КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Свобода молчать и бояться

26.10.2011

 


Двадцать лет назад власть суверенного Казахстана даровала своим гражданам свободу слова, провозгласив ее одной из главных ценностей молодого независимого государства. Журналистам было дозволено писать на самые острые темы и критиковать чиновников. Во всех регионах страны создавались сотни новых печатных негосударственных СМИ. Почти у каждого политического движения и партии была собственная газета. В Казахстане появилась независимая и оппозиционная пресса, тиражи которой раскупались практически мгновенно. Опьяненные воздухом свободы, мы верили, что так будет всегда. Но эйфория была недолгой…


 


 


Недолго музыка играла


 


…эйфория была недолгой, а похмелье оказалось тяжким. Вынужденная прикрываться демократическими лозунгами ради привлечения западных инвестиций, власть быстро распознала выгоду двойных стандартов. Для общения  с внешним миром использовались декларации о правах и свободах, а для внутреннего употребления — испытанный метод закручивания гаек.


 


Первыми ощутили это региональные СМИ. Опомнившись от шока, вызванного разгоном правящей партии и паническим страхом увольнения, бывшие председатели обкомов и горкомов,  переименованные в глав местных администраций, скоро сообразили, что принцип личной преданности никто не отменял и что они по-прежнему остаются полновластными хозяевами в своих угодьях. И занялись не в меру независимыми газетами. Побаловались — и хватит.


 


СМИ начали прессовать. В 1992 году решениями судов было закрыто два региональных издания – газеты «Губерния» (Усть-Каменогорск) и «Казачий вестник» (Уральск). Местные власти научились давить на типографии, чтобы те не печатали оппозиционные газеты, на распространителей, чтобы не продавали эти газеты, и на рекламодателей, чтобы не давали им рекламу.


 


В 1993 году свой первый судебный иск (от «Туранбанка») получает столичное радио «Максимум». А в 1994-м газеты АО «Караван-пресс» Бориса Гиллера вместе с другими неугодными властям Алматы изданиями отлучили перед парламентскими выборами от типографии «Дауир», единственной в то время .


 


Так началась атака власти на провозглашенную ею же свободу слова. Но наехать на независимые СМИ в полный рост режим тогда еще не решался. Потому-то еще несколько лет в регионах продолжали выходить газеты, критиковавшие местную власть и перепечатывавшие разоблачительные материалы из республиканских изданий, таких как гиллеровские «АБВ» и «Караван». И еще несколько лет в Казахстане работали независимые телеканалы и радиостанции. Но уже приближался 1995 год, который вошел в историю Казахстана как год конституционного переворота.


 


 


Правовые сумерки


 


В 1995-м вопреки действовавшей тогда Конституции путем т.н. всенародного референдума полномочия президента Назарбаева были продлены до 2000 года. Реакция независимых и оппозиционных СМИ была однозначно негативной. И власть вновь ринулась в атаку.


 


Этот период отмечен множеством судебных исков к независимым изданиям, избиениями журналистов и за­крытием печатных СМИ. Осенью 1996 года было объявлено о проведении тендеров на теле- и радиочастоты, а при его проведении были ликвидированы алматинские независимые телерадиоканалы «ТВМ», «Тотем» и «Семейный канал». Затем прекратили вещание более тридцати негосударственных телерадиостанций по всей стране. Тогда же была прекращена ретрансляция передач радиостанции «Свобода» после репортажа ее собкора Батырхана Даримбета, напомнившего об истечении срока полномочий президента в декабре 1996-го.


 


В итоге в Казахстане фактически восстановили государственную монополию на телевещание. Уцелевшим независимым телекомпаниям позволили работать только на условиях соблюдения полной политической лояльности к власти.


 


Дальнейшее усиление давления на прессу в 1997-98 годах связывают еще и с уходом в оппозицию экс-премьера Акежана Кажегельдина, которого поддерживали несколько газет, в том числе «Дат» и «XXI век».


 


В апреле 1998 года появилось знаменитое заявление генпрокурора РК Юрия Хитрина о возбуждении уголовного дела против всех СМИ РК — за «злоупотребление свободой слова». До сих пор остается загадкой, как можно злоупотреблять тем, чего фактически уже не было, и зачем генпрокурор возбуждал уголовное дело, завершившееся пшиком.


 


Через год после этого, в 1999 году, в закон о СМИ внесли репрессивные поправки, окончательно загнавшие независимые издания в рамки самоцензуры.


 


 


Мы их душили, душили…


 


Но еще более тяжелыми для журналистов и независимых СМИ оказались 2001-2002 годы. После известного собрания демократической общественности Казахстана 19 января 2002 года в Алматы игры в демократию закончились.


 


Весной 2002-го были арестованы и летом того же года приговорены к длительным срокам заключения основатели «Демократического выбора Казахстана» Галымжан Жакиянов и Мухтар Аблязов, закрыты телеканалы «Тан» и «Ирбис», ликвидированы газеты, освещавшие эти события. К примеру, такая участь постигла газету «Вести Павлодара», которая давала репортажи с судебных заседаний по делу Жакиянова. Из той же серии – поджог офиса газеты «Республика» с предварительным навешиванием на окно редакции трупа обезглавленной собаки.


 


В регионах зачистка информационного поля шла практически в открытую. Работали по простой схеме: собственник издания подвергался массированным проверкам контролирующих органов до тех пор, пока он сам не закрывал газету или, что было чаще всего, не менял ее политику. Табу налагалось на следующие темы: ДВК, «Казахгейт», Кажегельдин, дела Жакиянова, Аблязова и Дуванова.


 


Большинство собственников вынуждены были принять такие условия для сохранения бизнеса и даже здоровья, поскольку особо упрямые подвергались нападению со стороны «неизвестных лиц» и были сильно биты. Таким образом, с независимостью региональной прессы и ее правом давать читателям мнение, отличное от позиции власти, было покончено. И если такие СМИ еще остались, то только благодаря мужеству их владельцев и журналистов.


 


А в последние пять-шесть лет, после убийства двух главных оппонентов президента Назарбаева – Заманбека Нуркадилова в ноябре 2005-го и Алтынбека Сарсенбаева в феврале 2006-го, говорить о свободе слова и независимости СМИ в Казахстане стало просто смешно. Драконовские «ертысбаевские» поправки в законодательство о СМИ (2005) и закон об Интернете, ужесточающий контроль государства над ним (2009) забили последний гвоздь в гроб свободы слова.


 


За эти годы были закрыты или заблокированы десятки сайтов, разорено миллионными и миллиардными исками несчитаное количество газет, пачками аннулированы свидетельства о регистрации ведущих независимых изданий, загнаны в подполье СМИ, поддерживающие политических оппонентов Назарбаева. Режим уже не скрывает, что не потерпит инакомыслия и что ему на мнение Запада начхать.


 


 


Что в итоге?


 


Итак, чего же наше государство достигло за 20 лет в области свободы слова?


 


За 20 лет власть многократно доказала, что с помощью суда закроет любое СМИ, количество которых с 90-х годов уменьшилось настолько, что их можно пересчитать по пальцам одной руки.


 


За 20 лет в Казахстане не осталось ни одного теле- и радиоканала, предоставляющего эфир оппонентам власти, а зрителям и слушателям – альтернативную точку зрения.


 


За 20 лет законодательство по вопросам СМИ менялось несколько раз, но всегда только с целью ужесточения, а не для приведения его в соответствие с международными стандартами.


 


За 20 лет в Казахстане стало нормой, что любой чиновник или депутат может разорить газету многомиллионным иском о защите чести и достоинства.


 


За 20 лет в Казахстане при странных обстоятельствах погибли несколько журналистов, известных своими критическими публикациями о власти и высокопоставленных чиновниках.


 


За 20 лет в Казахстане перестали быть шокирующими новости о том, что журналистов избивают, судят и сажают за решетку за профессиональную деятельность, как это сделали с Сергеем Дувановым в 2003 году и с Рамазаном Есергеповым в 2009-м.


 


За 20 лет в Казахстане приняты законы, по которым журналистам и СМИ, осмелившимся написать о состоянии здоровья президента, грозит суд за разглашение государственной тайны.


 


За 20 лет власти добились того, что люди стали бояться выражать собственное мнение, даже если их унижают.


 


Даровав гражданам свободу слова, режим сам же ее и убил. И это главное его достижение. Вот только радоваться нечему.


 


Амангали РАХМЕТОВ (газета «Взгляд» за 26.10.2011


<https://respublikas.info/b/http://respublika-kaz.info/files/news/issue/0/154.pdf>)


 


 


Публикуя эту статью, газета также сообщает о проведении в Алматы 5 ноября 2011 г. санкционированного митинга в защиту свободы прессы.


 


Добавить комментарий