КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности
  • Главная
  • >
  • Куат Рахимбердин: «Cвоеобразным "ядром" харассмента является сфера трудовых отношений»

Куат Рахимбердин: «Cвоеобразным “ядром” харассмента является сфера трудовых отношений»

27.12.2022

В современном Казахстане, как и во многих странах мира, наряду с коррупцией, преступностью и другими источниками опасности для общества, получило распространение негативное социально-правовое явление харассмента.

Многие наши читатели, наверно слышали о нем. А представление большинства из нас о сущности харассмент, сводится к тому, что это так называемое сексуальное домогательство в сфере трудовых отношений. Более подробную характеристику данного негативного социально-правового явления в рамках Alumni Grants Program представляет известный казахстанский ученый-криминолог, доктор юридических наук, директор Восточно-Казахстанского филиала Бюро по правам человека Куат Хажумуханович Рахимбердин. Он обозначил некоторые наиболее существенные признаки и проявления харассмента.

– Проясните нам, Куат Хажумуханович, суть харассмента? Слово употребляется сейчас очень часто, но где его можно применять?

Харассмент довольно широко распространен в современном мире, хотя это конечно не может служить оправданию массовости его проявлений в современном казахстанском обществе. Действительно, своеобразным «ядром» харассмента является сфера трудовых отношений. В данном случае я имею в виду не только отношения в сфере наемного труда на различных частных предприятиях или в компаниях с иностранным участием, но и в сфере служебных отношений, так как харассмент, увы, проявляет себя даже в государственных структурах и правоохранительных органах. Поэтому далеко не случайно мировым сообществом под эгидой Международной организации труда (МОТ) разработаны и приняты Конвенция МОТ №190 «Об искоренении насилия и домогательств в сфере труда» и Рекомендация МОТ № 206 «Об искоренении насилия и домогательств в сфере труда». Таким образом, на уровне международных стандартов МОТ харассмент понимается прежде всего как система сексуальных домогательств и притязаний в трудовых, служебных и схожих с ними правовых отношениях. Однако, эти стандарты не сводят харассмент только к трудовым отношениям. Они акцентируют внимание на таком существенном признаке харассмента, как наличие отношений зависимости, между его жертвой и домогателем.

– А у нас, в Казахстане, харассмент как-то прописан? То есть проявления его имеются, а законодательно это где-то указано?

В Казахстане харассмент, увы, давно перешагнул сферу наемного труда и проявляется в сфере образования, медицинских, социальных услуг, во всех сегментах социальной деятельности, где возникают ситуации определенной зависимости граждан: служебной, материальной, социально-правовой, процессуальной, психологической и иной. К сожалению, наша страна пока не ратифицировала упомянутые документы МОТ и термин харассмент вообще не используется в национальной правовой системе Казахстана. В уголовном законодательстве мы можем найти всего несколько норм, прямо или косвенно отражающих проявление харассмента. Среди них можно назвать состав понуждения к совершению полового акта и к иным действиям сексуального характера (статья 123 УК РК). Поясню уважаемым читателям, что уголовная ответственность по статье 123 УК РК наступает лишь в случае понуждения, т.е. предъявления требований к зависимому лицу, совершить половой акт или иные действия сексуального характера под угрозой ухудшения его положения в случае отказа.

– То есть, пока что в Казахстане харасссмент – это исключительно принуждение к сексу?

Конечно, это одна из наиболее опасных форм проявления харассмента, хотя далеко не единственная. По смыслу международных стандартов, о которых я говорил в начале нашей беседы, харассмент это не только угрозы открытого характера, но и настойчивое предложение, просьбы оказывать сексуальные услуги, обещания различных поощрений и вознаграждений за вступление в половые отношения с руководителем, топ-менеджером, начальником и другим лицом, от которого так или иначе зависит жертва. Кроме того, угрозы при харассменте могут носить неявный, завуалированный характер. Например, виновный предлагает молодой женщине-сотруднице, скрасить его вечерний досуг. Получает отказ и говорит жертве: «проблемы иметь хочешь? Ты меня знаешь». В данном случае домогатель угрозу не конкретизирует, как это требует статья 123 УК РК. Доказать подобную угрозу в суде будет крайне непросто, хотя жертва прекрасно понимает, что означает обещание начальника создать проблемы. К сожалению, настойчивое предложение, намеки и требования сексуальных отношений, без конкретизируемых и четко выраженных угроз, фактически под статью 123 УК РК не подпадают и поэтому социально-правовое явление харассмента в казахстанском законодательстве, представлено весьма неполно.

– Вот вы давно преподаете в высших учебных заведениях, и выше отметили, что харассмент имеет место и в образовательной среде. Действительно ли это явление прижилось в вузах или школах?

Как я уже отметил уважаемым читателям, харассмент проявляет себя и в сфере образовательных отношений. Я бы классифицировал его, с учетом особенности на харассмент во взаимоотношениях, существующих в академической, педагогической среде (использование зависимости магистранта, докторанта от своего научного руководителя, преподавателя от заведующего кафедрой, ректора вуза); харассмент в сфере взаимоотношений преподавательского состава, администрации вуза и других учреждений образования со студентами; харассмент в сфере взаимоотношений администрации образовательных организаций и их вспомогательного, технического персонала.

В последнем случае могу привести пример женщины, работавшей гардеробщицей школы села Перцовка Костанайской области Анны Белоусовой. Эта женщина безуспешно обращалась в правоохранительные органы по месту своего проживания, требуя привлечь к ответственности директора школы, в которой она работала, за сексуальные домогательства, которые негативно отразились на ее здоровье. Она получила инвалидность первой группы. История Анны Белоусовой стала резонансной и знаковой для процесса борьбы женщин в Казахстане за свои гендерные права и против дискриминации во всего ее проявлениях. При содействии правозащитных организаций Анной Белоусовой была направлена жалоба в Комитет ООН по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Комитет ООН поддержал заявительницу и рекомендовал казахстанским властям принять меры к выплате денежной компенсации. Комитет ООН обратил внимание на необходимость устранения сексуальных домогательств и на ответственность государства за расследование харассмента и наказание виновных в нем. Конечно, как понимают уважаемые читатели, бездействие правоохранительных органов Костанайской области в деле Анны Белоусовой и рассмотрение ее жалобы Комитетом ООН не прибавило авторитета нашему государству, а фактически обнажило проблему ухода от ответственности, лиц, допускающих харассмент и нередко использующих для этого криминально-коррупционные связи. Как криминолог я хорошо понимаю, что у харассмента, как и у преступности, есть свои причины и условия. Одним из таких условий, как раз и является бездействие правоохранительных органов, создающее возможности безнаказанности работодателей, различных чиновников и бизнесменов, рассматривающих людей, находящихся от них в зависимости, как некий «объект права собственности».

– Продолжая образовательную тему… Получается, что в учебных заведениях харассмент – это часть только трудовых отношений или не только?

В названных мною трех проявлениях харассмента в образовательных отношениях, также имеет место зависимость жертвы от домогателя. Прежде всего это зависимость психологическая, заключающаяся в чувстве подчиненности, уязвимости и беззащитности перед домогателем. Она находит отражение во всех видах харассмента. Далее – это зависимость служебная, обусловленная спецификой трудовых отношений. Она проявляется в харассменте первого вида, когда, например, в роли жертвы оказывается преподаватель учебного заведения, а домогателем – ректор вуза, директор колледжа, декан факультета, заведующий кафедрой. Подобная зависимость складывается и в харассменте третьего вида, проявившегося в деле Анны Белоусовой, для которой директор школы был ее работодателем. Что касается харассмента второго вида, проявляющегося в сфере взаимоотношений преподавателей, администрации учебных заведений со студентами, то в данном случае возникает зависимость иного рода, обусловленная спецификой правового положения студентов.

Во-первых, это зависимость, связанная с учебным процессом и отражающаяся в возможности получить неудовлетворительную оценку на экзамене, не пройти итоговую аттестацию, быть отчисленной из учебного заведения и при этом потерять деньги, внесенные по договору возмездного оказания образовательных услуг. Представьте девушку из отдаленной сельской местности, родители которой копили деньги на оплату ее обучения, родственники гордились ее статусом студентки вуза. Представьте далее, что она оказалась в ситуации харассмента, когда ей умышленно не выставляется положительная оценка по результатам экзамена и возникает реальная возможность получить приказ об отчислении из вуза. Как вы думаете, какие чувства будет испытывать эта девушка? Скорее, чувство страха перед преподавателем, стыда перед родителями и родственниками и паники по поводу того, что она им скажет, потеряв место учебы в вузе! Конечно, эта девушка будет весьма и весьма уязвимой в отношении сексуальных домогательств. И их субъект, скорее всего, будет догадываться о состоянии психологической беспомощности жертвы. Таким образом, харассмент в сфере отношений между преподавателями, администрацией учебных заведений и студентами, будет выражаться в предложениях и требованиях оплаты «сексуальными услугами» зачетов и экзаменов, перевода с одного курса на другой.

– Думается, что опыт харассмента не проходит бесследно для жертв? И что со всем этим делать?

Харассмент в образовательной сфере исключительно опасен. Он буквально калечит души своих жертв и являет студенческой, учащейся молодежи, «примеры» аморального, противоправного и дискриминационного поведения педагогов, администрации образовательных организаций. Харассмент порождает риски суицидов и других тяжких последствий, для судеб его жертв, способствует дискриминации и коррупции в академической, вузовской среде.

Я убежден в том, что борьба с харассментом будет способствовать продвижению инициатив Главы нашего государства, Президента Республики Казахстан Касым-Жомарта Кемелевича Токаева, направленных на искоренение дискриминации и сексуального насилия и на обеспечение надлежащего уровня юридической защищенности человеческого достоинства каждого жителя нашей страны. Для решения этой проблемы, необходимы серьезные законодательные изменения и совместные усилия государственных органов и институтов гражданского общества. В настоящее время я занимаюсь реализацией социально значимого проекта, направленного на противодействие харассменту в образовательной среде. Борьба против харассмента – это борьба за человеческое достоинство наших граждан не только в сфере образовательных отношений, но и в иных сферах деятельности казахстанского общества.