КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Предполагаемые обстоятельства

16.06.2011

 


После Дня независимости социальный педагог Костанайского сельхозколледжа Александр Георгиевич Болотов позвонил инспектору по делам несовершеннолетних: не сделали ли чего учащиеся? Ответ его потряс. Роберта Цицмана подозревают в смерти бродяжки по фамилии Удовиченко, который часто подозревался в мелких кражах из домов.


 


В сельском колледже довольно специфический состав учащихся. Например, там до недавнего времени была группа, которую укомплектовывали подростками, у которых не было даже восьми классов. В основном именно они определяли для колледжа криминальный фон. И потому, говорит социальный педагог, тесно общались с инспекцией по делам несовершеннолетних местного РОВД.


 


Как правило, в колледже прекрасно знают, чего от кого ожидать. А Цицман – лучший газоэлектросварщик в колледже – должен был участвовать в областном профессиональном конкурсе. Есть у Роберта, по словам мастера производственного обучения Амира Неспбаева, не просто рабочая, а творческая жилка. Может из металла сделать настоящее произведение искусства. По виду застенчивый, как дама, но в мужских ситуациях всегда принимает мужские решения.


 


– Роберт был на занятиях, и я его вызвал к себе, – рассказывает Александр Болотов. – Говорю: «Покажи руки». Я, бывший боксер, знаю, что, даже когда колотишь грушу, костяшки пальцев краснеют. А если бить руками человека, да еще сильно, до смерти, это обязательно будет видно. Руки у Роберта были нормальные. Стал спрашивать, что и как получилось. Пацан рассказал, как было. И, я убежден, рассказал правду.


 


Геннадия Удовиченко, по материалам уголовного дела, нашел ночью на дороге таксист. Мужчина лежал без чувств, в крови. Таксист, с его слов, ехал за клиентом, торопился, поэтому позвонил диспетчеру и попросил вызвать «скорую» и полицию. Уже возвращаясь с заказа, увидел, что мужчина по-прежнему лежит на дороге. Снова позвонил диспетчеру. Забрала Удовиченко «скорая».


 


Была или нет на месте полиция, которой личность лежавшего на дороге мужчины была хорошо знакома, до или после медиков – об этом местные жители говорили мне «не для протокола». Официально же выяснять, не видел ли кто чего, стражи порядка начали уже на следующий день. На снегу осталась цепочка капель крови, обрывалась она у дома, который на тот момент снимала семья Цицман. Полицейские, делавшие подворный обход, стали разговаривать и с Робертом. И тот рассказал, что поздно вечером пьяный мужик ходил по двору, заглядывал в окна. На вопрос, что он тут делает, неизвестный на него замахнулся. И тогда Роберт несколько раз ударил рукой в лицо. Потом схватил за шиворот и выбросил за калитку. Мужчина упал, затем поднялся и, шатаясь, побрел по дороге.


 


– Я когда все обстоятельства узнал, сколько и каких ударов нанесли Удовиченко, сразу определил: Роберт ни теоретически, ни практически не мог этого сделать, – говорит социальный педагог. – Он же не профессиональный боец игр без правил. Я еще до суда ходил к следователю Кауметову, говорю ему: «Ты сходи, Серик, поищи убийц и орудие преступления». А он мне в ответ: «А что ходить, я уже материал собрал…»


 


По показаниям Роберта, которые вошли в материалы уголовного дела, он, кроме ударов рукой по лицу, еще и несколько раз пнул мужчину, когда выпроваживал из двора. И это главное, чтобы суд признал его виновным в нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших по неосторожности смерть человека. Надо сказать, что на фоне этих признательных показаний многие доводы в защиту парня несколько меркнут. На суде Роберт от них отказался и утверждал, что его в полиции ввели в заблуждение, что от тех ударов, которые он нанес, человек умереть не мог. Откуда ему знать, что каждый второй в подобной ситуации на суде утверждает о давлении следователя, и что здесь нужны куда более серьезные факты, чем просто слова.


 


Адвокат Константин Геращенко: «Парень не убивал. Это одно из дел, где надо думать. У нас принимают законы о гуманизации, об амнистии. Но прежде всего надо обеспечить объективность и полноту расследования, надо помнить о презумпции невиновности».


 


По словам матери Роберта Веры Юрьевны Цицман, их первые три дня вызывали в райотдел полиции ежедневно по несколько раз. У женщины из-за этого даже начались осложнения на работе (она продавец). Но приходилось идти, ведь сын несовершеннолетний. Всякий раз следователь, говорит Вера Юрьевна, записывал один и тот же рассказ сына, где никаких пинков не было. Все изменилось, когда стало известно, что Удовиченко в больнице умер. Однажды ее попросили выйти из кабинета следователя, а когда она вернулась, услышала слова сына: «Пнул один раз…» Потом были слова следователя: «Не мог один раз пнуть, он не мог от этого умереть. В голову бил?»


 


– Я начала возмущаться, – рассказывает Вера Юрьевна. – Ведь до того, как мужчина умер, следователь у сына не спрашивал про пинки. При этом он все время повторял Роберту, что ему ничего не будет, и мне кажется, сын просто поверил ему. Когда я пыталась вмешаться, мне сказали: сиди и молчи. Тот же следователь нам советовал никому ничего за стенами полиции не говорить, мол, зачем вам неприятности в том же колледже. Ну, мы и молчали. Теперь я знаю, что мы лохи, получается, сами на себя все повесили.


 


Бывших оперативников не бывает. Это я о Владимире Ярмоличе. Именно он пришел в редакцию и рассказал историю Роберта Цицмана. Ярмолич – бывший оперуполномоченный уголовного розыска. Работал какое-то время и в Затобольске. Сейчас на пенсии.


 


С семьей Цицман Владимир Тихонович когда-то жил в поселке Лесном Сарыкольского района, Роберта знал пацаном.


 


– Меня подключили, к сожалению, слишком поздно. Дело уже собирались передавать в прокуратуру, – рассказывает В. Ярмолич. – Когда я вник, понял: не все так гладко. Видимо, поэтому мальчишку до суда и не арестовывали, хотя статья позволяла. Как нас когда-то учили профессионалы? Истина – первые показания, пока человек ничего не придумал, не успел воспользоваться умными советами. Возьмите первое объяснение Роберта от 16 декабря: ударил три раза рукой в лицо. А выводы эксперта – били чем-то тяжелым, трубой, арматурой, в крайнем случае, это удары хорошо тренированного, сильного человека. Можно сказать, спецназовца. Только в таком случае погибший мог получить увечья, от которых умер.


 


В уголовном деле есть бумага, согласно которой оперативники не смогли установить, где был и чем занимался до часа икс Г. Удовиченко. Было известно лишь, что из дома он ушел за сутки до этого. Вот это-то обстоятельство и решил выяснить Владимир Ярмолич. К сожалению, когда это удалось сделать, приговор Костанайского районного суда уже состоялся.


 


Председатель апелляционной коллегии областного суда Владимир Шакун: «Я не понимаю, как можно наговорить на себя преступление?! Судья же истину не устанавливает, его задача определить доказанность или недоказанность события».


 


– Прежде всего, я стал искать связи Удовиченко. Вышел на его друзей. Оказалось, что 14 декабря он таскал тюки, помогал продавать сено на пятачке у пятого магазина, этот пятачок в Затобольске все знают. Потом они пили. Свидетели видели, что у общежития, неподалеку, в тот вечер была пьяная драка. Но как там мог оказаться Удовиченко? Я вышел на одного местного аксакала, у которого часто собираются любители выпить. Как говорится, проставился. Они мне все и выложили, с именами, фамилиями. Пообщался с мужиками, записал их показания, они под ними подписи поставили. Все, как положено. Так нашлись четыре свидетеля драки. Двое избивали одного, Удовиченко.


 


– Получается, полиция плохо искала очевидцев?


 


– Формально отработали. Пишут: «С целью умышленного причинения телесных повреждений…» А в чем у пацана умысел-то был? В том, чтобы выпроводить незнакомого мужчину со двора. Чтобы защитить себя и находившихся в доме мать и сестру. Все остальное – только предполагаемые следствием обстоятельства.


 


– Я надеялся, что Роберта оправдают, – говорит мастер производственного обучения сельхозколледжа Амир Неспбаев. На суде он выступал свидетелем, характеризовал своего лучшего учащегося.


 


Но Роберта Цицмана районный суд приговорил к пяти годам лишения свободы. Наручники на него надели прямо в зале суда.


 


Конечно, приговор обжаловали. Главная надежда была на то, что суд второй инстанции, как и предписано статьей 409-й Уголовно-процессуального кодекса, допросит новых свидетелей. Тем более что двое из них пришли в суд. Однако судья в этом отказала.


 


– Это прямое нарушение закона, – говорит адвокат Константин Геращенко. – Оперативным сотрудникам не удалось установить, где был погибший. А нам сказали: уже поздно, уже посадили! Однозначно, железно – парень не убивал. Это одно из дел, где надо думать. У нас принимают законы о гуманизации, об амнистии. Но прежде всего надо обеспечить объективность и полноту расследования, состязательность сторон, надо помнить о презумпции невиновности. Тем более что это очень молодой человек, никогда не имевший проблем с законом.


 


Председатель апелляционной коллегии областного суда Владимир Шакун не разделяет такую точку зрения. По его словам, очень часто появившиеся позже свидетели дают «отрежиссированные» показания. Поэтому к ним такое недоверие. Однако по закону, если защита обеспечила их явку в суд, то их следовало допросить. Чтобы оценить их показания, выяснить, почему они не были допрошены раньше. Хотя, по словам Владимира Шакуна, апелляционная инстанция при всех своих полномочиях не должна переворачивать суть, установленную судом первой инстанции, где идет главное разбирательство.


 


– Да, бывает, что, как в детективном романе, не успели со свидетелями к суду. Однако ни судья первой инстанции, ни апелляционной не могут отменить вынесенные ими приговор и постановление, – говорит Владимир Шакун. – В установленном законом порядке надо обращаться в надзорную инстанцию, в уголовную коллегию Верховного суда. Хотя я не понимаю, как можно наговорить на себя преступление?! Судья же истину не устанавливает, его задача определить доказанность или недоказанность события. И здесь, конечно, ошибки возможны.


 


… В колледже мне сказали, что Роберт Цицман все еще числится учащимся. Там надеются, что он вернется…


 


ИСТОЧНИК:


Газета «Костанайские новости»


www.kstnews.kz/index.php?a=9211


 


Добавить комментарий