КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Финпол ребенка не обидит?

08.08.2011

Сотрудников ДБЭКП по Костанайской области судят за то, что они отобрали у сироты дом


 


Мало хорошего видела в жизни 13-летняя воспитанница детского дома Анастасия Б. В возрасте 6 лет она осталась без мамы, за ней умер отец. А в прошлом году сирота лишилась и дома, доставшегося ей в наследство от родителей. В его незаконной продаже обвиняются скандально известный экс-финансовый полицейский Андрей Мухеев, его подчиненный Ильдар Мухамедзянов и их товарищ без погон Валентин Ясинский.


 


Мухеев стал «популярным» благодаря грандиозному скандалу, который произошел в прошлом году. Он обвинялся в подлоге взятки сотруднику лисаковской дорожной полиции. Тогда начальника отдела ДБЭКП по Костанайской области признали виновным в фальсификации и посадили на 5 лет. Однако когда Андрей Мухеев уже отбывал наказание в местах не столь отдаленных, в результате прокурорской проверки неожиданно всплыло еще одно темное дело, бросающее тень на репутацию майора. На этот раз жертвой финполовцев стала 13-летняя воспитанница детского дома.


 


Мухеев, Мухамедзянов и Ясинский обвиняются по статье 177 ч. 3 п. б (мошенничество, совершенное в крупном размере). Согласно материалам дела, продать дом Анастасии Б. подсудимые решили в 2009 году. Землянка на втором Костанае была легкой добычей. Ее хозяева умерли, их единственная дочь находилась в детском доме. Кроме того, жилье не прошло перерегистрацию в департаменте юстиции.


 


План был прост до неприличия. Воспользовавшись тем, что по закону на не прошедший приватизацию дом может претендовать его бывший хозяин, Мухеев, Мухамедзянов и Ясинский отыскали Елену Раибову, которая владела домом еще до родителей сироты. Угрозами заставили ее помочь им в продаже. Покупатели нашлись быстро – дом финполовцы продали за 1 500 000 тенге, а деньги оставили себе. Подсудимые провернули все таким образом, что новоиспеченные хозяева даже не догадывались, что здесь что-то нечисто. Сейчас они выступают в суде в качестве потерпевших.


 


 – Нам с супругом было необходимо жилье, – дала показания потерпевшая Ляззат Ахметова. – Мы дали объявление в газету и нам позвонил Валентин Ясинский. Сказал, что жилье принадлежало его двоюродному брату, который умер и не успел переоформить дом, поэтому числится он на его прежнем владельце Елене Раибовой. Ясинский познакомил меня с ней. Она, кстати, пыталась отговорить нас от покупки: «Зачем вам эта землянка?» Жилье и вправду было в ужасном состоянии, но нам это было не так важно – мы собирались во дворе этого дома строить новый. К тому моменту как мы приходили осматривать землю, в землянке жил сам Ясинский. Это подтвердили и соседи. Все дела мы вели с Ясинским, однако Мухеева я тоже видела – у нотариуса. Полгода мы прожили в доме безо всяких проблем. За это время приходил участковый, но никаких вопросов по поводу дома не задавал.


 


 Вокруг жилья разгорались нешуточные страсти, и в январе этого года он неожиданно… сгорел. Причину пожара так и не установили, во время происшествия хозяев дома не было. Сейчас от землянки остались лишь обгоревшие стены. Вместе со всем имуществом сгорели и документы на «жилье раздора».


 


 – Каждый год органы опеки справлялись о сохранности дома, – сообщила представитель органов опеки Янина Немченко. – В 2010 году мы вдруг узнали, что дом уже не закреплен за нашей воспитанницей. А когда приехала его осмотреть, он уже сгорел. Поэтому я прошу подсудимых возместить 1 500 000 тенге Анастасии.


 


 Однако судья суда № 2 города Костаная Нурсеит АБДИРОВ предложил представителю потерпевшей увеличить исковые требования.


 


 – За эти деньги можно разве что забор поставить, – высказал он свою точку зрения. – А чтобы восстановить дом, потребуется гораздо больше.


 


Сами же подсудимые ничего выплачивать не собираются. Вину из них признал лишь Ясинский, Мухеев и Мухамедзянов твердо стоят на своем:  ничего подобного они не совершали. Кроме того, в суде они вели себя по-профессиональному жестко – устроили потерпевшей Ляззат Ахметовой настоящий перекрестный допрос. Кроме того, Мухеев просил признать процедуру его опознания недействительной.


 


 – Ахметовой показали мою фотографию, которая была сделана с помощью фотошопа, – возмутился подсудимый. – Полицейские взяли мою фотографию в форме и «пририсовали» мне гражданскую одежду, которой у меня и в помине нет.


 


 Свою версию произошедшего подсудимые еще не озвучили, их будут допрашивать после потерпевших и свидетелей.


 


ИСТОЧНИК:


«Наша газета»


www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=252&storyid=


Добавить комментарий

Смотрите также