КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

«На фиг вам нужен этот Козлов?!»

25.01.2012

 


Вчера вечером после обысков в офисе партии и дома был задержан лидер «Алги» Владимир Козлов. Адвоката к нему допустили, но до сих непонятно, что конкретно ему инкриминируют. Известно только, что речь идет о статье 164, части 3 – той же самой, что была предъявлена ранее активистке «Халык Майданы» Айжангуль Амировой и юристу Наталье Соколовой.


 


О том, как проходил обыск в доме лидера «Алги», рассказывает его супруга Алия Турусбекова…


 


– Здравствуйте, Алия, что известно о Владимире Ивановиче?


– Вчера после обысков его задержали на 72 часа и поместили в СИЗО. Сегодня утром я попыталась найти мужа, встретиться со следователем КНБ, который ведет его дело, однако в СИЗО говорят, что такого следователя нет, а в департаменте КНБ по Алматы отправляют в СИЗО. Удалось выяснить, что следователь из Астаны и его зовут Назым Шайкен.


 


– Что вы собираетесь делать дальше?


– Буду требовать допуска к уголовному делу в качестве защитника. Казахстанское законодательство это позволяет. Но меня уже вызвали на допрос в КНБ, видимо, чтобы сделать свидетелем по делу. А свидетели не могут быть защитниками. Таким способом комитетчики, видимо, хотят изолировать Владимира Ивановича и не допустить утечки информации о ходе следствия. Кстати, со всех наших активистов, которых вчера сначала обыскали, а потом допрашивали в качестве свидетелей (!), также взяли подписки о неразглашении тайны следствия.


 


– Не могли бы вы подробнее рассказать о том, что произошло вчера?


– В 8 утра мы собирались ехать из дома на работу. В это время позвонил заместитель Владимира Ивановича Михаил Сизов и сообщил о том, что идет обыск на квартире у Аскара Токмурзина. Мы решили ехать к нему, но открыв ворота, увидели толпу в гражданском. Они приехали на джипе «Лексус 470» и «лупоглазом» «Мерседесе» — вот такие в КНБ работают богатые Буратино.


Сначала они были без документов на обыск, поэтому мы их не пустили. Однако один из них, маленького роста, казах, фамилию назвал нечетко — то ли Садыков, то ли Сыздыков, вел себя очень нагло. Возникла перепалка между ним и Владимиром Ивановичем. Этот тип в гражданской одежде стал нецензурно выражаться и угрожать ему, всё время «тыкая» и обещая — да я тебя сделаю, да ты у меня получишь и т.д.


Когда принесли постановление на обыск, то в нем оказалось написано, что возбуждено уголовное дело на Айжангуль Амирову и в связи с тем, что есть достаточные основания полагать, что у нас могут предметы и вещи, связанные с этим делом, следователь постановил провести у нас обыск. Постановление было санкционировано прокурором города Жанаозен. ДКНБ Алматы работало их поручению.


Сам обыск проводили 2 следователя, 2 оперативных работника, 1 видеооператор и 2 понятых (один живет вроде в Калкамане, второй в Думане, и как они оказались в 8 утра на Каменском плато, вопрос открытый). Обыск в доме проходил примерно с 9.20 до 17.00. В ходе него изъяли всю оргтехнику, даже нерабочую, флешки, диски — даже с фильмами и мультфильмами.


Также изъяли все записные книжки, в том числе и мои за 2001 и 2002 годы, мои личные записи. Их очень интересовали квитанции — они изъяли квиток электронной очереди в одном из банков Алматы полугодичной давности. Примерно в 12 утра одному из следователей позвонили и долго отчитывали. После этого он сказал мне, что я зря скинула сообщение в Интернет и я об этом еще пожалею.


После обыска следователи объявили, что везут Владимира Ивановича на допрос в КНБ. Меня они с собой не взяли. Но через короткое время мне позвонил муж и сказал, что они около нашей городской квартиры, и попросил привезти ключи, поскольку следователи хотят обыскать и ее. Я приехала, отдала ключи, после чего начался обыск квартиры. Он продолжался примерно полтора часа. Изъяли ежедневники мужа за 2008 и 2009 годы, диски, флешки и сим-карты


 


– Нам сказали, что на допрос в КНБ вызывали и вашего отца. С чем это связано и о чем спрашивали его?


– Моего отца отвезли на допрос в КНБ после обыска дома у родителей. Им также зачитали постановление следователя, что возбуждено уголовное дело против Айжангуль Амировой и есть достаточные основания (!) предполагать, что у моих родителей имеются предметы и вещи, связанные с этим делом. В общем, полный бред, поскольку они не знали и никогда не общались с Айжангуль.


У родителей изъяли 2 ноутбука и флешки. Во время обыска комитетчики вели себя развязно, несмотря на присутствие моей бабушки, которой 80 лет. После обыска отца увезли в Алматы на допрос в КНБ, несмотря на то что со здоровьем у него проблемы и он плохо себя чувствовал.


Во время допроса, но без занесения в протокол, его спрашивали в основном о Владимире Ивановиче, интересовались, как он относится к ним, помогает ли, когда я умудрилась с ним познакомиться, как долго общались и даже… почему не сделали свадьбу! Пожурили за книгу «Крестный тесть», которую обнаружили в его ноутбуке, интересовались, откуда взял.


Их также интересовало, почему отец не запретил мне общаться с Владимиром Ивановичем после знакомства и т.д. В общем, тон беседы был таков — на фиг вам нужен этот Козлов, так что говорите про него всё что есть и чего нет, и тогда с вами всё будет хорошо. Допрашивали отца до 20.00. По Айжангуль Амировой почти ничего не спрашивали.


 


– Насколько мы знаем, обыски были и у других руководителей и активистов «Алги» — Михаила Сизова, Гульжан Леписовой, Аскара Токмурзина, а также в офисе партии, но их задерживать не стали. Вы в курсе подробностей?


– Постановления о производстве обысков написаны под копирку, основанием для них названо уголовное дело против Айжангуль Амировой. Везде полностью изымались компьютеры и вся другая оргтехника, любые носители информации, документы, книги. В офисе «Алги!» обыск происходил дольше всего, с раннего утра до полвторого ночи. Тех, кто пришел на работу до 8 утра заблокировали там, загнали в конференц-зал и выпускали оттуда только в туалет и только под конвоем.


Дольше всего обыскивали кабинет Владимира Ивановича, семь часов, и кабинет Михаила Сизова, где они пытались вскрыть силой сейф, вместо того чтобы попросить ключи. В результате сейф заблокировался, его вскрывали чуть ли не автогеном. Чем это закончилось, я не в курсе. В кабинете мужа все перевернули, забрали часть книг, там у Владимира Ивановича была большая библиотека, все записи, блокноты и так далее. У меня из кабинета забрали документы и печати наших НПО.


Обыск был у Гульжан Леписовой. Ее комитетчики ждали на улице. Поскольку она женщина, то вели себя с ней грубо, отобрали сотовый телефон, напугали ее детей и престарелую мать, которой даже пришлось вызывать срочно врача. Спрашивали, знает ли Айжангуль Амирову, что их связывает. И поскольку она не сказала то, что они хотели от нее услышать, ее предупредили, что будут вызывать на допрос до тех пока, пока не скажет.


Что касается Михаила Сизова и Аскара Токмурзина, то лучше спросить их самих, поскольку переговорить с ними мне не удалось — они сегодня заняты на мероприятии по вручению премии Свободы.


 


– Кстати, поздравляем вас с присуждением Владимиру Ивановичу премии Свободы — он оказался в хорошей компании ее лауреатов. И последний вопрос — что теперь будете делать и как защищаться Владимира Ивановича?


– Я хочу отнести жалобы в прокуратуру и КНБ в связи с угрозами в адрес Владимира Ивановича и себя со стороны сотрудников КНБ и зайти защитником мужа в уголовное расследование. Если последнее мне не дадут сделать по формальным признакам, буду защищать его, его честное имя и наше общее дело везде.


 


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика» от 24.01.2012


www.respublika-kz.info/news/politics/20178


 


Добавить комментарий

Смотрите также