«Удобная» для преследования неугодных статья 274. Эпизоды из практики

22.08.2022

С обвинением в «распространении заведомо ложной информации» в последние годы в Казахстане нередко сталкиваются оппозиционные активисты и СМИ. Нур-Султан игнорирует призывы международных организаций и правозащитников убрать из уголовного кодекса соответствующую статью.

«ПОКА В СТАТУСЕ СВИДЕТЕЛЯ»

Живущий в Алматы оппозиционный активист Абзал Достияров собирался 5 августа поехать на свадьбу брата в Кызылорду. В полдень ему позвонили с неизвестного номера.

Звонивший представился следователем министерства внутренних дел Алмасом Тастанбековым. Он сообщил, что по 11 видеороликам, выложенным Достияровым в социальной сети, проведена экспертиза, в соответствии с выводами которой возбуждено дело по статье «Распространение заведомо ложной информации».

Тастанбеков сказал, что активисту нужно незамедлительно явиться в представительство МВД в Алматы. Достияров просил отложить допрос, объяснив, что собрался в дорогу. Следователь был непреклонен.

Полиция задерживает Абзала Достиярова. Алматы, 7 мая 2022 года

36-летний Абзал Достияров, который последние четыре года занимается активизмом, впервые был вызван на допрос по уголовному делу. Участник инициативной группы по созданию оппозиционной Демократической партии ранее неоднократно привлекался к административной ответственности после участия в не разрешенных акиматом митингах, подвергался штрафам и арестам.

— Я подумал уже, что меня поместят под стражу, учитывая, что так настойчиво вызывают, — говорит Достияров. — Но не поместили. Пока я в статусе свидетеля. Как выяснилось, они отправили на экспертизу 11 моих видео, которые я публиковал с 2020 года, после Кордайских событий (столкновений между казахами и дунганами в сёлах Кордайского района Жамбылской области. — Ред.).

Алматинский следователь не сказал активисту, в каком именно видео усматривают «ложную информацию». Достияров успел увидеть на листе бумаги названия лишь нескольких видеозаписей: «Тасмагамбетов ради прихода к власти пошел на ужасные действия», «Бежавший Байбек стал кажы» (кажы — человек, совершивший паломничество в Саудовскую Аравию к святыням ислама. — Ред.).

— В заключении экспертизы было написано, что в видео есть выражения, противоречащие Конституции и содержащие признаки «разжигания розни, оскорбления полиции». Я никогда не призывал зрителей к насилию и розни, — говорит активист.

Достияров воспользовался правом не свидетельствовать против себя и отказался от дачи показаний. В здании МВД он пробыл около часа. Следователь отпустил его, сказал, что «не знает, что будет теперь с делом». С тех пор с Достияровым никто не связывался.

— Конечно, это преследование. Меня могут задержать в любой момент. Главное, что уголовное дело уже открыто, — считает Достияров.

ПРАВОЗАЩИТНИК, ЖУРНАЛИСТЫ, АКТИВИСТЫ…

Опасения находящегося в статусе свидетеля Абзала Достиярова по поводу заключения под стражу небеспочвенны.

Статья «Распространение заведомо ложной информации» впервые появилась в уголовном кодексе семь лет назад. Ее включили в кодекс, принятый в 2014-м и вступивший в силу в 2015 году. С тех пор к ответственности по этой статье привлекли сотни казахстанцев, в том числе оппозиционных активистов, независимых журналистов, блогеров.

В 2015 году дело по статье 274 было возбуждено в отношении павлодарской правозащитницы Елены Семеновой — из-за ее поста в социальной сети о пытках заключенных в колонии. Позже дело было прекращено. Семенова, известная защитой прав заключенных, расценила дело против нее как «запугивание».

В 2016 году суд в Атырау приговорил двух активистов, Макса Бокаева и Талгата Аяна, участников массового митинга против правительственной земельной реформы (протест в Атырау был первым, затем стихийные акции охватили другие города, что вынудило власти объявить мораторий на спорные поправки к земельному кодексу), к пяти годам лишения свободы каждого. Активистам предъявили обвинения по нескольким статьям, в том числе по 274. Бокаев и Аян отвергли обвинения, подчеркнув, что делились в соцсетях информацией, опубликованной в СМИ.

В ноябре 2017 года под следствием по этой же статье оказалась шымкентская активистка Ардак Ашим. Ее привлекали к ответственности за пост о чиновнике.

В апреле 2018 года полиция пришла в редакции Ratel.kz и Forbes Kazakhstan в Алматы. Силовики проверили компьютеры и изъяли документацию. Сообщалось о задержании нескольких журналистов. Позже стало известно, что против них расследуется дело, возбужденное по 274-й статье после заявления бизнесмена.

В июле 2018 года Елена Семенова на встрече с депутатами Европарламента рассказала о положении заключенных в казахстанских тюрьмах и местах предварительного заключения. Вскоре полиция Карагандинской области возбудила против нее дело о «распространении заведомо ложной информации».

В октябре 2018 года дело по той же статье 274 завели в отношении адвоката Бауыржана Азанова — из-за публикации им поста о семилетнем мальчике, которого безнаказанно насиловали подростки в селе Абай Туркестанской области. Дело было закрыто «за отсутствием состава преступления».

В сентябре 2019 года в Усть-Каменогорске задержали четверых активистов из столицы. Они выехали в Восточно-Казахстанскую область, чтобы проверить информацию об открытии в одном из сёл предприятия с китайским участием. Полиция заявила, что активистов подозревают в «распространении заведомо ложной информации».

В апреле 2020 года активист и юрист из Алматы Альнур Ильяшев был помещен под стражу на два месяца. Его обвинили по статье 274 за посты, в которых он высказал точку зрения о том, что партия власти «Нур Отан» препятствует регистрации других партий в стране.

Весной 2020-го в Алматы задержали Армана Шураева, который много лет руководил частным каналом КТК. В его постах тоже увидели признаки «распространения заведомо ложной информации». Позже дело закрыли.

В мае 2021 года полиция пришла с обыском к алматинцу Темирлану Енсебеку, администратору сатирического паблика Qaznews24 в Instragram’е. Несмотря на то что автор указывал, что его публикации являются вымышленными, полиция усмотрела в выходе фейковых новостей о чиновниках «распространение заведомо ложной информации».

В 2022 году активистку из Акмолинской области Айю Садвакасову привлекли к уголовной ответственности по статье 274. В августе суд приговорил ее к трем годам ограничения, признав ее публикацию о «переходе военных на сторону народа» во время Январских событий «заведомо ложной информацией».

В декабре 2021 года полиция Алматы возбудила дело о «распространении заведомо ложной информации» и привлекла оппозиционного активиста Жанболата Мамая в качестве свидетеля. В марте 2022-го Мамая перевели в статус подозреваемого, отправив под стражу. Затем ему вменили другие нарушения, в том числе «распространение ложной информации» о протестах в Жанаозене, которые затем перекинулись на другие города и закончились кровопролитием. Срок содержания Мамая в СИЗО неоднократно продлевали. Он до сих пор за решеткой, дело еще не дошло до суда.

— В случае с Жанболатом Мамаем никто не доказал, что в Жанаозене было не 10 тысяч человек [как заявлял Мамай перед толпой в Алматы], а три тысячи, например. Им просто нужно найти сведения и доказать, что сведения недостоверны. И они скажут, что совершено преступление, — говорит правозащитник Евгений Жовтис, директор Казахстанского бюро по правам человека. — Следователи должны доказать наличие умысла. Потому что там есть слово «заведомо». Они не заморачиваются, никто особо не доказывает умысел.

Как отмечает Жовтис, казахстанские власти на протяжении многих лет использовали для преследования неугодных статью 174 — «Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни». В последнее время применяют статью 405, которая предусматривает ответственность за «участие в деятельности» запрещенного объединения или организации «после решения суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма или терроризма».

— Сейчас начали использовать 274-ю статью. Если трудно доказать, что человек участвовал в деятельности «экстремистских организаций», если трудно найти доказательства для применения статьи о «разжигании розни» — там нужно доказывать, экспертизы проводить, — то по этой статье 274 доказывать легче. Эксперт не нужен. Просто «найдут» информацию, которые они считают ложной, и осудят.

ПРИЗЫВЫ И МОЛЧАНИЕ

Страны Запада и международные организации как минимум последние пять лет призывают власти Казахстана не применять статью 274 для преследования неугодных.

В 2017 году правозащитная организация Amnesty International в докладе «Думай прежде, чем постить: уничтожение пространства для свободы выражения мнения в социальных сетях в Казахстане» перечислила случаи использования статьи уголовного кодекса против активистов и раскритиковала эту практику.

В 2018 году представитель по вопросам свободы СМИ Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Арлем Дезир выразил обеспокоенность привлечением к ответственности журналистов и редакций по статье «Распространение заведомо ложной информации». Он заявил, что такая практика «не способствует развитию свободы выражения мнений и свободы слова».

В ноябре того же года международная организация Human Rights Watch в день презентации отчета Казахстана в ООН выпустила заявление. В нем правозащитники призвали страны «надавить» на президента Касым-Жомарта Токаева, чтобы Казахстан провел обещанные им и давно назревшие реформы, уважал инакомыслие и общественные дискуссии. В тексте также содержится призыв внести изменения в уголовный кодекс, в частности в статьи 174 и 274, чтобы «предотвратить произвольные судебные преследования».

В 2021 году организация Amnesty International отметила в докладе, что власти Казахстана «для борьбы с инакомыслием пользовались статьей 274 уголовного кодекса. чтобы привлекать критиков, мирно выражающих свое мнение, к уголовной ответственности и сурово наказывать их».

— Мы не отследили никакой реакции [на эти заявления]. Ни на уровне Верховного суда, который должен проанализировать судебную практику, выпустить нормативные постановления. Ни на уровне министерства юстиции, — говорит руководитель прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева.

Власти Казахстана всё-таки реагировали на призывы правозащитных структур относительно других «политических» статей уголовного кодекса. К примеру, после многих лет критики в адрес Нур-Султана по поводу наличия статьи «Клевета» в уголовном кодексе власти перенесли эту статью в кодекс об административных правонарушениях. Это назвали «декриминализацией» клеветы.

— Никакой декриминализации не произошло. Просто перенесли в другой разряд законодательства и продолжают штрафовать. Просто меньше стал срок [возможного наказания]. Убрали одну статью. А все остальные статьи по информационным преступлениям сохранили. Остались статьи «Оскорбление», «Оскорбление представителя власти», «Посягательство на честь и достоинство первого президента», «Посягательство на честь и достоинство президента», «Посягательство на честь и достоинство депутата парламента». Целый ряд статей, по которым могут привлечь к ответственности за пользование правом на свободу слова, в том числе статья 274, — комментирует Евгений Жовтис.

— Это противоречит тому, что говорят [президент Касым-Жомарт] Токаев и его окружение, заявляя о строительстве «нового Казахстана», — говорит активист Абзал Достияров об уголовном деле, по которому его вызывали на допрос. — Принятая при [бывшем президенте Нурсултане] Назарбаеве статья 274 очень удобная авторитарной власти для преследования граждан. Эту статью используют против Жанболата. Задержали и посадили в тюрьму. Теперь собираются использовать против меня. Если власть захочет отправить под суд, то может как угодно перевернуть твои слова. Открытие уголовного дела в отношении меня показывает, что у власти нет никакого стремления проводить политические реформы.

ИСТОЧНИК:

Радио «Азаттык»

https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-spreading-false-information-persecution-of-activists/31994087.html