«Власть выдала лицензию на убийство заключенных»

08.11.2011

 


* * *


От «сердечной недостаточности» за месяц погиб третий заключенный


 


В колонии близ поселка Долинка Карагандинской области при загадочных обстоятельствах погиб заключенный Шамиль Ярославлев. Его брат опровергает утверждение КУИС о естественной причине смерти и говорит, что на теле есть следы пыток.


 


Житель Астаны Руслан Оздоев сообщил радио Азаттык, что привез домой из тюрьмы обезображенное тело своего брата Шамиля Ярославлева. Он погиб 3 ноября в тюрьме АК 159/7 в поселке Долинка Карагандинской области.

«НА ЕГО КИСТЯХ РВАНЫЕ РАНЫ, А НА ТЕЛЕ СИНЯКИ»

По словам Руслана Оздоева, Шамиль Ярославлев был его родным братом:
– У меня фамилия отца, у него фамилия матери.

Руслан Оздоев не верит, что причины смерти его брата естественны, и не намерен торопиться с похоронами:
– Его пытали – это видно по тому, что от наручников остались рваные раны на кистях обеих рук, а на теле синяки от побоев. Это говорит о том, что его подвесили на наручниках, а затем избивали, скорее всего, дубинками. Я не буду спешить с похоронами, поскольку буду обращаться в генеральную прокуратуру с заявлением о возбуждении уголовного дела по статье убийство и пытки. Его тело надо будет обследовать независимой экспертизой.


 


Руслан Оздоев говорит, что он сфотографировал тело покойного и выслал фотографии гражданскому активисту Вадиму Курамшину:
– Я не мастер рассылать фотографии. Посмотрите на блоге Курамшина или возьмите фотографию оттуда. Я разрешаю публиковать эти фотографии. Пусть все видят и знают, как убивали моего брата. Может быть, это поможет установить правду.

Руслан Оздоев утверждает, что тело брата ему выдали не в морге, а в тюрьме:
– Я приехал в тюрьму Долинки еще до обеда 4 ноября. Однако там меня долго мурыжили, ничего не говорили толком, говорили, что никого из начальства нет и так далее. После обеда мне все же сказали, что тело находится в морге города Шахтинск. Я поехал туда, однако там не обнаружил тело. Я поехал затем к спецпрокурору, который надзирает за законностью в тюрьмах, но и он не помог. После этого я поехал в УВД – там долго разбирались и, в конце концов, сказали, что тело брата находится в тюрьме.

По словам Руслана Оздоева никто ему так и не объяснил, почему тело Шамиля Ярославлева возили из тюрьмы в морг и обратно. Руслан Оздоев говорит, что никто также не смог сказать ясно, от чего умер его брат:
– Когда я поздно вечером приехал в тюрьму, то со мной там говорил замполит. Он сказал, что ничего не знает о причине смерти. В бумаге, которую мне дали из тюрьмы, написано, что он умер от тромбофлебита глубоких вен нижних конечностей, что-то вроде того, что у него тромб оторвался.

По словам Руслана Оздоева, в тот день, 4 ноября, поначалу долго не давали увидеть тело брата, а ночью, наоборот, стали торопить забрать тело:
– Меня замполит начал торопить, чтобы я забрал тело сейчас же. Но я был на легковом автомобиле, и нас было четверо. Я ему говорю, что не могу позволить себе затолкать тело брата в багажник как мешок с цементом. Но замполит стоял на своем. Однако я забрал тело только после того, как из Астаны прибыл катафалк. Это было уже 5 ноября, после часа ночи.  

Руслан Оздоев утверждает, что разговаривал с Шамилем незадолго до его смерти:
– Брат на здоровье не жаловался. Если бы у него болели ноги, сердце или еще что-нибудь, он обязательно сказал бы. Он ничего от меня не скрывал. Даже если у него бывал насморк, он даже об этом говорил. Я разговаривал по телефону 2 ноября с его бывшим сокамерником по пересыльной тюрьме в Караганде, откуда Шамиля в тот день повезли этапом в тюрьму Долинки. Его сокамерник сказал, что Шамиль на здоровье не жаловался.

ТРИ СМЕРТИ ОТ «СЕРДЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ»

Попытки радио Азаттык узнать от руководства тюрьмы Долинки причину смерти заключенного Шамиля Ярославлева не увенчались успехом – дозвониться до тюрьмы удавалось, однако после нашего вопроса там бросали трубку. Зато удалось получить ответ из пресс-службы КУИС.

Сотрудник пресс-службы КУИС МВД Самал Гадылбекова сказала радио «Азаттык», что причины смерти Шамиля Ярославлева естественные:
– Согласно данным проверки, на теле этого осужденного никаких ранений, никаких следов побоев не найдено. Предварительный диагноз – острая коронарная смерть. Остановка сердца.

На вопрос о возможности применения пыток к заключенному, Самал Гадылбекова ответила, что ей пока ничего не известно:
– Пока идет следствие, там работают представители МВД, спецпрокуратуры. По каждому факту гибели заключенного возбуждается уголовное дело.

Гражданский активист Вадим Курамшин утверждает, что это – очередное убийство заключенного в тюрьмах Карагандинской области:
– В течение месяца это уже третий случай, когда гибель заключенного списывается как естественная смерть по причине сердечной недостаточности. Так в тюрьме Долинки АК 159/11, где лечат заключенных от туберкулеза, 7 октября умер якобы от сердечной недостаточности заключенный Владимир Филиппов. Через пять дней, 12 октября в тюрьме Балхаша АК 159/21 якобы тоже от сердечной недостаточности умирает заключенный Сергей Григорьев, на теле которого затем его мать обнаруживает рваные раны от укуса собаками и следы пыток. Теперь – смерть Шамиля Ярославлева якобы тоже от сердечной недостаточности. Я видел фотографии тел Сергея Григорьева и Шамиля Ясрославлева – в обоих случаях можно сказать о пытках и убийстве.

Как говорит Вадим Курамшин, к этим фактам следует добавить еще и факт суицида около месяца назад заключенного тюрьмы Балхаша АК 159/21 Армана Капарова. По словам гражданского активиста, Арман Капаров не выдержал пыток и поэтому вынужден был перерезать себе горло:
– Можно сказать, что его сердце тоже не выдержало пыток, и он от отчаяния вынужден был решиться на суицид.

По словам Вадима Курамшин, причиной столь частой гибели заключенных в Карагандинской области, в том числе якобы от сердечной недостаточности, является не только тяжелая Карлаговская «наследственность», но и переход уголовно-исполнительной системы из гражданского министерства юстиции в силовое министерство внутренних дел.


 


Казис ТОГУЗБАЕВ, радио «Азаттык» (публикация от 7.11.2011 на сайте <http://rus.azattyq.org/content/shamil_jaroslavlev_sergei_grigoriev_vladimir_filippov/24383712.html>)


 


 



* * *


Лариса Григорьева: «На теле сына следы собачьих зубов»


 


 «Власть выдала лицензию на убийство заключенных». Это мысль, которую хотел донести до журналистов правозащитник Вадим Курамшин. В качестве весомых аргументов он привел… мать погибшего осужденного Сергея Григорьева и бывшего заключенного и оперативного работника Карибая Кусаинова.


 


Поводом для вчерашней встречи с алматинскими журналистами стала смерть Сергея Григорьева, отбывавшего наказание в колонии Балхаша. Журналистам было продемонстрировано видеообращение Григорьева, записанное им на сотовый телефон за несколько дней до смерти. На видео Сергей обвиняет начальника ДУИС по Карагандинской области полковника Дулата Ахметова в организации пыток и издевательств над заключенными колонии.


 


Присутствовавшая на конференции мать Григорьева – Лариса рассказала, что о смерти своего сына она узнала не от сотрудников колонии, а от постороннего человека, ставшего очевидцем смерти Сергея.


 


– Заключенных, в том числе и больных туберкулезом, пропустили через «живой» коридор, избивали дубинками, тех, кто падал, грызли собаки. На теле моего сына многочисленные следы собачьих зубов, на одной ноге выгрызен кусок мяса, – рассказала Лариса Григорьева, подтверждая свои слова фотографиями.


 


По словам Григорьевой, она долго не могла получить тело сына в морге, а соответствующие бумаги из колонии пришли только на следующий день после похорон. Теперь женщина хочет добиться привлечения полковника Ахметова к уголовной ответственности по статье 96, часть 2, УК – убийство, совершенное группой лиц, а также намерена выслать видео и фото Нурсултану Назарбаеву с просьбой лично их посмотреть.


 


По мнению правозащитника Вадима Курамшина, на сегодняшний день в казахстанских застенках царит самый настоящий террор, который уже невозможно объяснить простой расхлябанностью сотрудников колоний.


 


– Очевидно, что власть выдала лицензию на убийство заключенных, – сказал г-н Курамшин. – В колониях на севере республики практикуются телесные наказания за любую провинность, заключенные голодают, едят простую перловую кашу, а из продуктов, выделяемых государством для их питания, контролерский и офицерский составы готовят себе шашлыки и манты. У заключенных забирают телевизоры, видеомагнитофоны, купленные на средства родственников. Это же разрешенные вещи! Если изымаете, то актируйте и отдавайте обратно родственникам. В противном случае это – грабеж!


 


Спикер также напомнил о судьбе Сеилахана Турмагамбетова, заместителя начальника ДКУИС по Акмолинской области. Он был осужден в августе этого года за пытки и издевательства над заключенными. Теперь, по словам Вадима Курамшина, должность занимает его племянник с такой же фамилией.


 


– Это же запрещено законом о госслужбе! – негодовал по этому поводу на пресс-конференции защитник прав заключенных.


 


Причина всего этого беспредела видится Вадиму Курамшину в неправильном понимании многими чинами УИС призыва президента Назарбаева усилить порядок и дисциплину в исправительных учреждениях после череды побегов и бунтов в колониях.


 


– Такие, как Ахметов, просто хотят выслужиться на человеческой крови, – возмущался г-н Курамшин.


 


Коллега Курамшина по правозащитной деятельности, бывший заключенный и оперативный работник Карибай Кусаинов, высказал еще более резкую оценку ситуации, сложившейся в пенитенциарной системе республики.


 


Я отсидел 2 года 8 месяцев, за это время отправил на нары 6 человек в чине от капитана до полковника за то, что они требовали от меня деньги за «спокойную жизнь» в колонии. В этом мне помогли только мой опыт оперативно-розыскной работы и связи в полиции. Система прогнила вся, бесполезно ее передавать из ведомства в ведомство, ее надо кардинально менять, – выразил свою точку зрения бывший оперативный работник.


 


Сейчас Курамшин и Кусаинов хотят официально зарегистрировать общественное объединение «Противодействие произволу». Они утверждают, что уже сейчас у них сотни сторонников во всех областях Казахстана, и, даже действуя неофициально, они являются самым мощным рычагом общественного давления на руководство исправительно-уголовной системы.


 


Анна ЛИТВИНОВА, интернет-портал «Республика» (публикация от 8.11.2011 <https://respublikas.info/b/http://www.respublika-kz.info/news/society/18479 >)


 


Добавить комментарий