КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности
  • Главная
  • >
  • Выступление на ежегодном круглом столе памяти Алтынбека Сарсенбаева

Выступление на ежегодном круглом столе памяти Алтынбека Сарсенбаева

06.10.2022

Құрметті достар, әріптестер және дөңгелек үстелге қатысушылар!

К сожалению, в этом году из-за зарубежной командировки я не могу лично присутствовать на данном мероприятии и благодарен организаторам за возможность представить и огласить текст моего выступления.

Очевидно, что для демократии, верховенства права и прав человека, то есть, того, во что я верю и что в меру сил и возможностей, своих личных и нашей организации – Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности, пытаюсь продвигать в нашей стране, ключевое значение имеют три события последнего года: преступная агрессия и война, которую развязала Россия против Украины, трагические январские события в нашей стране и, по существу, окончание 30-летней эпохи правления господина Назарбаева.

Война в Украине продемонстрировала, как хрупок мир, как, к сожалению, беспомощны в такой ситуации международные структуры, ООН, включая ее Совет Безопасности, ОБСЕ и прочие мировые и региональные организации. Как превратились практически в никому ненужные бумажки подписанные соглашения, такие как, например, меморандумы о гарантиях безопасности в связи с отказами от ядерного оружия, подписанные в начале 90-х годов Россией с Казахстаном, Украиной и Беларусью при гарантиях США и Великобритании, известные как Будапештские меморандумы. После недавней аннексии части территории Украины государством, которое является постоянным членом Совета Безопасности ООН и обладает правом вето, в бумажку превратился и сам Устав ООН.

В простые бумажки превратились и международные договоры по правам человека, подавляющее большинство которых наше государство ратифицировало, но не выполняет. Хотя еще больше их ратифицировал соседний Туркменистан, одна из самых очевидных диктатур на Земле. Они стали документами второго, если не третьего сорта, которые авторитарными государствами принято не выполнять, потому что у международного сообщества нет никаких инструментов заставить их выполнять, а на добрую волю таких государств выполнять свои международные обязательства, рассчитывать не приходится. За последние 20 лет договорные органы ООН, Комитет ООН по правам человека, Комитет ООН против пыток и Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, вынесли более 60 решений в пользу граждан Казахстана, которые после прохождения всей нашей внутренней системы правосудия, включая Верховный суд, пожаловались в ООН.  И кроме двух случаев выплаты небольшой денежной компенсации за пытки, эти решения вообще не выполнены, причем более 20 решений касались права на мирные собрания.

Если даже международные договоры о фундаментальных правах человека, о свободе слова и выражения, свободе мирных собраний и ассоциации, гарантиях равенства и политического участия или справедливого правосудия не выполняются и никаких серьезных негативных последствий это невыполнение не влечет, на что рассчитывать правозащитникам, гражданским активистам, да и вообще критически настроенным гражданам?

Несколько лет назад на одной конференции я выдвинул следующий тезис: в современном мире у демократии, верховенства права и прав человека есть четыре врага: нефть, газ, война с терроризмом и геополитические соображения. Сегодня я бы добавил еще одного врага – пропаганду и дезинформацию. И так сложилось, что у нас с точки зрения и внешнего, и внутреннего контекста все они присутствуют. Нефть и газ используются как инструменты и аргументы в мировой политике. Войной с терроризмом и экстремизмом объясняют преследование политической оппозиции, независимых журналистов и правозащитников, гражданских активистов. А экономические и геополитические соображения диктуются главным образом интересами, а не ценностями, которые были сформулированы после Второй мировой войны и оформлены Уставом ООН, Всеобщей декларацией прав человека и двумя международными пактами о гражданских и политических правах, и экономических, социальных и культурных правах.

24 часа в день 7 дней в неделю нас «ковровыми информационными бомбардировками» обрабатывает северный сосед, распространяя совершенно дикие конспирологические теории, переписывая историю, объявляя очевидную ложь правдой, а правду ложью. Свою огромную роль в этой вакханалии дезинформации играют и социальные сети. Интернет, одно из величайших изобретений человечества, позволяющий пользоваться всеми достижениями технологического и культурного развития мира, общаться без границ и с огромным количеством людей, одновременно создал условия для неограниченного распространения всякого бреда, всяких глупостей как психически нездоровыми или просто малообразованными людьми, так и путем управляемого использования виртуального информационного пространства для обработки массового сознания и разрушения любых представлений о правильном и неправильном, о добре и зле, о системе нравственных координат.

Но вернусь к войне в Украине. Для меня в ней есть личная трагедия. Потому что мой отец родом из г.Винница в Украине, а я с 1962 практически по 1971 каждый год проводил каникулы там у дедушки с бабушкой. И моя родная сестра почти 50 лет прожила в Одессе. В свою очередь моя мать родилась в Москве, и у меня там родственники. А вот мои родители попали в Казахстан в начале Второй мировой войны, я родился в Алма-Ате, моем самом любимом городе на моей Родине в Казахстане.

Как этой Родиной и для моих родителей стал Казахстан, в котором советский режим в тогдашней главной официальной газете «Казахстанской правде» назвал моего отца «казахским националистом» за переводы на русский язык и возвращение в казахскую культуру поэтов и общественных деятелей Султанмахмута Торайгырова и расстрелянного сталинским режимом Магжана Жумабаева.

Моя семья принадлежит к русской культуре, но из-за моей позиции по отношению к путинскому режиму в российских пабликах меня называют русофобом. Это абсурд, хотя действительно у меня есть устойчивая фобия, но к Путину и его путиноидам. У меня много общего с Россией, но я – казахстанец, и когда вопрос стоит о нашей Родине, противодействие агрессии российского государства, противодействие имперскости, шовинизму это естественное состояние каждого казахстанца, независимо от его этнического происхождения, если он или она считают Казахстан своей Родиной.

И здесь надо четко себе представлять, что в связи с этой войной мы впервые столкнулись с явной угрозой независимости и суверенитету Казахстана, происходящей от путинского режима. Кстати, Алтынбек как раз очень активно продвигал независимость и суверенитет нашего государства, работая в государственном аппарате и укрепляя его, хотя, было очевидно, что господин Назарбаев строит не демократическое, а авторитарное государство. Но тогда, видимо, казалось, что суверенитет и независимость важнее, даже если то государство, которое строится, не совсем то, которое хотелось бы видеть.

Около 20 лет назад мой известный родственник, российский поэт Евгений Евтушенко написал стихотворение про современную Россию, часть которого я процитирую:

Под Курском соловьи поют, 
В Москве зады, как прежде, лижут… 
Я Родину люблю свою, 
Но государство – ненавижу! 

Везде ворьё, куда не плюнь, 
И всяк из них летит “на царство”… 
Я Родину свою люблю, 
Но ненавижу государство! 

Народу денег не дают, 
Ракеты посылают к Марсу… 
Я Родину свою люблю, 
И ненавижу государство! …

Думаю, что целый ряд аналогий можно провести и в отношении нашей Родины. Нам много лет рассказывали, что мы не будем, «задрав хвост» бежать за Западом, что мы будем продвигать демократию и верховенство права с правами человека, но не спеша, что сначала – экономика, потом – политика, что главное – стабильность, и т.д. События в Шаныраке в 2006 г., в Жанаозене в 2011 г., январские события в 2022 г. продемонстрировали, что если нет нормальной свободной экономики с защищенностью малого и среднего бизнеса и социальной справедливостью, если нет возможности нормального политического участия для граждан в принятии решений и влияния на власти, если не уважаются права человека и человеческое достоинство, никакой стабильности быть не может. Если вместо этого существует кланово-олигархическая экономика, главные бенефициары которой защищаются полицейским государством, нельзя рассчитывать на решение социальных проблем, на ликвидацию чудовищного социального расслоения, на обеспечение справедливости в деятельности правоохранительных органов и судов.

Думаю, что Алтынбек понял это в начале 2000-х годов, поэтому перешел в оппозицию и попытался повлиять на курс развития независимого государства, что, к несчастью, закончилось трагическим убийством его в феврале 2006 года.

За прошедшие с этого времени более 15 лет в стране не было зарегистрировано ни одной оппозиционной политической партии, а оппозиционные движения «Демократический выбор Казахстана» и «Көше партиясы» были запрещены якобы за «экстремизм», у которого нет никого удовлетворительного юридического определения, а главным доказательством для ликвидации движений были спорные судебно-филологические и политологические экспертизы, проведенные печально известными государственными экспертами. Наш Экспертный комитет по определению статуса политических заключенных в течение последних нескольких лет все время расширял список политических заключенных, включая в него представителей политической оппозиции, гражданских активистов, блогеров. Последнее время этот список стал сокращаться за счет того, что у многих политических заключенных стали заканчиваться сроки заключения или им стали заменять заключение на не связанные с лишением свободы сроки наказания, или их стали выпускать условно-досрочно. В то же время январские события привели к очередному витку преследования гражданских активистов и политической оппозиции, включая лидера Демократической партии Жанболата Мамая. И нужны серьезные усилия внутри страны и за рубежом, чтобы добиться их освобождения.

Нужно также отметить, что с 1998 года в стране нет независимого телевидения или радио, где бы мы могли видеть представителей оппозиции, постоянные, а не в период избирательных кампаний по нескольку десятков минут, политические дебаты. Под постоянным давлением находятся независимые профсоюзы.  Гражданские организации испытывают проблемы в регистрации, обременены всякой ненужной отчетностью и т.д.

Мы живем в быстротекущем времени, такое ощущение, что все процессы убыстрились и политические изменения, на которые требовались годы, происходят в течение месяцев, а то и недель. В июне этого года на референдуме юридически была перевернута страница 30-лет правления господина Назарбаева, а переименование столицы обратно в город Астана имеет и символическое значение. Но для меня не так принципиально, кто является президентом, потому что мне вообще не нравится излишняя персонализация власти. Намного важнее то, к чему стремится народ Казахстана, как он видит свое будущее и будущее своего государства.

Все перечисленные мною в начале выступления события меняют многое, мировое устройство, позиционирование нашего государства, определяют наши ожидания и перспективы.

Но лично для меня, мои представления о государстве, в котором я хочу жить, демократическом, с верховенством справедливого закона, с уважением человеческого достоинства и прав человека, открытого, справедливого и благополучного, за 30 лет никак не изменились.

И это то, за что можно и нужно бороться.

Спасибо за внимание.