представляют этнических славян, которые проживают в нашей стране, – заявил представитель секретариата Ассамблеи народа Казахстана Габит Нурадил.

Корреспонденты радио «Азаттык» обратились и к правозащитникам по поводу семьи Поповых. Президент находящейся во Франции организации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева ответила:
– В нашу организацию обращаются крайне мало представителей православных религиозных меньшинств из Казахстана. Чаще всего к нам обращаются люди, верующие в ислам. В этом смысле мы отчетливо понимаем, что в Казахстане ведутся массовые преследования в отношении неформальных религиозных общин, которые являются приверженцами ортодоксального ислама. Что касается конкретно семьи Поповых, то на мой взгляд, здесь нет отчетливого представления того, что они обращались в какие-то административные организации.


 


О положении русских в Казахстане много писал независимый журналист Сергей Дуванов. Есть ли проблема ущемления прав русских в Казахстане? Серей Дуванов не этот вопрос отвечает вот так:
– На уровне системных преследований, я бы сказал, что такой проблемы не существует. Безусловно, есть общая проблема – это языковая проблема, то есть национал-патриотическое движение в Казахстане требует большего внимания казахскому языку и наиболее горячие головы предлагают ограничить использование русского языка в государственной жизни. Но это все на уровне отдельных пожеланий отдельных политиков. А на уровне общегосударственной политики дискриминации как таковой нет. Хотя конечно, можно признать, что в том же руководстве, в том же бизнесе сегодня превалируют лица коренной национальности, особенно в политике.

Сохранившие свои независимые от властей позиции немногочисленные лидеры русских организаций Казахстана время от времени критикуют Астану. Одним из последних таких выступлений было выступление лидера русской общины Юрия Бунакова в октябре прошлого года по поводу нашумевшей инициативы группы казахской интеллигенции. Юрий Бунаков заявил, что «Письмо 138-и» с требованием лишить русский язык официального статуса накаляет межнациональную обстановку. Власти на такие диспуты обычно отвечают дежурными призывами «сохранять мир в общем доме».


 


Саида Бабамходжа, радио» Азаттык» (публикация от 7.02.2012 <http://rus.azattyq.org/content/popovy_european_court_duvanov_bunakov_russian/24474394.html>)


Добавить комментарий